ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мне?
— Мелиссе. У меня отлегло бы на сердце, знай я, что Алберт Хостин рядом с ней. Я была бы признательна вам, Уолтер, если после госпиталя вы сообщите, что Алберт Хостин рядом с ней.
— Договорились. Хотя не совсем понимаю…
— Поверьте на слово. Он может помочь. И вполне вероятно — вам тоже.
— Мне-то каким образом?!
— Я так вижу, Уолтер.
— И я так вижу, Скиннер!
— Вам видней, друзья мои.
— Нам видней.
— Где вас высадить?
— Нельзя ли в Нью-Кеннане? Там такая… оранжерея.
— Нью-Кеннан?! Это же Коннектикут! Это ж какой крюк!
— Полагаю, на этот крюк поймается большая рыба. О-очень большая!
— Вы помните папу-Хэма, Молдер? «Старик и море»?
— Я помню папу-Хэма, Скиннер.
— И тем не менее?..
— Тем более, Скиннер, тем более! В Нью-Кеннан, Скиннер, в Ныо-Кеннан. Нам с напарником — в Нью-Кеннан!
Коннектикут, Нью-Кеннан Оранжерея «Виктория»
23 апреля, день
Как хороши, как свежи орхидеи… И — никого.
— Мистер Клемпер? Герр Клемпер?! Клемпер, срань господня?!!
— Здесь никого нет, Молдер. Кажется, никого…
— Мисс Скалли?
— О! Стоять! Не двигаться!
— Я стою, мисс Скалли. Я не двигаюсь. Спрячьте оружие.
— А-а, мистер… Гантенбайн? Или — Ноп-флер?
— Я.
— Вы как здесь?
— Пришел отдать последний долг старому другу…
— Мистер Нопфлер?
— Виктор Клемпер найден вчера здесь, среди цветов. Видимо, сдало сердце.
— Сердце?
— Сердце. Душевная рана от давней потери жены так и не зажила у бедного Виктора.
Никаких других ран на теле полиция не обнаружила. Ни колотых, ни резаных, ни огнестрельных… Простите, мисс Скалли, не попросите ли вашего коллегу тоже спрятать оружие. Под прицелом мне как-то неуютно.
— Молдер, спрячь оружие.
— Не-ет уж! Неуютно ему, понимаешь!
— Молдер, спрячь!
— Так это и есть Молдер? Мисс Скалли, это Молдер? Агент Молдер?
— Это Молдер. Агент Молдер.
— Так вот ты какой, агент Молдер. Эту… униформу вам в ФБР выдают?
— Заткнись, старичок! Я-то Молдер! А вот ты что за… дурак на холме?!
— Кто на холме, тот не всегда дурак, агент Молдер. С холма многое видно…
— Да?! К примеру, с холма, на котором стоит ангар, да?! Это ведь вы — на фотографии? На втором плане, за спиной моего отца? Вы?!
— Я. Никогда и не скрывал этого.
— Но никому не говорили!
— Никто не спрашивал.
— Вот спрашиваю!
— Вот отвечаю: я. Мы работали с вашим отцом, мистер Молдер. Очень давно и очень долго. Проект «Скрепка». Слышали?
— Наслышан! Его роль в проекте?! Роль Вильяма Молдера?! Зачем и кому нужен архив в Западной Вирджинии?!
— А, вы и до него докопались?
— Да. Нас там чуть не закопали. Вчера!
— Какая неприятность!
— Какая? Что чуть не закопали? Или что мы докопались?.. Повторяю, зачем и кому нужен архив в Западной Вирджинии?!
— Видите ли, Молдер… Вы, несомненно, знаете о «Розуэллском инциденте».
— 1947 год. Крушение НЛО в Нью-Мексико. Тело инопланетянина. Совершенно секретно… Дальше, дальше!
— Похвальная осведомленность. Так вот, мистер Молдер, «Розуэллский инцидент» почти совпадает по времени с запуском проекта «Скрепка».
— Наци-бартер-вакцинация… Дальше, дальше!
— Если вы настолько в курсе, то работы некоего доктора Йозефа Менгеле для вас не секрет.
— Йозеф Менгеле, «ангел смерти». Попытка создания расы сверхлюдей с помощью генной инженерии… Дальше, дальше!
— Куда уж дальше?! Вы сами ответили на свой вопрос. Почтенный профессор Вильям Молдер был заметной фигурой в области генной инженерии. У нас подобралась замечательная команда!
— И доктор Клемпер?
— И доктор Клемпер.
— Он наци! Он убийца!
— О-о, бедняга Виктор! Он так любил свою Лизу. Пожалуй, не меньше, чем свои орхидеи.
Знаете, ему удалось вывести необычайные гибриды! У-ни-каль-ные! Не имеющие аналогов в мире! В растительном мире… Подчеркиваю — в растительном мире.
— Скалли?!
— Да, Молдер, да?
— Ты понимаешь, о чем он, этот ходячий скелет?!
— Молдер?
— Клемпер пытался создать гибрид человека и нечеловека! Человека и пришельца! Эксперимент не удался, Скалли! Они уничтожили всех! Вот что я видел в том вагоне! Вот что!
— Молдер, не спеши с выводами!
— Нет уж! Он, твой садовник, экспериментировал на людях! Что же получается, мой отец тоже этим занимался?!
— Молдер, не спеши, ну! Тогда еще не было современных технологий! ДНК и то не могли определить!
— Молодые люди, я вам не мешаю?
— Стой, где стоишь, Нопфлер… или как тебя там!
— Меня — Нопфлер. Когда ваш отец, Вильям Молдер, понял, что медицинские данные используются для подобных целей, он принялся… сильно возражать.
— Он собирал эти данные?! Собирал?!
— Не судите, и не судимы будете. Видите ли, Молдер… В пятидесятые годы возникла угроза ядерной катастрофы. Правительство поручило нам…
— Вам?
— Скажем, ученым, по масштабу сопоставимым с вашим отцом. Правительство поручило собрать генетические данные по всему населению.
— Но зачем, зачем?!
— Чтобы опознать их после ядерной катастрофы.
— Записи о вакцинации, Скалли! Они брали образцы тканей у каждого, прошедшего вакцинацию. Прививки от оспы — они у каждого!
— Вряд ли. Сотни миллионов американцев, Молдер!
— Ты же была со мной в ангаре! Ты же видела! Стеллажи!
— Молодые люди, разрешите, я опять вмешаюсь? Так вот… Виктор Клемпер, бедняга Виктор… Он получил доступ к базе данных ДНК всех американцев, родившихся после 1950 года.
— Что вы несете, мистер Нопфлер?! Молдер, не слушай его! Он говорит тебе то, что ты хочешь услышать! Но это фабрикация! Научная фантастика! Лженаучная фантастика! Не было никаких экспериментов над пришельцами!
— Я, мисс Молдер, несу разумное, доброе, вечное.
— Мистер Нопфлер! Что есть разумное, доброе, вечное?! В вашем понимании?
— Истина, мисс.
— Или правда?
— Истина. Зачем вам правда, мисс Скалли? Или вашему напарнику?
— Ну-ка?! Ты, скелет ходячий! Что за правда?!
— Вам она нужна, мистер Молдер? -Да!
— Тогда получите… У вас ведь была сестра, мистер Молдер? Саманта, так? У старины Вилли было двое детей — вы и крошка Саманта? Кого из вас старина Вилли любил больше?
— Скалли, я сейчас его пристрелю!
— Молдер, не смей!!!
— Берегите патроны, агент Молдер. Могут понадобиться. Вы ведь хотели правду? Ваш папочка никогда не говорил вам, кто ему больше нравится, кто любимчик? Догадайтесь! С двух раз…
— Они заставили его выбирать между мной и Самантой?
— Вы снова сами ответили на свой вопрос. Он выбрал. Ваша матушка после этого возненавидела вашего батюшку до конца своих… м-м… до конца его дней. Нет?
—Да-а…
— Молдер, не слушай его! Он лжет!
— Зачем мне лгать, мисс Скалли?
— Вы сами сказали! Много раньше! На кладбище! Затем, чтобы защититься самому, чтобы всё свалить на ходячий миф об извер-гах-эксперименаторах!
— Ну почему же об извергах, мисс Скалли! Просто об экспериментаторах. Серьезных ученых, между прочим, мисс Скалли.
— Так! Тихо! Я спрашиваю!
— Да, мистер Молдер?
— Они забрали мою сестру, так?
— Так.
— Зачем?
— В качестве страховки. Залог его молчания. Ваш отец, то есть старина Вилли, грозился публично разоблачить проект. Проект «Скрепка». Это было не в интересах… ни в чьих интересах. Да опустите вы оружие!
— Потерпишь, старый пердун! Залог твоей разговорчивости!
— Думаете, в мои летах меня можно шантажировать смертью? А старым пердуном я позволял называть себя только бедняге Виктору. Бедняга Виктор! Это было последнее, что я от него услышал.
— Вот тут он был прав!
— Не вам судить, юноша. Доживите до моих лет…
— Доживу-доживу!
— Сомневаюсь. Торопливы-торопливы. Не доживете. Год за два. Хотите разоблачить проект? Идете по стопам отца?
— Иду!
— Не споткнитесь.
— А вы ножку не подставляйте!
— Я? Да я только и делаю, что выступаю, поводырем! Неужели в ФБР все такие тугодумы?! Мисс Скалли, объясните же ему!
— Мне нечего тебе объяснить, Молдер…
— И не надо! Скалли! Я понял! Понял! Там… ну там… в ангаре — там медицинские карты тех, кто когда-либо и где бы то ни было попадал к пришельцам! Тех, кто был похищен НЛО! Там же даты! И координаты! По времени, по месту! Скалли!
О, господи! Кто о чем, а байкер о «хар-лее»! А Молдер об НЛО!
— Мне надоело, Молдер! Я ухожу!
— Нет, стой!
— Нет, ухожу! Довольно я выслушивала твою чушь!
— Мою?!
— Вашу! Вашу обоюдную чушь!
— Скалли! Речь о моей пропавшей сестре!
— Молдер! У меня тоже есть сестра! И она… Ох!
— Скалли?! Что, Скалли? Что?!
— Ничего. Кольнуло. Слегка… Сердце. Переутомилась. Вы утомили меня, господа. Так ты идешь?
— Иду. Уже иду. Один момент… Слушай ты, ходячий скелет! Скажи напоследок…
— Мистер Нопфлер, если позволите.
— Зачем вы мне рассказали то… что рассказали, мистер Нопфлер?
— Но вы же хотели знать? Вам нужна была правда?
— Мне нужна истина!
— До истины, молодой человек, вам еще семь лет баттерфляем плыть.
— Да? Есть еще что-нибудь?
— Есть гораздо больше, чем вы когда-либо узнаете… и гораздо-гораздо больше, чем сумеете переварить, молодой человек.
— Шлепнуть бы тебя на прощание, старый человек!
— К вашим услугам, молодой человек.
— Пули жалко на тебя, старый пердун!
— И на том спасибо. А на вас — нет…
— Что?!
— На вас — нет, не жалко. В смысле, пули. Не мне. Но многие не пожалеют. Цветочков не желаете на дорожку, сэр? Все равно увянут без хозяина. Какой был садовник, какой был садовник!.. Уникальные орхидеи! Во гробе очень даже украшают.
— Я не во гробе. Я мазохист, я еще поживу.
— Не зарекайтесь.
— Не зарекаюсь. Но пока — не во гробе.
— Но ваша дама…
— Что — моя дама?!
— Она так переживает за свою сестру! Больше, чем вы — за свою. Вдруг да понадобятся цветочки?
— Ну ты, старый пердун!
— Всё. Закончили. Прощайте, молодой… пердун.
Вашингтон Госпиталь «Бедная Лиза»
23 апреля, вечер
— Ваше имя?
— Уолтер Скиннер. Я помощник директора ФБР. Вот мой значок. Мне к Мелиссе Скалли, доктор.
— Нет.
— Что значит «нет»! ФБР! Вот мой значок!
— Ходят тут всякие…
— Доктор?!
— Я не про вас, мистер Уолтер Скиннер. Но… ходят тут всякие.
— Проводите меня к койке мисс Мелиссе Скалли! Проведите меня к пациенту Скалли! Проведите, проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!
— Человека? Или койку?
— Доктор?!
— Мелисса Скалли скончалась час назад. Мы сделали все возможное…
— Чтобы она скончалась?
— Мистер! И вы туда же!
— Куда?
— Пойдемте! Тело увезли в морг. Доктор сказал, в морг. Мать покойной настояла на том, чтобы сопровождать тело… Но тут один упрямый — он не хочет покидать палату, он говорит, что ждет… кого-то.
— Кого?
— Откуда я знаю?! Может быть, и вас!
— Веди! Веди меня, медицинский работник!
— Мы пришли. Вот… Застеленная койка. Пустая.
Не попискивает монитор. Выключен монитор.
Безмолвный вождь краснокожих посреди палаты — на полу, скрестив ноги:
— Я ждал тебя. Ты белый вождь из ФБР.
— Я не вождь. Но из ФБР. Мое имя — Уолтер Скиннер.
— Мое имя — Алберт Хостин.
— Я знаю. Мне о вас сказала Скалли. Сказала, вы можете помочь.
— Я не смог. Не я. Но не смог. Скажи этому белому человеку в халате — пусть уйдет. Он не позволил мне развести костер, как я просил. Он не принес мне четыре дубовые жерди, как я просил. Трава увяла. Он не принес четыре дубовые жерди для вигвама Гилы-монстра, и собранная на рассвете трава увяла. Все мои травы увяли.
— Травы?
— Травы. Травы не успели… Скажи этому человеку в халате — пусть уйдет. Мне есть что сказать вам, белый вождь из ФБР. Наедине.
— Уйдите, доктор.
— Вот еще!
— Уйдите!
— Здесь палата интенсивной терапии! Здесь посторонним вход запрещен! У меня больные! Они ждут своей очереди!
— Именем Федерального Бюро Расследований — уйдите!
— Он ушел, белый вождь из ФБР?
— Он ушел, Алберт Хостин.
— Шарлатан! Всего четыре дубовые жерди — и сестра белой женщины из ФБР осталась бы жить.
— Алберт Хостин, вы хотели мне что-то сообщить.
— Наедине.
— Мы наедине.
— Нет. За дверью человек. Он прислушивается.
— Он ушел, Алберт Хостин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...