ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но она чувствовала в нем ненавистные свойства мужчины: самоуверенность, высокомерие, деспотизм. Они-то и заставляли ее содрогаться всякий раз, когда приходилось иметь дело с Хиллиером.
— Хорошо, оставляю тебя наедине с твоим завтраком и с твоим плохим настроением, — сказал он сухо. — Тебе лучше оставаться в кровати сегодня, независимо от того, как ты себя чувствуешь. И не забудь принять таблетки после завтрака. Твоя сестра должна приехать около десяти; ей надо одеть и накормить детей. Если тебе чего-нибудь захочется, не забудь про колокольчик.
Коннел вышел, и Зои, приподнявшись на подушках, начала завтракать, глядя в утреннее небо. День обещал быть замечательным: на небе ни облачка, солнечно. Идеальная погода для съемок. В последнее время дожди шли так часто, что по-настоящему хороший день был просто необходим, чтобы закончить работу в срок. Так неторопливо текли мысли Зои, как вдруг она спохватилась: съемки!
Она резко вскочила.
Работа! Она совершенно про нее забыла! Съемочная группа ждет ее понапрасну уже второй раз за эту неделю! Зои поспешно выбралась из кровати и осмотрелась в поисках мобильника. Надо позвонить, все объяснить и срочно ехать… Быстрей! Она должна приехать сегодня на работу, как бы ей не было плохо.
Зои металась по комнате, вытаскивая из шкафа джинсы, майку, шерстяной жакет цвета спелой тыквы, который очень шел к ее рыжим волосам.
— Куда это ты? — резко спросил Коннел, появляясь в дверях. Он быстро шагнул к ней и, выхватив из ее рук одежду, швырнул на стул. — Ты сейчас же ляжешь в кровать.
— Я должна ехать на работу! Я должна была приехать туда еще два часа назад. Меня ждут. Странно, что никто не звонил, чтобы узнать, куда я пропала.
— Звонили, час назад. Я объяснил, что ты попала в аварию и не сможешь работать несколько дней. А теперь ложись. — Он схватил ее за руку.
— Что ты сделал? — ошеломление переспросила Зои, не замечая, что сама перешла с ним на «ты». Тщетно пытаясь вырваться, она до крови кусала губы, чтобы не закричать от боли, которую ей причиняли резкие движения. Как-то сразу охрипнув от волнения и злобы, Зои бурно запротестовала:
— Ты не имел никакого права говорить им это! Как ты посмел? Я не могу позволить себе пропустить целый день съемок: меня могут уволить! Ты с ума сошел!
— Только не из-за каких-то двух дней. Ради бога! Не впадай в истерику. Ты не можешь сейчас идти на работу, Зои, ты нездорова. Возможно, у тебя сотрясение мозга. Судя по всему, шок еще не прошел до конца. Доктор знал, что говорил. Раз он сказал, что тебе надо полежать, значит, так оно и будет, ясно? Ты попала в аварию, и скажи спасибо, что вообще жива осталась!
— Ты не понимаешь: пропуск даже одного дня — это потеря больших денег. Их страховые агенты потребуют меня уволить, я их знаю. Они помешаны на своих графиках, а мы и так не поспеваем к сроку. Мне, вероятно, уже ищут замену, чтобы не терять больше времени. — Зои опять кинулась к своей одежде, но Коннел оказался проворнее.
Подхватив на руки, он отнес ее в кровать, несмотря на яростное сопротивление. Бережно опустив ее, сел рядом, придерживая за плечи.
— Ничего не получится, Зои. На этот раз ты будешь делать то, что тебе велят.
Легкий возглас удивления заставил их повернуться к двери. Там стояла Санча и смотрела на них во все глаза.
— Что здесь происходит, Зои? С тобой все в порядке?
Зои, дрожа и чуть не плача от злости и бессилия, закричала:
— Убери от меня этого грубияна! Пусть убирается из моего дома!!!
Санча неуверенно посмотрела на Коннела. В конце концов, это был новый босс ее мужа. Она совершенно не знала, что ей делать.
Коннел выпустил Зои и встал, откидывая назад темные волосы.
— Она собиралась одеться и отправиться на съемки! Ей нельзя вставать, Санча. Она все еще в шоке, и не исключено сотрясение мозга. Постарайтесь удержать ее в кровати.
— Убирайся из моего дома! — повторила Зои, не зная, как сладить с беспредельной самоуверенностью и властностью этого человека.
— Я пришлю доктора, пусть он посмотрит, как она, — спокойно обратился Коннел к Санче, даже не взглянув на Зои.
— Только попробуй привести врача! Уходи и не возвращайся! Не желаю тебя видеть!
Он рассмеялся, приведя ее этим в еще большее бешенство.
— И не надейся, Зои! — Он крепко, еле сдерживая страсть, поцеловал ее в губы, отчего ее бросило в жар и в холод одновременно. — Увидимся позже. Санча, не позволяйте ей вставать.
С этими словами Коннел вышел, оставив Санчу с открытым ртом и вытаращенными глазами.
— Что между вами происходит? Зои заволновалась:
— Ничего. Решительно ничего. Я его вообще не выношу!
— Ой ли? — Санча смотрела на сестру с явным сомнением.
Зои сердито огрызнулась:
— Он воплощение всего того, что я ненавижу в мужчинах.
— Он, конечно, не твой тип, — согласилась Санча. — Но… почему он поцеловал тебя? И, по-моему, это не в первый раз. Так что же происходит, Зои?
Глава 5
Утро тянулось медленно. Зои лежала в кровати, не переставая терзаться мыслью о потере еще одного дня съемок. Она слышала, как сестра принялась хлопотать по хозяйству, включила стиральную машину, потом пылесос. В одиннадцать Санча принесла наверх кофе и бисквиты.
— В доме все в порядке, можешь не волноваться, Зои.
Та сердито посмотрела на нее.
— Я и не волнуюсь! Это вообще последнее, что могло бы меня взволновать. Я беспокоюсь только о моем фильме. Санча, слушай, ты же не хочешь, чтобы я осталась без работы? Если я не приеду сегодня, меня уволят. Можешь ты это понять?
— Ради бога! Ты забыла, что вчера чуть не погибла? Коннел сказал мне, что твой автомобиль разбился в лепешку.
— Но я-то — нет! У меня всего несколько царапин…
— Ты просто не видишь себя! Все лицо в синяках и порезах, не говоря уж о руках и обо всем прочем!
— Вот спасибо: утешила!
— Я не разрешу тебе вставать. Даже не пытайся обмануть меня. Лучше пей кофе с бисквитами.
— Я не ем мучного: от него толстеют. — Зои мрачно принялась за кофе. — И я предпочитаю черный кофе! Молоко — это сплошные калории.
— Зато укрепляет иммунитет. Как раз то, что тебе сейчас нужно. Так что пей и ешь бисквит. В нем много глюкозы и питательных веществ.
— Жира и сахара, ты хочешь сказать. — Уныло рассматривая бисквит, Зои знала, что в конце концов ей придется съесть его, чтобы не обидеть сестру. — Санча, послушай…
— Только после того, как поешь!
— Деспот! — Вздохнув, Зои откусила кусочек. Восхитительно! — Ты замечательный повар. — (Санча удовлетворенно заулыбалась.) — Но остальное забирай домой, детям. Я больше не съем ни кусочка. Мне надо быть в форме, если я собираюсь делать карьеру.
— Твоя карьера зависит от твоих мозгов, Зои, только от них. Но бисквиты я, так и быть, возьму домой, если ты мне расскажешь, что происходит у вас с Коннелом.
— Я же сказала: ничего такого, о чем стоило бы говорить! — Зои допила кофе. — Лучше ты мне расскажи, как Марк уживается с этим типом! Он же абсолютно невыносим!
— Марк очень уважает его. Он говорит, что Коннел — замечательный человек: прямой, легкий, всегда готовый выслушать, если есть какие-то проблемы. — Глаза у Санчи сверкали от восхищения и любопытства. — Знаешь, он перемыл всю посуду и прибрал постель, на которой спит.
Сердце Зои глухо стукнуло в груди, будто двинула хвостом рыба: почему ее сестра употребила настоящее время? Коннел ведь ушел. Неужели он…
— Что ты имеешь в виду, говоря «спит»? Спал, ты хотела сказать. Он ведь не собирается здесь оставаться.
— Он вернется вечером.
— Нет, нет! — Зои разволновалась и заметалась в наваленных вокруг подушках. — С чего ты взяла?
— Он так мне сказал! — Санча стала серьезной:
— Зои, я не могу оставаться на ночь. Я должна заботиться о детях и Марке, но нужно, чтобы кто-нибудь был с тобой на всякий случай. Я не думала, что ты будешь возражать.
— Но ты и не спрашивала!
— Он заботился о тебе этой ночью, и, по-моему, делал все замечательно. Так что я подумала, ты не будешь против, если я приму его предложение.
Зои стиснула зубы. Этого еще не хватало!
— Знаешь, я с удовольствием пригласила бы тебя пожить у нас, но, боюсь, не удастся выделить тебе отдельную комнату. Можно, конечно… — Санча нахмурилась, обдумывая что-то, потом продолжила:
— Мальчики могли бы пожить вместе. Тогда тебя мы поместили бы в комнату Чарли, и… и тебе не придется ждать, я быстро приготовлю комнату к твоему приезду!
Услышав в голосе сестры беспокойство и неуверенность, Зои мгновенно пожалела о своих капризах.
— Нет, нет, даже не думай об этом, — быстро сказала она. — Я, конечно, останусь у себя. Уж как-нибудь придется перетерпеть присутствие Коннела Хиллиера. — Она притворно сладко зевнула, — Что-то так спать хочется, не понимаю, почему. Я все утро сплю.
— Это из-за шока. И тех таблеток. — Санча взяла поднос и направилась к двери. — Мне надо съездить посмотреть, как там дети. Я скоро вернусь. Марта присматривает за ними, но ей нужна смена.
— Я думаю!
Сестра посмотрела на нее укоризненно.
— Я вернусь к ланчу. А сейчас поспи. Зои положила голову на подушку и закрыла глаза. Казалось, прошла целая вечность, пока наконец она не услышала шум отъезжающего автомобиля сестры. Тогда Зои немедленно вскочила с кровати, схватила телефон и вызвала такси. Потом торопливо оделась. Санча, конечно, рассердится, но работа важнее.
Через четверть часа, в синих джинсах и песочного цвета байковой рубашке, Зои уже направлялась в местный гараж, где в прошлом ей часто случалось нанимать машину. Менеджер уже слышал об аварии и был с ней еще любезнее, чем обычно.
— Вы прекрасно выглядите! Никогда бы не подумал, что вчера вы пережили такой ужас. Кстати, я уже подобрал для вас новую машину, не хотите взглянуть?
— Нет, сегодня нет времени, я загляну в субботу.
— Замечательно! Приходите, Зои. Вам я предоставлю скидку, — уверял он ее, пока Зои выезжала из гаража в новеньком синем «форде».
Она добралась до съемочной площадки к обеденному перерыву, и все, как один, обернулись на шум мотора, чтобы посмотреть, кто приехал. Ее появление вызвало всеобщее изумление.
Уилл, в грязных джинсах и таком же свитере, двинулся ей навстречу.
— Мошенница! С тобой все в порядке, а я только что отправил тебе цветы! — Он заключил ее в свои медвежьи объятия, и Зои ощутила запах машинного масла.
— Это так мило, Уилл, — сказала она, незаметно высвобождаясь из его объятий. — Кто главный? Уилл поморщился.
— Компания еще не нашла замену, так что пока я. Мы используем твой режиссерский сценарий. Я уже снял сегодня сцену номер сорок пять. Там никаких диалогов, только медленная панорама пейзажа. И еще набросал тот кусочек диалога между Фран и Филипом. Мы просмотрели все за завтраком. Освещение великолепное. Я думаю, ни то, ни другое не потребует большого вмешательства. По-моему, все просто замечательно. — Он неуверенно посмотрел на нее, и Зои поспешила ободряюще улыбнуться ему.
— Отлично! И зачем я только приехала? Вы прекрасно справляетесь и без меня.
— Чушь! — немедленно возразил Уилл. — Ты обговаривала с нами график съемок на сегодня еще в пятницу. И я, и актеры знали, чего ты хотела. Мы только придерживались твоих инструкций. Ты всегда прекрасно заранее планируешь съемочный день. Я так и сказал Бену Грину.
— А он что? — сухо спросила Зои. Исполнительный директор компании, финансировавшей постановку фильма, лысый пятидесятилетний человек с проницательным взглядом, был обычно весьма лоялен, но во всем, что касалось денег, с ним приходилось тяжело. Бухгалтер и адвокат, он был просто помешан на сокращении материальных затрат.
— Он сказал, что ему это известно и что мы должны делать все намеченное тобой на сегодня, пока он думает, кем заменить тебя, если вдруг ты не скоро вернешься на работу! — (Зои благодарно вздохнула.) — Спасибо тебе. Я пойду только перехвачу чего-нибудь поесть, и мы начнем. Если не возражаешь, я хотела бы просмотреть эту сцену с Филипом прежде, чем мы ее снимем. Я уверена, ты проделал большую работу, но я должна знать, как это смотрится.
— Конечно, — кивнул Уилл. — Я пойду расставлю дублеров для предварительного просмотра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19