ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Горму досталось не слишком - толстая шкура была хорошим панцирем, предохранявшим от собачьих клыков. Люди пострадали больше: штаны Иеро свисали лохмотьями, по бедрам тянулись кровоточащие царапины, а Сигурд ощупывал прокушенную у локтя руку.
- Я знал, что сегодня не самый удачный мой день, - пробормотал северянин, обматывая рану полоской ткани, оторванной от рубашки. - Ну, ничего! Я буду счастлив, если обойдется только этим.
Иеро, жестом приказав ему молчать, прижался ухом к металлической двери. Она была не такой толстой, как переборка, и священнику казалось, что он различает рычание, лязг зубов и скрежет когтей. Внезапно эти звуки смолкли, и перед мысленным взором Иеро, будто выступая из туманной мглы, стал вырисовываться смутный образ огромного пса с почти обезьяньей, лишенной волос головой. Тварь буравила взглядом железную дверцу, и от нее тянулся поток холодной смертоносной ненависти, заставившей священника вздрогнуть и перекреститься. Знакомое чувство, с горечью отметил он; такую же ненависть к человеку питали люди-крысы, Волосатые Ревуны и многие другие племена разумных, признавших власть Нечистого. Теологи Аббатств до сих пор спорили, что является ее причиной, врожденный инстинкт или влияние злобной силы, которая ожесточила лемутов. Это был очень важный вопрос, ибо в первом случае лемутов полагалось признать исчадиями преисподней, а во втором - еще не потеряными для Господа и подлежащими не уничтожению, а воспитанию в духе милосердия и добра.
Тварь, стоявшая за железной дверью, не ведала этих чувств. Волна ненависти становилась все сильнее, все жарче и нестерпимей, и Иеро понял, что монстр старается его запугать. Страх тоже был оружием; так, иир'ова, люди-кошки с западных равнин, насылали внушавший ужас Ветер Смерти и резали парализованных врагов. Этот лемут, позволивший священнику себя увидеть, действовал точно так же: пытался внушить страх, овладеть разумом ужаснувшегося человека, заставить его открыть дверь.
Его усилия, однако, были тщетны. Спрятавшись за ментальным щитом, Иеро готовил ответный удар и, внезапно обрушив барьеры, нанес его, послав противнику приказ не двигаться и не дышать. Но этот импульс, стремительный и смертоносный как арбалетная стрела, встретил пустоту; враг не отразил его, не попытался бороться, а просто ускользнул. Растаял, как призрак! И лишь одну мысль уловил Иеро, полную холодной злобы и угрозы: "Я выпью твою кровь, говорун!"
Он оторвался от дверцы, встряхнул головой и, приподняв свечу, молча направился вглубь коридора. Сигурд и Горм шли за ним, не задавая вопросов; первый безгранично доверял вождю, второй был свидетелем несостоявшегося ментального поединка. Шорох шагов да смутные тени, плававшие в сером сумраке, сопровождали их.
Коридор закончился тремя железными лестницами, ведущими вниз. Спуск был недолгим, но опасным: многие ступеньки отсутствовали или рассыпались под ногой в ржавую труху. Справившись с этим препятствием, они очутились в огромном длинном зале, разглядеть который не удалось бы и с тысячью свечей. К тому же по обе стороны от него зияли большие тоннели с рельсами - потемневшими, однако почти не тронутыми ржавчиной в сухом воздухе глубокого подземелья. Увидев их, Иеро понял, где они оказались.
- Это подземная железная дорога, - повернувшись к Сигурду, пояснил он. - Такие дороги строили в больших городах Канды, и разведчики Аббатств спускались в них еще тысячелетия назад. Эти железные полосы, рельсы - хороший металл… Когда-то по ним ходили поезда, а тоннели тянулись под всем городом… может, и сейчас тянутся, если не обвалились.
Сигурд молча кивнул, подавленный грандиозностью сооружения. На повязке, которой он обмотал руку, проступила кровь.
"Плохое место, - пришла мысль от медведя, принюхивавшегося к кучам мусора, загромождавшим пол. - Место отчаяния!"
Иеро пошевел мусор носком сапога. Обломки каких-то предметов из металла и пластика, битая стеклянная посуда, головка сломанной куклы… Видимо, тут, в подземелье, когда-то жили или спасались от разразившейся на поверхности катастрофы. Наклонишись, он заглянул в тоннель. Оттуда пахнуло холодом плесенью.
- Куда мы пойдем? - спросил Сигурд.
- Еще не знаю. Но попытаюсь выяснить.
Закрыв глаза, священник направил вдоль тоннеля свой ментальный щуп. Здесь обитали крысы и мокрицы, черви и другие существа, небольшие и не опасные; он коснулся их крохотных разумов, подумал, что хоть этот подземный лабиринт создан людьми, безмозглые твари владеют им гораздо дольше человека. Целых пять тысячелетий! Громадность этого срока на мгновение ошеломила его.
Но он был неправ - в тоннеле находились люди, где-то совсем неподалеку, в пятистах-шестистах ярдах. Удивленно наморщив лоб, Иеро замер, зондируя их сознания. Их было четверо, трое мужчин и женщина, вернее - юная девушка, почти ребенок. Они беседовали, но он воспринимал не незнакомую речь, а мысленные образы, и этого оказалось достаточно: он понял, что люди живут не здесь, а пришли из леса, что они кузнецы и целью их поисков является металл. Не железо, а, скорее, медь, латунь и бронза, а также другие материалы, почти не поддающиеся разрушительному воздействию времени. Эти лесные жители нашли, что искали, и собирались подняться на поверхность и идти к реке, где их ожидал плот или лодка, но девушка их остановила. Сейчас они о чем-то спорили.
- Люди, - произнес Иеро, спрыгнув вниз, в тоннель. - Если мы поторопимся, то найдем их. Они недалеко.
- Люди могут оказаться опаснее псов, - заметил Сигурд, следуя за священником. - Кто может жить в таком подземелье? Чудища, ублюдки!
- Они из леса и пришли за металлом, как некогда наши разведчики в Канде. И их немного - мужчина-кузнец, двое парней, его сыновья, и дочь, девочка. Она…
Иеро замер, будто прислушиваясь. Эта девушка по имени Наста понимала мысленную речь! Картины, рождавшиеся в ее мозгу, были ясными, четкими: она требовала, чтобы мужчины ждали, не поднимались наверх, ибо там - опасность. Эта угроза обозначалась двумя терминами, "волколаки" и "оборотни", причем последний имел конкретный облик большого пса с безволосой, почти обезьяньей мордой. Люди таились от подобных тварей и боялись их, но только тут, в развалинах; в лесу у них была защита.
Какая же? - подумал Иеро, обследуя разум старшего из незнакомцев, которого звали Ондрой. Лесные крепости, бдительные стражи, оружие, порох и люди-телепаты, подобные этой девушке… Кажется, они умели находить ментальных призраков!
Выяснив это, священник довольно улыбнулся и послал в сознание Насты свою мысль. Очень простую, чтобы не напугать ее:
"Я - человек, заблудившийся в подземелье. Странник, чужой в этих руинах. Поможешь?"
Он ощутил, как девушка вздрогнула и замолчала. Потом раздалось, негромко, но очень решительно:
"Человек? Откуда ты взялся, чужой?"
"Не из ваших краев, издалека. Нас двое - двое людей, и с нами разумное животное, - он передал облик Горма, стараясь, чтобы тот казался посимпатичнее. - Собаки загнали нас сюда. Мы не знаем, как выбраться на поверхность."
"Не собаки, а волколаки, - строго поправила Наста. - Проклятые волколаки, и ведет их оборотень! Теперь мне понятно, почему они шныряют наверху! Ищут вас! Особенно тебя, говорун!"
"Говорун? Кто это?" - с недоумением спросил священник.
"Ты говорун, я говорун, - кажется, девушка пожала плечами. - Всякий, кто может обходиться без слов - говорун. А сейчас жди, пока я потолкую с отцом и братьями. И не лезь мне в голову без приглашения."
"Очень разумный человеческий детеныш, - прокомментировал Горм, вылизывая окровавленный мех на груди. - Теперь я знаю, кто я такой. Говорун!"
"Болтун", - поправил его Иеро, почти тут же поймав мысль девушки. Она их звала.
Через двадцать минут, преодолев несколько завалов, где приходилось пробираться на четвереньках под низко нависшими сводами, они добрались до другого зала, где поджидали их Наста и ее семейство. В руках мужчин были топоры на длинных рукоятях и факелы, освещавшие их бородатые физиономии, русые волосы и широкие плечи; на спинах у них висели мешки, в которых что-то побрякивало - вероятно, добыча. Наста оказалась тоненькой и хрупкой девчушкой лет пятнадцати, но серые глаза на маленьком личике глядели не по-детски решительно и серьезно.
При виде двух вооруженных путников и медведя Ондра, старший из мужчин, что-то сказал; звуки его речи были напевными, мягкими и совершенно непонятными священнику. Другое дело, мысль; если передать ее словами, кузнец любопытствовал, откуда взялись эти три недоумка, встревожившие волколаков. Ответ оказался краток - через девушку Иеро объяснил, что они прилетели с западного материка на воздушном шаре, и что шар ждет их над рекой, за развалинами крепости.
Затем наступило молчание. Ондра размышлял, озирая пришельцев маленькими глазками под нависшими бровями, его сыновья зашли с тыла, не опуская топоров, и, казалось, ждали только отцовского знака, чтобы пустить их в ход. Однако Иеро оставался спокоен; эти люди не были ни разбойниками, ни убийцами, и он ощущал, как исходившая от них волна тревоги постепенно сменяется удивлением и дружелюбием. Наконец Ондра, шевельнув бровями, быстро произнес несколько фраз.
"Отец сказал, - сообщила Наста, - что вы, должно быть, в самом деле те, за кого себя выдаете. Вид у вас необычный, хотя твой высокий приятель немного похож на наших мужчин. Но главное не в этом, главное в том, что ты - говорун! А наш народ очень уважает говорунов! - При этих словах она гордо вздернула маленький упрямый подбородок и стрельнула глазками в сторону Сигурда. - А он тоже умеет говорить без слов?"
"Нет, - усмешкой откликнулся Иеро. - Но со мной есть еще один говорун - вон тот, в мохнатой шубе - и если ты как следует попросишь…"
"Не надо меня просить, - заметил Горм, почесывая лапой брюхо. Я говорю без всяких просьб, когда хочу и сколько хочу."
Серые глаза Насты изумленно распахнулись, рот приоткрылся, затем, справившись с удивлением, она что-то сказала отцу и братьям. Бородачи в три пары глаз уставились на Горма, потом старший хмыкнул, бросил пару фраз сыновьям и махнул рукой, показывая в конец длинного зала.
"Разве в ваших краях нет говорящих животных?" - спросил священник, чувствуя, что они поражены.
"Кроме оборотней - нет, а с ними не очень-то поговоришь. Я слышала, такие есть где-то далеко, там, куда падали бомбы. На севере точно есть. - Наста вдруг помрачнела и, после краткой паузы, добавила: - Оборотни как раз и пришли с севера. Давно! Тысячу, а может и побольше лет назад."
Они уже шли, направляясь вслед за Ондрой и его сыновьями к лестнице, но не железной, как в предыдущем зале, а каменной и хорошо сохранившейся. Шаги будили эхо под сводами огромного помещения, пламя факелов чуть колыхалось в неподвижном воздухе, и Иеро разглядел, что они идут по тропке, петлявшей среди серых холмиков, сложенных из костей и черепов. Он перекрестился, и Наста, бросив взгляд на его помрачневшее лицо, пояснила:
"Рассказывают, что когда пришла Смерть и всюду стали падать бомбы, объявили, что в городе защита надежная. Никто этому не поверил, и одни побежали в лес, а другие - сюда. Те, что прятались в лесу - наши предки, а эти… эти - вот, лежат! И никто не знает, как они погибли. Наши старики и воеводы говорят, что город их пожрал."
"Как он называется на вашем языке?" - спросил священник.
Наста пожала хрупкими плечами.
"Никак! Город, и все… - Они подошли к лестнице, и девушка заговорила снова: - Плохое место, злое, но приходится сюда ходить. Металл нужен и разные вещи, что еще сохранились… Так что отец мой ходит с братьями, и все другие кузнецы да оружейники, и воеводы с ратью. Только рать мала, а город велик, и оборотней с волколаками в нем не найдешь, если сами не захотят показаться. Так и ходим… Идем в подземных коридорах, а потом я слушаю, нет ли наверху поганых, и если нет, поднимемся, возьмем, что надо, и скорее вниз. Волколаки тут не шастают, боятся. Где ворота поставлены, где лестницы обрушены - человек пройдет, а с их лапами - ни слезешь, ни залезешь…"
Эхо смолкло. Теперь они поднимались по лестнице, и потолок был всего лишь на высоте двух человеческих ростов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 Кандзава Тосико - Рассказ о том, как бабушка была совой 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Колльер Джон - На полпути в ад - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Бажов Павел Петрович - Малахитовая шкатулка. Уральские сказы - 45. Не та цапля - читать книгу онлайн