ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Приграничье – 13

Бертрам Чандлер
Контрабанда из иного мира
Глава 1

Случайным наблюдателям его загорелое лицо могло показаться бесстрастным и спокойным. Но тот, кто хорошо знал этого человека, за мнимым безразличием и равнодушием, несомненно, угадал бы в его жестких чертах глубоко затаенное сожаление — и даже скорбь.
Это было лицо короля, который только что подписал отречение от престола.
Коммодор Джон Граймс, начальник Космической службы Флота Конфедерации Миров Приграничья, слагал с себя все обязанности и полномочия. Его служба Конфедерации подошла к концу. Правда, прошение об отставке пока не подписано… Но скоро в порту приземлится «Пустельга Приграничья». Граймс надеялся, что по прибытии капитана Трентора этот вопрос наконец-то будет решен — решен положительно. Трентор был достаточно опытным астронавтом — и единственным, кто мог сменить его на этом посту.
Но сегодня, глядя из огромного окна своего офиса, Граймс видел на взлетной площадке лишь два корабля: старый «Дальний поиск», вооруженный разведчик Флота Конфедерации Миров Приграничья Приграничных Планет, и его ровесник, буксир «Маламут Приграничья».
Скоро жизнь снова войдет в привычное русло. Прорывая плотную пелену низких облаков, снова будут приземляться и взлетать корабли — из Приграничья, из Федерации, корабли людей и нелюдей, корабли с ближних и дальних миров… Фотонные парусники, транспорты, лайнеры… Среди них будет корабль с Меллиса, и нем прибудет Трентор.
Но пока в порту царили тишина и безмолвие. Крупные хлопья снега падали и падали, и за их плотной стеной лишь угадывались силуэты кораблей. Вот огромная остроконечная башня патрульного корабля, а возле нее притулился, словно укрываясь от непогоды, маленький буксир.
Граймс невольно вздохнул. Он вовсе не был сентиментален — по крайней мере, никогда не считал себя сентиментальным. Но «Дальний поиск»… Он начинал службу на Флоте Приграничья, командуя этим кораблем — и на нем же ее закончил. И, скорее всего, вообще его последний корабль.
На этом корабле он открывал и исследовал планеты Восточного Круга. На этом корабле он установил контакт с цивилизациями, населяющими миры из антиматерии… И на нем он отправился в экспедицию, официальной целью которой было изучение феномена, известного под названием «Призраки Приграничья». Старший помощник назвал эту экспедицию «безумной охотой за привидениями».
Правильнее было бы назвать ее «безумным бегством от одиночества».
Они с Соней не нашли Призраков. И не узнали о них ничего нового. Но главная цель была достигнута. Граймс и Соня Веррилл нашли друг в друге спасение от одиночества.
Семейная жизнь принесла новые проблемы. Но где вы видели семейную жизнь без проблем?
Подумать только, прошло всего несколько недель… С какой уверенностью Соня вошла в его жизнь — и изменила ее полностью и бесповоротно.
Немелодичный вой селектора прервал его размышления.
— К вам коммандер Веррилл, сэр, — донесся из динамика пронзительный женский голос.
— Меня зовут миссис Граймс, — перебил другой голос, более мелодичный, с приятными грудными нотками. — Пора это запомнить, мисс Уиллоуби.
Граймс усмехнулся и покачал головой.
— Входи, Соня, — сказал он, склонясь к микрофону.
Его палец еще лежал на клавише, а она уже распахнула дверь кабинета — все такая же восхитительно легкая, волнующая, как в тот день, когда впервые вошла сюда. Растаявшие снежинки усеяли тысячами крошечных бриллиантов ее пурпурный плащ из альтаирского кристаллического шелка и огненные волосы, растрепанные ветром. Щеки раскраснелись — но скорее от волнения, чем от обжигающих поцелуев ледяного ветра. Высокая, яркая… Какими эпитетами награждали ее мужчины во разных концах Галактики? «Ослепительная»? «Блестящая»?
Ослепительная женщина подошла к нему. Нежные ладони, еще не отогревшиеся в тепле, прижали его оттопыренные уши — и она звонко чмокнула его прямо в губы.
— Ну и что стряслось на этот раз? — спросил он, когда она его отпустила.
Соня засмеялась, и в ее изумрудных глазах запрыгали искорки.
— Боже мой, Джон! Я просто зашла поделиться последними новостями. Знаю, знаю… но такие вещи по телефону сообщать нельзя. Я только что получила две карлотиграммы с Земли — одну деловую, другую личную. Во-первых, мое прошение все-таки подписали, так что, начиная с сегодняшнего дня, я в отставке. Естественно, меня могут на какое-то время отозвать обратно — но это только в случае крайней необходимости, так что не волнуйся. Далее, слухи о моих наградных подтвердились.
— И во сколько ФИКС оценила твои заслуги?
Этот вопрос не предполагал серьезного ответа, но она назвала сумму с изрядным числом нулей.
— Похоже, правительство Федерации решило переплюнуть Конфедерацию, — усмехнулся Граймс. — Правда, у ваших налогоплательщиков куда более глубокие карманы… да и самих карманов не в пример больше.
— Это еще не все, дорогой. Адмирал Селверсен, из финансово-экономического отдела — мой старый друг — прислал еще одну карлоттиграмму, неофициально. Похоже, у него на примете есть небольшая транспортная компания, которую как раз выставили на продажу. Совсем маленькая компания — всего один корабль, который обслуживает маршрут Монталбон — Каррибея. Конечно, придется влезть в долги… но если к моему вознаграждению прибавить твое и все наши сбережения… Первый же рейс окупит все расходы. Только представь себе, Джон! Ты — капитан и владелец корабля, царь и бог на борту. Ты за пультом управления в рубке, и я рядом — в качестве старшего помощника… ну, и не только.
Граймс задумчиво посмотрел в окно. Перед его мысленным взором расступались толстые слои облаков. Вокруг сияли звездными россыпями просторы Галактики, с которыми так неохота было расставаться… Тепло и свет корабля, сияющие звезды вместо этого унылого снегопада под вечно серым низким небом.
Тепло… Свет… Соня…
— Может быть, поначалу на новом месте будет нелегко, — тихо проговорил Граймс. — Ты столько лет проработала в разведотделе — а теперь придется стать гражданской… Спокойная размеренная жизнь…
— Джон, я стала гражданской, как только приняла твое предложение. Я хочу, чтобы у меня был дом и семья… Но не здесь. Прежде всего я хочу сменить обстановку.
Динамик селектора снова загудел, потом послышался голос мисс Уиллоуби:
— Коммодор Граймс, на связи Аэрокосмическая Служба. Вас соединить?
— Да, пожалуйста, — ответил Граймс и переключил тумблер на панели микрофона.
Глава 2

— Капитан Кэссиди на связи.
— Слушаю Вас, капитан.
— Третья орбитальная станция обнаружила корабль, сэр.
— Если я не ошибаюсь, именно за это они получают жалование.
— Конечно, сэр, — Кэссиди был явно не расположен шутить. — Целую неделю — никого и ничего, и вдруг…
— Подозреваю, какой-нибудь идиот из ФИКС, — отозвался Граймс, подмигнув Соне, и она чуть слышно фыркнула. — Они полагают, что могут летать где попало и как попало. Капитан, свяжитесь с третьей станцией и скажите им: пусть для начала попросят этих ребят представиться. Только вежливо — чтобы это не походило на допрос с пристрастием.
— Уже сделано, коммодор. Корабль не отвечает.
— Черт подери… Сколько раз я слышал, что офицер псионической связи всегда на посту. И в самый ответственный момент… — он замолчал, а потом спросил:
— Заходят на посадку?
— Нет, сэр. На третьей толком не успели пересчитать траекторию, но похоже, эта посудина собралось пройти мимо Лорна на расстоянии нескольких тысяч миль и совершить посадку прямо на солнце.
— Как Вы сказали? — голос Граймса стал ледяным. — Не успели пересчитать? Может быть, они забыли на вахту заступить?
— Нет, сэр. Коммандер Холл — один из наших лучших навигаторов, Вы же сами знаете. Я с ним только что разговаривал. Холл говорит, что корабль выскочил из пустоты совершенно неожиданно. Только что ничего не было — а потом его засекли и радары, и масс-индикатор.
— Никто из ваших к нам в гости точно не собирался? — спросил Граймс у Сони, прикрыв ладонью микрофон.
— Насколько я знаю — нет.
— Ну, если офицер разведотдела говорит, значит, так оно и есть. — Граймс снова поднес к губам микрофон: — Капитан, передайте на третью станцию, что я хочу связаться с ними напрямую.
— Хорошо, сэр.
Граймс сел в кресло и, пододвинув к себе клавиатуру, и его кургузые пальцы пробежались по клавишам. С легким металлическим шелестом опустились жалюзи, в кабинете воцарился полумрак. На одной из стен появилось мозаичное пятно, потом цветные пятна сложились в трехмерное изображение рубки Третьей орбитальной. Там, за толстыми стеклами больших иллюминаторов, чернело пространство Космоса. Казалось, тьма поглощает даже сияние редких звезд и туманностей. На приборной панели, которая занимала всю ширину рубки, перемигивались разноцветные индикаторы, на мерцающих дисплеях, как живые, шевелились диаграммы. Вдоль панели стояло несколько кресел, в них сидели мужчины и женщины в униформе. Все продолжали сосредоточенно работать, словно ничего не происходило. Наконец один из офицеров развернулся в кресле и спросил:
— Изображение устойчивое, коммодор?
— Все в порядке, — ответил Граймс. — Экстраполяция траектории готова?
— Да, сэр. Показываю.
Изображение рубки исчезло. На секунду в кабинете стало темно, затем стена стала сероватой. В центре сияла жирная белая точка — солнце Лорна, рядом с ней — другая, поменьше — сам Лорн, похожий на одинокую жемчужную подвеску на тонкой белесой нити. А поперек этой картины — чуть изогнутая линия: словно кто-то небрежно черкнул по стене светящимся мелком. Эта кривая представляла собой результат расчетов, которые велись на Третьей орбитальной. Линия изящно огибала Лорн, превращалась в виток вытянутой виток спирали и входила в раскаленную бусину солнца. Это была всего лишь расчетная траектория. Пройдет не меньше месяца, прежде чем таинственный корабль упадет на солнце. У его экипажа предостаточно времени, чтобы остановить это роковое движение. И все-таки…
Что-то было не так.
Возможно, дело в этом странном молчании. Необходимо срочно что-то делать, не дожидаясь действий со стороны экипажа пришельцев. Если потребуется спасательная операция, то начинать ее нужно немедленно.
— Что ты об этом думаешь? — спросил Граймс, повернувшись к супруге.
— Мне это очень не нравится. Почему они не выходят на связь? Либо они не могут с нами связаться, либо не хотят. Мне кажется, что, скорее всего, не могут. И, значит, им нужна помощь… Это стоит выяснить.
— Действительно, стоит выяснить… Свяжись с Кэссиди и скажи ему, чтобы он готовил к старту «Маламут». Немедленно или еще быстрее.
Он посмотрел на экран, где снова появилась рубка орбитальной станции.
— Мистер Холл, я направляю «Маламут Приграничья», чтобы вылетает за объектом. Постарайтесь все-таки установить с ними связь.
— Мы пытаемся, сэр.
Соня осторожно взяла мужа за плечо и передала ему микрофон.
— Капитан «Маламута» в госпитале, сэр, — раздался голос Кэссиди. — Может быть, я…
— Нет, Кэссиди. Вы должны оставаться на посту. Но вы мне можете помочь. Постарайтесь, пожалуйста, разыскать мистера Мэйхью, офицера псионической связи. Да, да, я знаю, он в длительном отпуске. Но постарайтесь сделать все возможное, чтобы его найти. Сообщите ему, что я прошу его немедленно прибыть в Порт Форлорн, в полной готовности. И пусть не забудет свои «мозги»… простите, псионический усилитель. Надеюсь, когда мистер Мэйхью появится, «Маламут Приграничья» будет готов к старту.
— Но капитан, сэр…
— Я об этом позабочусь, — спокойно ответил Граймс и выключил селектор.
— Тебе нужен будет помощник, Джон, — проговорила Соня, дождавшись, пока картинка на стене исчезнет и в кабинете снова станет светло.
— И, без сомнения, кто-нибудь из нашей любезной Космической Полиции, — лукаво проговорил он, зорко следя за ее реакцией.
— Да… и, если мне не врет мой внутренний голос — из разведотдела.
— В таком случае, — удовлетворенно кивнул Граймс, — я вижу только одну кандидатуру.
Глава 3

«Маламут Приграничья» был готов к старту ровно через час. Спасательный буксир всегда находится в состоянии готовности:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...