ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Но это – Париж, Скаддер. Во всяком случае, он был им когда-то.
– Ну что ж, вот в таком духе и продолжайте, – вмешался в разговор Гурк. – И вообще, судя по всему, нет ровно никакой причины для спешки, не так ли? Напротив, я почти уверен, если вы еще немного поболтаете, сюда явятся гостеприимные представители городских властей, чтобы пригласить вас на не лишенную приятности экскурсию по городу.
Ничего не понимая, Скаддер недоуменно посмотрел на карлика, но Черити уже знала, что Гурк прав. Каждая секунда, проведенная здесь, могла оказаться для них последней. Было даже нечто сверхъестественное в том, что до сих пор никто не явился сюда, чтобы взглянуть, кому же это понадобилось воспользоваться трансмиттером.
Но чудо не могло продолжаться вечно. В подтверждение этому в мгновение ока ситуация резко изменилась. Причем все произошло так быстро, что Черити не успела опомниться. Внезапно раздалось странное глухое жужжание, которое становилось все громче и громче, пока не превратилось в оглушительный рев, пронизывающий каждую клеточку тела и отзывавшийся в нем мучительной болью. Вибрация звука была столь сильна, что тела людей начали покачиваться. В то же время в казавшейся монолитной стене отсека вдруг появилась вертикальная трещина, разделившая ее на две части. В образовавшемся проеме показался покрытый пылью коридор с выходившими в него многочисленными ярко освещенными дверями. Прямо перед входом стояла старая седовласая женщина в пестром одеянии, которое обычно носила Анжелика и другие жрицы-Шай. За женщиной возвышались тонкие двухметровые фигуры двух мутантов, воинов-муравьев.
В ту же секунду к чьему-то телу потянулся сгусток взметнувшейся тьмы – это бросился вперед мега-воин.

* * *

Все шло как всегда, и как всегда Жан задал себе привычный вопрос: а стоит ли овчинка выделки? И так же привычно ответил: никогда и ни в коем случае. Тем не менее вот уже добрых пятнадцать минут он пробирался по запутанным лабиринтам подземных туннелей, а до этого, чтобы перехитрить охрану, целую милю, кряхтя и вздыхая, тащил свой мотокар, прежде чем решился завести мотор. Почти столько же времени ему понадобилось на то, чтобы преодолеть последних пятьдесят метров.
Оставив мотокар прямо под сооружением, названным им «крепостью», Жан стал карабкаться наверх по завалам из переплетенных проводов, проржавевших труб, лестниц и груд мусора. По дороге он едва не столкнулся с огромной стаей крыс и пролежал больше часа, боясь пошевелиться и затаив дыхание.
Жан все еще дрожал от страха, вспоминая, как близко от его убежища – узкой ниши в стене, где раньше стоял какой-нибудь распределительный блок, – пронеслась стая.
«Да их и было-то не так уж и много, наверное, не больше десятка», – стараясь приободрить себя, прошептал Жан, прекрасно зная, что и одной из этих огромных, величиной с большую овчарку бестий хватит, чтобы разорвать человека, особенно, если крыса голодна или чем-то напугана.
Звери, которых он увидел, судя по всему, чертовски проголодались. Несмотря на свои огромные размеры, когти и мощные зубы, сейчас эти животные представляли собой довольно жалкое зрелище: шерсть на их шкурах свалялась и местами даже начала выпадать, обнажая голую кожу. На многих крысах Жан заметил страшные сочившиеся раны. По-видимому, он стал невольным свидетелем возвращения стаи с не совсем удачной охоты.
Даже после того как визжащая свора в страшной спешке пронеслась мимо его укрытия и быстро скрылась в подземных лабиринтах и переходах, Жан еще долгое время не решался покинуть свое убежище. Обычно крысы не нападали на людей – это он хорошо знал, – но сейчас животные, казалось, просто обезумели от голода и страха. Они еще не остыли от битвы, в которой только что участвовали, и были готовы броситься на все, что только могло передвигаться.
Вряд ли на свете существовало что-либо другое, что Жан ненавидел бы больше, чем муравьев-мутантов и крыс. Один их вид вызывал у него тошноту. Мысль о том, что одно из этих исчадий ада может прикоснуться к нему своими когтистыми лапами и он почувствует его жаркое зловонное дыхание, доводила Жана почти до сумасшествия. Выждав некоторое время и полностью удостоверившись в том, что крысы больше не вернутся, он вылез из металлического ящика и стал пробираться наверх.
«Нет уж, – думал Жан, привычно оглядываясь по сторонам, прежде чем сделать последний рывок к укреплению, – ни за что больше я сюда не сунусь. Зачем мне это?!»
Он каждый раз говорил себе эти слова, но проходило время, и Жан снова появлялся здесь. Судя по всему, так он собирался поступать и впредь.
Жан и сам не мог понять, что именно тянуло его на это место. Разумеется, Жана манил своей какой-то жужжащей и мигающей внутренней работой сам отсек, где было много разноцветных мигающих лампочек, слышались странные звуки и вообще находилось множество притягивающих как магнитом вещей, о назначении и употреблении которых он не имел ни малейшего понятия. Эта рубка являлась как бы частью чужого исчезнувшего мира, частью того прошлого, о котором изредка рассказывали Жану родители, а друзья-одногодки знали о нем лишь по картинкам и уцелевшим книгам. Иногда Жан спрашивал себя: неужели он и вправду один-единственный из всех обитателей Свободной Зоны смог увидеть маленькую частичку этого ушедшего времени?.. Ему часто хотелось поделиться своей тайной, взяв кого-нибудь с собой в крепость. Разумеется, он бы так ни за что не поступил: слишком велика опасность. Если бы в Свободной Зоне узнали, что Жану удалось обнаружить в результате этих регулярных вылазок – в общем-то запрещенных, но на которые Барлер и другие пока смотрели сквозь пальцы, – на его прогулки немедленно наложили бы полный запрет. А так рисковать он не мог.
Быстро преодолев открытое пространство и проскользнув под обугленными остатками стены, Жан оглянулся по сторонам. Сердце у него колотилось так, словно было готово выпрыгнуть из груди. Вот и отсек. Сам по себе он еще не стал частью джунглей, но уже и не относился к Свободной Зоне. Эта земля считалась как бы ничейной, никому не принадлежащей, куда имели свободный доступ жители одного и другого берега реки. Здесь Жану частенько приходилось наталкиваться на разных монстров из числа тех, что когда-то перешли на тот берег реки, а однажды он даже увидел муравья-мутанта. Кроме того, нельзя было недооценивать и опасность, грозящую сверху. В отдельные дни над высохшим руслом планировали особые планелеты, открывавшие шквальный огонь по любой движущейся цели.
Но сейчас, кажется, все было спокойно. Из почерневших развалин не доносилось ни звука; в небе над джунглями – пусто. Однако, несмотря на это, Жан еще какое-то время выжидал и внимательно всматривался в заросли, прежде чем отважился подняться в полный рост и преодолеть последние двадцать шагов.
Даже ему, так хорошо знавшему, что нужно искать, было трудно сразу определить местонахождение «этого». Когда Жан впервые натолкнулся на это сооружение – а с тех пор прошло добрых четыре года, – оно оказалось почти погребено под сплошным слоем обломков и пепла, а также оплетено буйной растительностью. Постепенно он расчистил обломки, быстро сообразив, что большая часть приборов слежения и ориентации не пострадала, но их сигналы просто не слышны под толстым слоем щебня.
Жан решил не трогать растения, покрывавшие «крепость». Напротив, позднее он даже начал выкапывать молодые сильные побеги, росшие неподалеку, и сажать их вокруг с таким расчетом, чтобы своими тонкими жесткими ветвями они полностью укрыли сооружение.
Приближаясь к крепости, Жан как всегда внимательно разглядывал свою работу, придирчиво проверяя, не видно ли в просветах отростков предательского блеска стекла или металла, но все было в норме. Он мог быть доволен: даже если сюда ненароком заявятся муравьи-мутанты, они вряд ли что-нибудь заметят.
Наклонившись, Жан осторожно раздвинул усеянные шипами ветки, закрывавшие вход, стащил зубами с правой руки кожаную перчатку и, придерживая левой рукой колючие отростки, аккуратно положил дрожащие пальцы правой руки на окруженный тонким красным кольцом круг у двери. Проиндентифицировав его отпечатки пальцев, машина дала «добро» на допуск, и Жан услышал ее доверчивое пощелкивание. Почти год он потратил на то, чтобы разгадать функциональные особенности этой двери и перепрограммировать конструкцию так, чтобы она впускала только его одного.
На темно-зеленой защитного цвета поверхности проступила тоненькая, толщиной в волос щель, быстро превратившаяся в полутораметровую дверь, которая бесшумно открылась перед Жаном. Наклонив голову, он шагнул внутрь. Дверь бесшумно закрылась, и почти в ту же секунду под потолком загорелся мягкий желтоватый свет, придавая маленькой комнате весьма своеобразный вид. Как обычно в этот момент, Жан застыл на несколько секунд, наслаждаясь этим приятным сиянием, всю прелесть которого другие жители Свободной Зоны и представить себе не могли. Впрочем, он также был бы лишен этой возможности, если бы однажды не нашел крепость.
Жан просто стоял и смотрел. Этот свет совершенно не походил на ярко-зеленый блеск неба, под которым он родился и вырос, и в первый раз так испугал его, что у Жана едва не началась истерика. Однако это быстро прошло, уступив место странному, но очень приятному чувству. Теперь этот свет казался ему более приятным, чем блеск зеленого неба.
Взгляд Жана скользнул по разнообразным датчикам и стрелкам, по разноцветным огонькам и крошечным экранам и вдруг остановился на маленькой, мигающей в лихорадочном режиме лампочке. Жан озабоченно нахмурился. Он знал предназначение этой штуки: судя по всему, кто-то снаружи пытался войти в крепость.
Жан быстро сел в одно из мягких кресел за пультом управления и молниеносно нажал одну за другой три кнопки. Свет под потолком тотчас начал ослабевать, но не погас совсем, зато по правую руку от Жана включился маленький прямоугольный, величиной с ладонь, монитор. Сначала послышался легкий треск, по экрану побежали полосы, затем появилось трехмерное изображение местности вокруг крепости. Присмотревшись внимательнее, Жан облегченно вздохнул, заметив у дверей сооружения какое-то животное серо-зеленого цвета, почти в человеческий рост. Существо напоминало неудачный гибрид краба с черным тараканом, а его блестящий роговой панцирь бесспорно доказывал, что оно имеет одно и то же происхождение, что и мороны. Жану показалось, что огромные глаза твари с ненавистью уставились на монитор.
Он нервно усмехнулся. Несмотря на то, что перед ним было всего лишь изображение, сделанное, вероятно, несколько дней, а то и недель тому назад, Жан все-таки еще раз взглянул на дверь, чтобы убедиться, что существо не прогрызло стальную перегородку и не проникло в крепость.
Когда таракано-краб, наконец, прекратил свои бессмысленные попытки проделать отверстие в обшивке крепости и, неуклюже подскакивая, удалился прочь, изображение исчезло. Жан собирался уже выключить монитор, но в этот момент камера снова автоматически включилась, белесовато-серые полосы стабилизировались, и на экране опять возникло изображение. Оказалось, что существо, удалившись на добрых тридцать-сорок шагов, забавно передвигая конечности, теперь карабкалось на уступ, отделявший его от крепости.
Неожиданно на экране что-то промелькнуло, какая-то яркая вспышка в небе, которую едва успела засечь камера. Серебристое свечение быстро приближалось, затем на мгновение исчезло, потом появилось вновь и, превратившись в тонкий непереносимо-яркий луч, упало с неба, коснувшись гигантского таракана. На секунду Жану показалось, будто экран воспламенился, и он зажмурился, почти ослепнув. Разомкнув веки, Жан увидел, что существо исчезло, а там, где оно только что стояло, дымилась окрашенная кровью земля. Секунды две кадр еще оставался на экране, затем изображение погасло, и Жан вновь услышал мелодичное пощелкивание. Вероятно, планер улетел, а больше за это время не произошло ничего заслуживающего внимания.
Однако Жан еще долго в задумчивости смотрел на маленький погасший монитор. Это происшествие довольно ясно показало ему, насколько тонок лед, по которому он двигался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...