ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Еще раз приношу мои поздравления, сэр. — Он снова отхлебнул коньяк и укоризненно заметил Крамеру: — Подумать только, какой драгоценный напиток вы тратили на врагов третьего рейха.
— Не слушайте его, полковник Крамер, не слушайте! — отчаянно выкрикнул Каррачола. — Это — блеф! Он пытается вывернуться!
Смит направил ствол автомата в грудь Каррачолы и негромко, но внятно произнес:
— Заткнись или я сам заткну тебе глотку, ублюдок. У тебя будет шанс — мы еще посмотрим, кто из нас блефует. — И, опустив автомат, устало закончил: — Полковник Крамер, я утомился держать на мушке эту троицу. У вас найдется надежная охрана? Какой-нибудь парень, который умеет держать язык за зубами?
Смит непринужденно откинулся в кресле и отпил коньяк, всем своим видом демонстрируя компании на диване полное пренебрежение. Крамер в замешательстве поглядел на него, задумчиво кивнул и потянулся к телефону.
Оружейная комната, превращенная теперь в кафе, соответствовала прочим помещениям Шлосс Адлера и могла — смотря по обстоятельствам — предстать воплощением средневековой сказки или ночным кошмаром. Это был большой зал с темными панелями и выложенным каменной плиткой полом. Закопченные от времени массивные стены, увешанные старинным оружием и ржавыми доспехами, полдюжины дубовых столов, будто перекочевавших сюда из монастырской трапезной, масляные лампы на чугунных цепях, спускающиеся с потолка, все это в зависимости от настроения входящего либо располагало к откровенности, либо таило в себе угрозу. Что же касается Мэри, то с ее настроением все было ясно. Она обвела глазами полдюжины вооруженных до зубов солдат, покидавших зал, и неохотно остановила взгляд на человеке, сидящем перед ней.
— Ну, что я вам говорил? — возбужденно заговорил фон Браухич. — Кофе — и такая декорация!
Кофе в такой декорации, подумала Мэри, должен припахивать ядом. А вслух сказала:
— А что тут делают эти люди? Они, кажется, кого-то ищут.
— Забудьте о них. Подарите ваше внимание фон Браухичу.
— Но вы ведь с ними разговаривали. Что им тут надо?
— Они сообщили, что в замке шпионы! — фон Браухич откинул голову, рассмеялся и развел руками. — Вообразите только — шпионы в Шлосс Адлере! Штаб-квартире гестапо! Должно быть, на помеле прилетели. Да, что я говорил насчет Дюссельдорфа? — Он оборвал себя на полуслове, увидев ее пустую кофейную чашку. — Извините меня, дорогая фрейлейн. Еще кофе?
— Нет, спасибо. Мне пора идти.
Фон Браухич опять засмеялся и положил руку ей на ладонь.
— Куда? Тут в замке некуда идти. Чепуха, — и он позвал официантку. — Фрейлейн! Еще два кофе. И на этот раз со шнапсом.
Пока он делал заказ, Мэри украдкой посмотрела на часы, и по ее лицу пробежала тень отчаяния, но, когда он вновь обернулся к ней, она уже кокетливо улыбалась:
— Да, так вы хотели что-то рассказать о Дюссельдорфе…
* * *
Компания в золотой гостиной пополнилась еще одним членом — высоким сержантом с непроницаемым лицом и жестким взглядом. В его сильных крупных руках автомат казался игрушечным. Он стал за диваном, на котором сидели Каррачола, Томас и Кристиансен, и не спускал с них глаз, лишь время от времени бросая косые взгляды на Шэффера. Сержант был воплощением надежности.
— Вот эдак больше по-людски, — одобрил Смит. Он поднялся, оставив «шмайсер» на полу, подошел к буфету, где стояла бутылка «Наполеона», долил свой бокал и стал у камина.
— Я займу ненадолго ваше внимание, — зловеще и тихо произнес он. — Анна-Мария, принесите еще три ампулы скополамина, — он улыбнулся, — и, естественно, шприцы.
— Полковник Крамер! — взмолился Каррачола. — Это безумие! Неужели вы позволите…
— Сержант! — рявкнул Смит. — Если этот человек еще раз откроет рот, заставьте его замолчать!
Охранник ткнул Каррачолу стволом в бок. Тот сжал кулаки, так что пальцы побелели.
— За кого вы принимаете рейхсмаршала Роземейера и полковника Крамера? — резко заговорил Смит. — За доверчивых дураков? Младенцев? Придурков вроде вас, которые примут за чистую монету этот ваш маскарад? Скополамин пойдет в дело после того, как я выложу свои намерения и разоблачу ваши. Анна-Мария?..
Анна-Мария улыбнулась и поплыла из гостиной. Не каждую ночь удавалось ей впрыскивать по три порции скополамина. На полдороге ее остановил голос Смита.
— Один момент, фрейлейн, — держа в руке бокал, Смит невидяще смотрел перед собой, и по лицу его медленно расплывалась улыбка, сигнализирующая о том, что в его мозгу только что родилась некая идея, которая ему самому страшно нравится. — Добавьте, пожалуйста, еще три блокнота, ладно?
— Три блокнота? — нейтральным тоном переспросил полковник Крамер, глядя на Смита без всякого выражения. — И три ампулы? Но тут у нас как будто четверо врагов рейха?
— Тех, кого можно брать в расчет — трое, — разъяснил Смит. — А что касается американца, — Смит даже не побеспокоился взглянуть в сторону Шэффера и выразить презрение голосом, что само по себе должно было означать высочайшую степень этого самого презрения, — он не знает даже, какой сегодня день недели. — Смит вынул из инкрустированной коробки сигару, зажег ее и отпил из бокала. — Давайте выложим карты на стол. Начнем с меня. Сначала обвинения, потом оправдания. По законам судопроизводства.
— Во-первых, почему я попросил позвать охранника и сложил свое оружие? — Он выразительно помолчал и продолжил саркастическим тоном: — Уж, верно, не для того, чтобы создать себе лишние трудности. Во-вторых. Почему я, враг третьего рейха, не убил полковника Вайснера и его людей, когда они были у меня в руках? А это было нелегко, ведь мне пришлось сдерживать бешеного американца.
— Я скажу, почему, — зло выкрикнул Каррачола, — боялись, что выстрелы услышат!
Смит притворно вздохнул, вытащил пистолет и выстрелил. Пуля, попавшая в спинку дивана в нескольких дюймах от плеча Каррачолы, вошла в нее почти беззвучно. Смит безмятежно швырнул свой «люгер» с глушителем в ближайшее кресло и лукаво улыбнулся Каррачоле.
— Что, разве не знал, какая у меня пушка? Я не застрелил полковника Вайснера потому, что немец немца не убьет.
— Вы немец? — Глаза Крамера по-прежнему непроницаемо смотрели на Смита, но голос зазвучал живее.
— Иоганн Шмидт к вашим услугам. — Это было сказано с легким быстрым поклоном и щелканьем каблуками. — Он же — капитан Джон Смит из Шотландского батальона Ее Величества.
— Судя по акценту, с берегов Рейна?
— Из Гейдельберга.
— Это мой родной город.
— Неужели? — Смит вежливо улыбнулся. — У нас, вероятно, найдется и общий друг.
Глаза Крамера на секунду заволокло романтической дымкой, и он тихо и явно не к месту пробормотал:
— Колонны Шарлемана…
— Да, и фонтан во дворе старого доброго Фридрихсбау, — ностальгически подхватил Смит. Он посмотрел на Крамера, и ностальгия сменилась притворной укоризной. — Впрочем, будет вам, дорогой полковник. Не время отвлекаться. Итак, в-третьих: почему я инсценировал эту автокатастрофу? Потому что знал — эти три мерзавца не раскроют себя, пока не уверятся, что меня нет в живых. А если бы я был вашим врагом, разве я бы обнаружил себя, зная, что игра проиграна? Чего ради? Уж не за тем ли, чтобы прийти на помощь самозванцу?
Смит кивнул в сторону Джонса.
— Должен признаться, что теперь бы в самый раз послушать эту троицу, — задумчиво сказал Крамер.
— Теперь я могу сказать, — поднялся с дивана Кристиансен, не обращая внимания на охранника с автоматом. Голос его дрожал от гнева. — Он вас дурачит, как и всех нас одурачил. Он — лжец, и только идиот может этого не понимать. Все, что он тут наболтал, — ложь от начала и до конца…
— Хватит! — Крамер поднял руку. — Не желаю слушать такие жалкие оправдания. Все, что сказал этот человек, — явная правда. Сержант Хартманн, — обратился он к охраннику, — если кто-нибудь из них откроет рот, найдите способ заставить его умолкнуть хотя бы на время.
Хартманн достал из кителя небольшую резиновую дубинку и засунул за пояс.
— Слушаюсь, герр полковник.
— Хорошо. Прошу вас, продолжайте, капитан Шмидт.
— Благодарю. Я еще не все сказал.
Смиту захотелось подлить себе еще коньяка — в награду за удачно проведенный маневр, а еще больше — поблагодарить Кристиансена за то, что он нечаянно вызвал на себя гнев Крамера, уязвив в самое больное место — усомнился в его интеллектуальных способностях.
— В силу тех же самых причин я прибыл сюда на крыше фуникулера, ибо они не раскололись бы так легко, знай, что я жив. Кстати, Крамер, вам не приходило в голову, что невозможно попасть в Шлосс Адлер с крыши верхней станции без посторонней помощи?
— Проклятье! — Крамер еще не успел опомниться от оскорбления, нанесенного Кристиансеном, и вопрос Смита едва его не доконал. — Действительно, я не подумал…
— Фон Браухич, — бросил Смит. — Он получил приказ прямо из Берлина. — Поставив бокал на каминную доску, он подошел к дивану, где сидели трое. — Скажите, пожалуйста, откуда я мог знать, что Джонс подставной? Почему вам это не было известно? И если я не тот, за кого себя выдаю, какого черта я тогда здесь делаю? Может, объясните?
Все трое пожирали его глазами в мрачном молчании.
— Они, безусловно, объяснят, — вмешался Крамер, став рядом со Смитом и взирая на диванное трио с тем непроницаемым выражением лица, которое внушает страх пуще самых грозных громов и молний. Выдержав долгую многозначительную паузу, он отчеканил:
— Капитан Шмидт, довольно.
— Еще немного.
— Мне и так все ясно, — настаивал Крамер.
— Я обещал представить вам доказательства. Вы получите их. Такие, которые удовлетворят заместителя начальника немецкой секретной службы. Они будут состоять из трех пунктов. Будьте добры, полковник Крамер, ответьте, известно ли вам имя нашего главного резидента в Британии?
Крамер кивнул.
— А теперь давайте спросим нашу дорогую троицу.
Трое на диване переглянулись и молча уставились на Смита. Томас облизал пересохшие губы, и это движение не укрылось от глаз Крамера. Смит вынул из нагрудного кармана красный блокнотик, вырвал оттуда листок, что-то написал на нем и протянул Крамеру. Тот прочел написанное, кивнул и вернул бумажку. Смит бросил ее в огонь камина.
— Теперь так. Здесь у вас в замке имеется самый мощный в Центральной Европе радиопередатчик.
— Вы исключительно хорошо информированы, капитан Шмидт, — сухо заметил Крамер.
— Смит. Я привык к этому имени. Свяжитесь по радио со штаб-квартирой фельдмаршала Кессельринга в Северной Италии и попросите шефа военной разведки.
— Нашего общего друга? — негромко уточнил Крамер.
— Старого однокашника по Гейдельбергскому университету, — подтвердил Смит, — полковника Вильгельма Вильнера. — Он улыбнулся. — Вилли-Вилли.
— Вы и это знаете? Тогда нет необходимости запрашивать.
— Думаю, что адмирал Канарис одобрил бы такой шаг.
— Вы и с моим шефом знакомы?
— Тщеславие подсказывает мне сейчас ответ «да», но скромность и любовь к истине диктуют ответить «нет», — сказал Смит с обезоруживающей откровенностью. — Я просто работаю на него.
— Мои сомнения развеяны без остатка, — объявил Роземейер, — но все же сделайте так, как говорит этот человек.
Крамер выполнил распоряжение. Сделал вызов по телефону в радиорубку и стал терпеливо ждать ответа. Смит расположился в кресле с бокалом коньяка и сигарой, являя собой картину безмятежного покоя. За их спинами бдительно нес вахту страж, которому, судя по всему, не терпелось продемонстрировать мастерство владения дубинкой. Мысли, роившиеся в головах Роземейера и Крамера — если они в самом деле там роились, — внешне никак не проявлялись. Анна-Мария, не вполне понимая, что происходит, стояла все с той же предвкушающей удовольствие улыбкой. Она была единственной, кто не сидел, как пришитый, на месте. Целиком отдавшись ожиданию, Смит, поманив ее пальнем, указал на свой опустевший бокал. Видимо, его акции в ее глазах резко пошли в гору, потому что она беспрекословно повиновалась молчаливому приказу и поднесла ему внушительную порцию коньяка вкупе с очаровательной улыбкой. Смит не остался в долгу и ответил ей не менее приятной улыбкой. Минуты текли невыносимо медленно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...