ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ветер неистово рвал шелк парашюта. Он быстро собрал его, скрутил и закопал в снег, примял для верности тяжелым тюком, который снял со спины.
Здесь, на твердой поверхности, пусть и на высоте больше двух тысяч метров снегопад был не таким сильным, как метель наверху, но видимость оказалась ничуть не лучше, потому что резкий ветер поднимал сухой снег и крутил его в воздухе. Смит оглянулся вокруг, но никого и ничего не увидел.
Замерзшими, неслушающимися руками он с трудом достал из кармана фонарь и свисток. Повернувшись поочередно на восток и на запад, он свистнул и посветил фонарем. Первым на сигнал явился Томас, затем Шэффер, через две минуты подошли остальные. Все, кроме сержанта Хэррода.
— Складывайте парашюты сюда и притаптывайте, — приказал Смит. — Зарывайте их поглубже. Хэррода на земле кто-нибудь видел?
Все молча покачали головами.
— Последний раз я его заметил, когда он в воздухе пронесся мне наперерез, как эскадренный миноносец в бушующем море, — сказал Шэффер.
— Да, я помню, — кивнул Смит. — У него стропы перепутались.
— Было дело. Но, по-моему, ему ничего не грозило, он находился почти у самой земли, — добавил Шэффер.
— Где он мог приземлиться, по-вашему?
— Да тут где-нибудь. Не волнуйтесь, майор. Что с ним могло случиться! Ну, коленку вывихнул, шишку набил.
— Зажгите фонари, — оборвал его Смит. — Рассредоточьтесь, надо найти его.
Группа цепью пошла на поиск, светя перед собой фонарями. Смит явно не разделял оптимизма Шэффера.
Он был сосредоточен и угрюм.
Вскоре его позвал Каррачола. Он стоял на краю голого утеса, с которого ветром смело весь снег, и светил фонарем прямо перед собой. В снежной постели, полузанесенный белым покрывалом, лежал распростертый на спине сержант Хэррод с открытыми глазами. Похоже они уже не чувствовали, как их засыпает снег.
Смит опустился на колени, подсунул руку под плечи Хэррода и приподнял тело. Голова сержанта свалилась набок, как у тряпичной куклы. Смит опять опустил его на снег и попробовал нащупать пульс на шейной артерии.
— Мертв? — спросил Каррачола.
— Да. Шею сломал. — Лицо Смита было непроницаемым. — Должно быть, запутался в стропах и неудачно приземлился.
— Бывает, — сказал Шэффер. — Я слыхал про такое. — И, помедлив, добавил: — Я возьму рацию, сэр?
Смит кивнул. Шэффер стал на колени и принялся нащупывать пряжку ремня, на котором держалась рация. Смит остановил его:
— Нет, не там. Ключ у него на шее, а застежка — на груди.
Сняв рацию, Шэффер поднялся, держа ее в руках, и взглянул на Смита.
— Поздно, наверное, спохватились. Такое падение, должно быть, и передатчик повредило.
Смит молча взял рацию, поставил на землю, вытащил антенну. Замигал красный глазок передатчика, показывая, что все в порядке. Смит включил приемник, повернул ручку настройки, послышалась музыка. Он выключил рацию и отдал Шэфферу.
— Ей больше повезло, чем сержанту Хэрроду, — коротко сказал он. — Пошли.
— Надо бы его закопать, — предложил Каррачола.
— Нет надобности. — Смит покачал головой и жестом показал на падающий снег. — Через час его покроет снег. Давайте лучше поищем снаряжение.
— Только Бога ради не выпустите веревку, — возбужденно сказал Ли Томас.
— Беда с вами, кельтами, — успокаивающе отозвался Шэффер.
— Никому у вас веры нет. Чего зря волну гнать! Ваша жизнь в надежных руках Шэффера и Кристиансена. Не робейте. Мы вас не отпустим до последней минуты. Рухнем, если что, все вместе.
Томас в последний раз опасливо заглянул в чернеющую перед ним бездну и потихоньку начал спуск. Склон плато, на котором они высадились, был почти вертикальным. Черная отвесная поверхность поблескивала льдом. Обследовав ее с помощью фонаря, Томас убедился, что зацепиться здесь решительно не за что.
Когда его подняли, он с досадой пнул ботинком лыжи, торчащие из кучи снаряжения.
— Они тут очень кстати, — угрюмо прокомментировал он. — Ну прямо в самый раз, кататься с этих горок.
— Что, так круто? — спросил Смит.
— Чистая вертикаль. Гладкая, как стекло. И дна не видно. Как по-вашему, майор, какая тут глубина?
— Кто знает, — пожал плечами Смит. — Мы сейчас на высоте две тысячи метров. Карты на такой высоте детальных описаний не дают. Проверим веревкой.
Трехсотметровый моток нейлоновой веревки находился в холщовом мешке — так, как ее упаковали на фабрике. Она была чуть толще обыкновенной бельевой веревки, но проволочный стержень делал ее необычайно прочной, и каждый ее метр был тщательно проверен на разрыв. Смит привязал к одному концу скальный молоток и начал спускать его вниз. Несколько раз молоток задевал о невидимые преграды, и каждый раз майор освобождал его. Наконец напряжение веревки ослабло.
— Все. — Смит отошел от края. — Видимо, это дно.
— А если она не дошла до конца? — спросил Кристиансен. — Может, зацепилась за какой-нибудь чертов выступ где-нибудь на полпути?
— Я дам вам знать, — коротко ответил Смит.
— Вы мерили? — спросил Каррачола. — Какая глубина?
— Шестьдесят метров.
— И еще остался кусок веревки, — усмехнулся Томас. — чтобы связать гарнизон замка Адлер.
Никто не засмеялся в ответ на шутку. Смит сказал:
— Мне нужен крюк и два переговорных устройства.
Метрах в четырех от края пропасти они расчистили снег и вбили крюк в скалу. Смит сделал двойную петлю, просунул в нее ноги, пропустил веревку под свой поясной ремень и повесил на шею передатчик. Трое из шестерки приготовились страховать его. Шэффер стоял рядом, со вторым переговорным аппаратом в руках.
Смит тщательно проверил, не повредит ли острая кромка скалы веревку в том месте, где она свешивалась в пропасть, и подал сигнал к спуску. Сам по себе спуск был делом нехитрым. Как и говорил Томас — падай себе и следи только, чтобы лицо об отвесную скалу не ободрать. И к лучшему, подумал майор, что в темноте не видишь, куда летишь.
При приземлении его ноги почти на треть метра ушли в снег. Но под снежной подушкой была твердая почва. Смит зажег фонарь и обвел им вокруг себя. Это было ровное, полого спускающееся вниз плато. Он снял с себя веревочную петлю и передал по связи:
— Порядок. Начинайте спуск. Сначала снаряжение, потом сами.
Веревка уползла вверх. Через пять минут два тюка со снаряжением уже лежали на плато. Потом появился Кристиансен.
— Так, наверное, и моя бабка спустилась бы. — весело сказал он.
— Прогуляйтесь с фонарем, посмотрите, где лучше сойти в долину, да глядите, ради Бога, не свалитесь. — приказал Смит.
Кристиансен ухмыльнулся и отправился на рекогносцировку. Похоже, хорошее настроение никогда его не покидало, он умел наслаждаться жизнью. Постепенно спустились и остальные. Наверху остался только Шэффер. Оттуда раздался его грустный голос.
— А мне-то как? Сами съехали, а мне замерзшими руками веревку перебирать? Надо было раньше думать!
— Кто-то и подумал, — терпеливо ответил Смит. Проверьте, хорошо ли веревка держится на крюке, и скиньте ее всю сюда вниз.
— Понял! — удовлетворенно заметил Шэффер. Не успели спустить его, как вернулся Кристиансен.
— Не так плохо, — доложил он. — Тут шагах в пятидесяти к востоку обрыв. Я не стал проверять, насколько он высокий и крутой, к вашему сведению, я женатый человек. Но пологий склон с западной стороны, кажется, довольно приличный. Там деревья растут.
— Деревья? На такой высоте?
— Ну, конечно, не мачтовый лес. Карликовые сосны. Однако спрятаться в них можно.
— Действительно, неплохо, — согласился Смит. — Там и розобьем лагерь.
— Так скоро? — с недоверием переспросил Шэффер. — Может, спустимся пока, насколько успеем, майор?
— Нет необходимости. Если даже мы начнем спуск с первым лучом, то когда рассветет, этот лесок останется далеко позади.
— Шэффер прав, — раздумчиво проговорил Каррачола. — Лучше начнем двигаться прямо сейчас. Ты как считаешь, Олаф? — обратился он к Кристиансену.
— Мнение Кристиансена не имеет значения, — спокойно, но ледяным тоном сказал Смит. — Как и ваше, Каррачола. Это вам не семинар, а военная операция. Приказы не обсуждаются. Нравится вам или нет, но адмирал Ролленд назначил командиром меня. Я принял решение, и мы останемся здесь. Постарайтесь усвоить это.
Все пятеро выразительно переглянулись и взялись за снаряжение. Вопросов больше не было.
— Сразу ставим палатки, босс? — спросил Шэффер.
— Да.
В словаре Шэффера, подумалось Смиту, «босс» звучало более уважительно, чем «майор» или «сэр».
— Потом горячая еда, кофе и попробуем связаться по радио с Лондоном. Стащите эту веревку, Кристиансен. Не будем подвергать испытанию нервы наблюдателен из замка Адлер.
Кристиансен кивнул и начал стягивать веревку. Но когда ее свободный конец повис в воздухе, Смит неожиданно громко крикнул, прыжком бросился к Кристиансену и схватил его за руку. Кристиансен в недоумении перестал тянуть и оглянулся.
— Господи, — Смит провел тыльной стороной ладони по лбу.
— Это же надо! Едва успел!
— Да в чем дело? — спросил Шэффер.
— Вы двое. Поднимите меня. Живо! Пока эта чертова веревка не исчезла.
Двое мужчин подняли его вверх. Смит схватился за парящий конец веревки, подтянул его к земле и надежно связал с другим концом.
— Теперь, может быть, вы нам объясните… — вежливо начал Торренс-Смиз.
— Шифровальная книжка, — Смит вздохнул. — Список частот, позывные и шифр — все это осталось у Хэррода.
— Не возражаете, если я отправлюсь за ней, босс? — спросил Шэффер.
— Или хотите, я поднимусь? — вызвался и Кристиансен.
— Спасибо. Но это моя промашка, и исправлять ее мне. К тому же я единственный среди вас, кто занимался скалолазанием. Как вы понимаете, подъем будет посложнее спуска. Ну ладно. Время терпит. Давайте сначала поставим палатки и поужинаем.
— Если не исправитесь, Смизи. — сказал Шэффер, — уволю. Даю неделю сроку. — Он поскреб ложкой дно миски и передернул плечами. — Мое строгое христианское воспитание не позволяет сказать вслух, что я думаю о вашей стряпне.
— При чем тут я, — обиделся Торренс-Смиз. — Они нам впихнули какие-то подозрительные банки. — Он помешал в котелке на плитке сомнительного вида гуляш и с надеждой оглядел сидящих полукругом в скудно освещенной палатке мужчин. — Добавки никто не желает?
— Дурацкая шутка, — сурово ответил Шэффер.
— Вы еще не пробовали его кофе, — посоветовал ему Смит, — вот тогда пожалеете, что были таким привередливым с гуляшом. — Он поднялся и высунул голову из палатки. — Надеюсь, я управлюсь за час. Если Хэррода еще не совсем занесло.
Все сразу посерьезнели. Если сержанта замело, Смиту долго его не разыскать.
— Ну и чертова погода, — сказал Шэффер. — Я пойду с вами.
— Спасибо. Не надо. Я сам поднимусь и спущусь. Веревка, конечно, не подъемник, но одному с ней легче управиться. А вам тоже дам дело. — Он вышел из палатки и быстро вернулся с рацией, которую поставил перед Шэффером. — Не за тем я отправляюсь наверх за этой шифровальной книжкой, чтобы какой-нибудь безрукий идиот сломал эту игрушку. Берегите ее как зеницу ока, лейтенант.
— Есть, сэр, — серьезно ответил Шэффер.
Смит, засунув за пояс пару крюков и молоток, привязался к веревке двойной петлей, ухватился за свободный конец и начал подъем. Он сильно преувеличивал свою подготовку — она была самая начальная. Ну, впрочем, что тут особенного, тяжелая физическая работа, не более того. Ему пришлось, держа ноги почти под прямым углом, шагать по вертикальному склону. Устав до изнеможения, он дважды отдыхал, повиснув на веревке, дожидаясь пока утихнет боль в плечах и руках, и когда наконец, истекая потом, с трудом перевалился через край отвеса, силы почти оставили его. Он явно недооценил коварное воздействие высоты на непривыкший организм.
Несколько минут он пролежал лицом вниз, пока пульс и дыхание не пришли в относительную норму — хотя какая норма может быть на такой высоте! Потом поднялся и проверил, как держится крюк, за который привязана веревка. Он держался на вид крепко, но для верности Смит несколько раз ударил по нему молотком.
Отойдя на несколько шагов от края пропасти, он расчистил снег и легонько вбил один из крюков, которые принес с собой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...