ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я не нервничаю.
— Нервничаешь.
— Только вместе с тобой.
— Я не нервничаю.
— Договорились! Мы оба не нервничаем…-Т-тоже мне, комната Синей Бороды!
Свет здесь включается?
Включается. Столько лет здесь ни души — а свет включается, стоит лишь тумблером щелкнуть. Электропроводка исправна.
Да будет свет!
И стал свет. И осветил…
Не комната. Не Синей Бороды.
Коридорный лабиринт с рядами стеллажей вместо стен. Нескончаемый лабиринт — вплоть до узкоколейки, проложенной вдоль стен-стеллажей.
— Что скажешь, Скалли?
— Похоже на архив.
— Архив чего?
— Судя по внешнему виду, архив медицинских карт.
— Я бы сказал, что их здесь… немало.
— Весьма и весьма немало! Глянь, Молдер. Каждая секция стеллажей расставлена по годам. Ящики на стеллажах — по алфавиту.
— Начнем с «А»?
— Почему с «А»?
— Надо же с чего-то начать! Начнем с начала.
— Нет. Начнем с буквы «С». Год 1964-й.
— Ищешь дело на себя?
— Уже нашла!
— Дай посмотрю!
— Не лезь. Я сама.
— Ну дай. Пусти.
— Не лезь, сказала. Это, в конце концов, нетактично — заглядывать в медицинскую карту дамы.
— Мы напарники.
Даже если партнеры — все равно нетактично. Пойди найди себя на букву «М» и смотри на здоровье!
— Что я там не видел!
— А у меня что ты не видел?!
— Кое-чего так-таки не видел.
— И не увидишь.
— Ну и пожалуйста! Было б на что смотреть!
— Не хами.
— Не нервничай.
— Не нервничаю.
— Не хамлю. Дай посмотрю.
— Да не на что тут смотреть! Действительно! Стандартная медицинская карта. Свидетельство о рождении. Список проведенных вакцинаций — с указанием дат. Капсула в полиэтиленовом пакетике, прикрепленная скотчем к медицинской карте, — капсула с образцом ткани… пациента? подопытного?
— Оп-па!
— Скалли?
— Черт побери!
— Скалли?!
— Молдер! Капсула!
— Скалли?!!
— Капсула пластмассовая! Нового образца! Раньше их делали из стекла! Этот образец ткани — совсем недавний! Не помню, чтобы у меня в недавнем времени брали образец ткани! То есть… помнить не помню, но…
— Скалли?!! Объясни!
— Чтоб я сама понимала! Мрак! Полный мрак!
Что мрак, то мрак. Свет погас — как провода обрубило. Полный мрак!
— Молдер!
— Здесь я, здесь. Стой и не двигайся. Я сейчас.
— Ты куда?! А я?!
— Стой и не двигайся.
— Но ведь темно!
— Боишься темноты?
— Нет. Но… темно.
— Фонарик при тебе?
— Нет.
— Срань господня! И при мне нет! Тем более стой и не двигайся. Я сейчас вернусь.
— Молдер!!!
— Что еще?!
— А как ты меня найдешь? Здесь так просто заблудиться…
— Про «заблудиться» я уже слышал.
— Молдер, но все-таки!
— Ориентир — буква «С», год 1964-й.
— Но ты куда все-таки?!
— Посмотрю, что со светом. И — не заперли ли нас, пока мы в бумажках рылись.
— Кто?!
— Вот и посмотрю, кто.
— Думаешь, здесь кто-нибудь еще?! Здесь же никого, кроме нас… Кажется…
— Вот и посмотрю.
Молдеру-то хорошо — выбравшись из тьмы, имеет возможность посмотреть…
Нет, никто их не запер. Массивная дверь с мудреным Непер-кодом приоткрыта, как и была.
А свет — да. Свет, срань господня, отрубился. Щелкай тумблером, не щелкай…
Снаружи, правда, развиднелось — в оконные проемы бьет ослепительно. Это свет, который я уже видел однажды… когда исчезла Саманта, сестренка.
А источник этого света? Не определить. Он, источник, над крышей ангара, в ночном небе, высоко, вне поля зрения. Окрестности освещает поярче софита, но сам — в мертвой зоне. НЛО? ХОЧУ ПОВЕРИТЬ…
Молдеру-то хорошо! А Скалли каково?! Темноты она не боится, но… В кромешной темноте волей-неволей — глюки…
Мерцание, флуоресценция. Там что-то черненькое белеется. Там что-то беленькое чернеется.
Не беленькое, не черненькое. Зеленоватень-кое. Несуразные фигурки в конце тоннеля с узкоколейкой. Мелькание двуногих-прямоходящих. Люди? Не люди. Кто угодно, только не люди. НЕ ХОЧУ ПОВЕРИТЬ! Молдер, где ты? Возвращайся поскорее! А то здесь мелькают какие-то! Или — глюки?.. Молдер! Возвращайся! Вернись!
Он вернется. Сейчас только… сейчас только удостоверится, что у него не глюки, что ему не почудилось — вереница мрачных седанов с притушенными огнями. Сюда?!
Сюда. Не почудилось. В свете поярче софита, исходящем с ночного неба — вереница седанов, пылящих по грунтовке. Количество — три. И в каждом из них — командос в полном снаряжении. Количество — пять. В каждом седане — по пять.
Ближе, ближе. Сюда. К ангару. Встали. Дистанция — полсотни метров.
А чего надо? Растолкуйте. Словами.
Запросто! Сейчас тебе, агент Молдер, растолкуют. И не словами — пулями. Веерными очередями из положения «стоя».
— Вот он! Вот он! Стреляй! Стреляй! Уйдёт! Стреляют. Ведь стреляют, сволочи! Волки позорные-полярные!
— Окружай! По периметру! А вы пятеро за мной!
Окружают. Ведь окружают, сволочи! А пятерка волков позорных-полярных, авангард, — внутрь ангара по гремящей лестнице.
— Вот он! Никуда он не уйдет! Ку-уда он денется!
Вот он, вот он — нервы на кулак намотаны. Живым не дамся! И мертвым не дамся! Не дамся! Куда он денется, значит? Назад, назад! К Скалли!
Осторожно, двери закрываются. Next Stop — что угодно, но не Paradis.
— Открой!
— Зачем?
— Открывай-открывай! Сейчас узнаешь!
— И знать не хочу!
— Так, да?! Ну, погоди!
Веерные очередь по захлопнувшейся двери. Еще очередь. Еще… Эх, гексогену бы сюда! Броня крепка, и Молдер быстр. Ушел…
— Далеко не уйдет! Ни он, ни девка! Все ходы-выходы — под контроль! Выполнять! Ну?!
Выполняют. Ведь выполняют, сволочи! Волки позорные-полярные!
— Молдер?!
— Я, Скалли, я! Не вижу. Дай твою руку.
— Вот. Нащупал? -Да.
— Молдер! Это моя, но не рука!
— Ну извини!
— Пустое!
— Ну, не такое пустое. Скорее… полное.
— Не до того, Молдер! Что там снаружи?
— Снаружи чего?
— Снаружи ангара, срань господня!
— Снаружи ангара — срань господня, Скалли. У меня для тебя две новости…
— Давай сначала хорошую.
— Обе плохие. Во-первых, там снаружи целая армия…
— Я слышала выстрелы или мне показалось?
— Тебе не показалось.
— В кого стреляли?
— На зайца охотились, срань господня! Волки позорные!
— Не нервничай.
— Не нервничаю.
— Вот хороший мальчик. А вторая новость?
— Я успел закрыть за собой дверь. Вряд ли им известно число Непера.
— Молдер! Но с нашей, с внутренней, стороны кодового замка нет! Только с внешней! Хочешь сказать, что мы…
— Не нервничай.
— Не нервничаю.
— Вот хорошая девочка!.. Так вот, хорошая девочка, похоже, мы в мышеловке.
— Тише мыши — кот на крыше.
— Если б только на крыше!
— И что теперь?
— Можно попробовать по тоннелю…
— А куда он?
— А я знаю?!
— Молдер… не надо по тоннелю. Там… какие-то…
— Скалли?
— Не надо по тоннелю.
— Ага! Давай тут встанем и постоим!
— Я тут стою уже битый час!
— Тогда — по тоннелю.
— Не надо!
— А что тогда надо?! Что?!
— Не знаю! Не знаю!
— А кто знает?!
Никто не знает. Полный мрак!
Но…
Щелк!
Да без всякого «щелк»! Был слепящий мрак — стал слепящий свет.
Это свет, который я уже видел однажды. .. когда исчезла Саманта, сестренка.
Штат Вермонт, пригород Монтпильера Среди долины ровныя 23 апреля, утро
— Скиннер! Наконец-то! Вы!
— Скажите спасибо, что я вообще вас нашел после вашего звонка! Этого места даже нет на карте. Впечатление, здесь вообще никого и никогда! Разве что какой-нибудь отшельник вермонтский! Как вас угораздило сюда попасть? Скалли? Молдер?
— Хороший вопрос!
— А ответ?
— Нет ответа. Угораздило…
— Где ваша машина?
— Мы без машины.
— Пешком?!
— Как вам сказать, Скиннер. Нуль-транспортировка, ха-ха!
— Мне не до шуток, Молдер.
— А мне-то! Мы с напарником и телефон-то искали целую вечность!.. В общем, мы здесь. И вы, слава богу, нас нашли.
— Я полночи гнал машину. Ради чего?
— Ради того, например, чтобы услышать от нас — вчера в Западной Вирджинии за нами гонялся целый отряд наемных убийц.
— Далеко же они вас загнали! Скалли, ваш комментарий к заявлению вашего напарника?
— Он говорит правду, Уолтер. Наемные убийцы на трех седанах, чертовски напоминающих седаны некоего спецконтингента. Уолтер, вам известно, кто хлопотал о выделении седанов своему спецконтингенту? Мистер Никотин, нет?
— Всюду вам мерещится этот… мистер Никотин!
— Мерещится?
— Ладно, вы правы. И что теперь?
— Уолтер! Это вы нас спрашиваете, что теперь?!
— Ладно, вы опять правы. Что ж, постараюсь раз и навсегда решить проблему вашей безопасности.
— А на каких условиях? На каких условиях?
— После узнаете.
— Не годится!
— Ладно, вы снова и снова правы… Например, на условиях обмена злосчастной дискеты. Им дискета — вам безопасность. Да, и, разумеется, восстановление в прежней должности, Скалли.
— Не годится!
— Агент Молдер, я пока разговариваю с агентом Скалли. Агент Скалли?
— Не годится, Уолтер.
— И вы туда же!
— Нам нужны икс-файлы с этой дискеты!
— Нам?
— Всем нам. Речь идет о раскрытии заговора против народа страны Бога и моей.
И вашей, Скиннер, не так ли? Или вы как помощник директора ФБР не заинтересованы в разоблачении заговора?
— Риторику в сторону, Молдер!
— А все-таки?
— Ладно, в который раз вы правы! Заинтересован. Однако мне бы не хотелось удовлетворять свой интерес ценой ваших жизней.
— Мы живы.
— Пока.
— Так вот, пока мы живы… Знаете, что мы вчера нашли? В Западной Вирджинии, в заброшенном ангаре!
— Ну-ну?
— Скрупулезную систему записи медицинского состояния всего населения страны Бога и моей… И вашей, Скиннер, и вашей!
— И что из этого следует?
— Ха! Так я вам сразу и ответил! Мой ответ — все ответы могут находиться на дискете. По крайней мере, из-за этого нас и хотели убить.
— Что вы рассчитываете найти на дискете, агент Молдер?
— Как минимум, причину убийства моего отца. И суть происшедшего с Самантой, с моей сестрой. И что они сотворили с агентом Скалли. Так сказать, ничего личного.
— С агентом Скалли? Сотворили? Агент Скалли они с вами что-то сотворили?! Что?!
— Если б я знала, Уолтер! Но — сотворили. И я бы хотела знать, что!
— Друзья мои, вы сейчас несколько возбуждены. Остыньте. И давайте вместе поразмыслим, не принять ли озвученные мною условия…
— Нет!
— Погодите, не торопитесь. Вас уже гоняют, как зайцев по поляне…
— Угу. От Западной Вирджинии до Вермонта.
— Именно! Вы оба сейчас настолько за рамками закона, что любые ваши взывания к законности… Нет, ну смешно же, право слово!
— То ли дело вы, Скиннер, да?! Мы по уши в дерьме, а вы во всем белом!
— Во всяком случае не в дерьме! И если условия будут отвергнуты, постараюсь успеть выступить в суде. А дискету — как улику. Убийственную улику… М-да, если, разумеется, и меня не прихлопнут.
— Попытаются, Уолтер. Не сомневайтесь.
— Я и не сомневаюсь. Так что мы — в одной лодке.
— Дискета при вас, Скиннер?
— При мне, при мне. И не вздумайте наброситься на меня, агент Молдер. С вами я справлюсь. У вас был случай убедиться.
— Да я не о том! Вы пробовали ее скопировать?
— Она не поддается копированию — ни на какой-либо другой носитель, ни на жесткий диск. Хакерские штучки!.. Так что она — единственная в своем роде. Решайте же! Скалли? Молдер?
— Н-ну хорошо… Но мы вместе?
— Мы вместе.
— Тогда так, Скиннер… Вы покамест… повторяю — покамест… все же повремените с передачей.
— Покамест — что?
— Покамест не знаю. Но надо бы еще побеседовать с одним… садовником, еще раз побеседовать . А там…
— А там?
— А там видно будет.
— Вам видней, агент Молдер.
— Мне видней, Скиннер.
— Джентльмены! Мы едем или мы не едем?!
— Едем. Куда, кстати, прикажете, леди?
— Я бы хотела в госпиталь, к Мелиссе! Очень бы хотела, Уолтер!
— Нельзя.
— Знаю. Но очень бы хотела.
— Я сам туда съезжу. Обещаю, агент Скалли.
— Она… как?
— Она… плохо. Но небезнадежно.
— Уолтер!
— Я же обещал.
— Еще одно. Если там… в госпитале увидите индейца… большого такого, пожилого… Он — друг. Алберт Хостин. Он может помочь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...