ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Аннотация
Прелестная Сабина, поневоле вынужденная вступить в брак по расчету с богатым и знатным лордом, готова была исполнить свой долг до конца и навеки разрушить свою юную жизнь… Но в Монте-Карло, куда девушка попала случайно, она внезапно встретила НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ — красивого, смелого и мужественного «цыганского барона», перед чарами которого невозможно было устоять…
Долг или счастье? Сабина оказалась перед НЕЛЕГКИМ выбором…
Барбара Картленд
Плененное сердце
Глава первая
— Проклятие, мы, наверное, напоминаем окружающим настоящую похоронную процессию!
Сабина произнесла эти слова вслух и рассмеялась при звуках собственного голоса. Когда она подражала ворчанию старого сквайра, провожающего своих дочерей на материк, чтобы выдать замуж, ее сестры всегда потихоньку давились от смеха.
Хотя, конечно, отец был бы очень недоволен и расстроен, узнай он о легкомысленных выходках своей старшей дочери.
Тем не менее, если говорить откровенно, лошади, тащившие старый, довольно ветхий наемный экипаж по неровной дороге, двигались все медленнее и медленнее. Сабина смотрела в окно, которое давно следовало бы помыть, и видела, как постепенно надвигается темнота и переливающиеся всеми цветами радуги звезды отражаются в море.
После стольких препятствий и проблем ей казалось, что она никогда не доберется до Монте-Карло, но, с другой стороны, зачем было беспокоиться по пустякам.
Сабина восторженно ахнула, когда посмотрела на гладь моря. Оно плескалось далеко внизу, и темные силуэты деревьев причудливо, можно даже сказать, фантастически вырисовывались на фоне ночного неба. Она была во Франции. И сейчас ехала туда, где еще буквально два месяца назад и не мечтала побывать даже в самых своих смелых мечтах.
— Благодарю тебя, Господи! Как я счастлива!
Сабина прошептала эти слова, а потом снова рассмеялась.
Какая же она глупая! Сама с собой разговаривает! Если бы кто-нибудь услышал ее, то мог бы подумать, что она такая же слабоумная, как тот мальчик у них дома, в деревне. Она вздрагивала всякий раз, когда он встречался ей, бесцельно разгуливая по извилистым узким улочкам и бормоча что-то невразумительное своим высоким тонким голосом.
Какими далекими теперь казались Коблфорд и Глостершир, откуда она уехала всего несколько дней назад! В этот момент ее семья, наверное, сидит в гостиной, давно покончив с простой, незамысловатой пищей, которую отец считает ужи-, ном, а мама предпочитает называть обедом.
Девочки, конечно, заняты работой. Гарриет занимается вышивкой на пяльцах, вызывающей восхищение у каждого, кому довелось увидеть ее искусство, а Мелани усердно ей подражает, но у нее ничего не получается. Бедная девочка! Тем не менее она не оставляет попыток научиться этому прекрасному ремеслу. Ангелина, наверное, играет на пианино, папа просто обожает присутствовать при ее уроках музыки. Ну а Клер уже, очевидно, давно в постели. До тех пор, пока им не исполнялось пятнадцать лет, родители не позволяли детям оставаться в гостиной на обед.
Мама сидит на своем любимом стуле. Свет лампы освещает прекрасные золотистые волосы, в которых уже появились первые седые пряди. А папа, если он закончил подготовку к воскресной проповеди, вышел из кабинета, сел по другую сторону от камина, напротив мамы, и присоединился к беседе. У них всегда находится масса тем для разговоров, хотя они целый день проводят вместе. Может быть, в этот самый момент кто-нибудь из них говорит: «Интересно, где сейчас наша Сабина? Приехала она уже в Монте-Карло или еще нет?»
«Если бы они только могли себе представить, — подумала она. — В какой бы ужас пришел папа, если бы узнал, что она. еще не в Монте-Карло, а путешествует одна в наемном экипаже! Но вряд ли с этим можно что-то поделать».
Когда мисс Ремингтон сломала ногу, выходя из поезда в Ницце, Сабина на какой-то позорный миг почувствовала подозрение, что это нелепый трюк или проделки дьявола, чтобы не дать ей возможность добраться до места назначения. Через несколько секунд ей стало стыдно за свой эгоизм, и она сделала все возможное, чтобы уладить проблемы, возникшие по причине происшествия.
Мисс Ремингтон была кузиной епископа и женщиной очень разумной, иначе ей никогда бы не доверили сопровождать Сабину в Европу. Но повела она себя в этой ситуации, если говорить откровенно, довольно глупо. Она кричала и стонала, и к конце концов потеряла сознание, так что Сабине пришлось приложить немало усилий, чтобы привести ее в чувство с помощью нюхательной соли, холодных компрессов и даже дыма от нескольких куриных перьев, зажженных перед носом несчастной.
Перья Сабина добыла, применив недюжинную изобретательность. В Ницце на станции стояли несколько клеток с курами, которые должны были погрузить на поезд, отправляющийся в Монте-Карло. Она увидела табличку, когда просовывала между прутьями пальцы, чтобы достать несколько упавших на дно перьев. Хотя Сабина, конечно, беспокоилась о мисс Ремингтон, она все-таки почувствовала, как дрогнуло ее сердце при виде этой надписи. Как тут было не почувствовать раздражения, если ее поездка теперь наверняка отложится, пока мисс Ремингтон не выздоровеет.
Прошла, наверное, целая вечность, пока они дождались доктора. Мисс Ремингтон лежала на твердой неудобной скамье в зале ожидания, не переставая стонать и причитать от боли, не меньше десятка раз теряя сознание, когда наконец в стеклянные двери вошел бородатый француз с маленьким черным саквояжем.
Сабина, как и много раз за это путешествие, вновь порадовалась тому, что довольно хорошо говорит по-французски. Мама всегда настаивала на том, что учебе следует уделять основное внимание, все остальное не считалось главным. Сейчас она этому искренне радовалась, потому что с гордостью могла сказать, что произношение у нее почти безупречное.
— Я должна извиниться перед вами, мсье, за беспокойство, — начала она. И доктор, выглядевший сердитым и раздраженным — к тому же, вне всякого сомнения, он куда-то спешил — снял перед ней шляпу и даже принужденно улыбнулся. Сабина подумала, что это был рыцарский жест с его стороны.
— Мне сообщили, что здесь произошел несчастный случай, мадемуазель.
— К несчастью, это правда, — ответила Сабина. — Моя знакомая, сопровождающая меня в Монте-Карло, упала, когда выходила из поезда. Она женщина не слишком хрупкого телосложения, как вы можете заметить, поэтому я опасаюсь, что нога у нее сломана.
— Это действительно неудачное стечение обстоятельств, мадемуазель, — заметил доктор, не отрывая от нее взгляда.
Как показалось Сабине, он не слишком спешил уделить внимание пациентке.
Мисс Ремингтон решила привлечь к себе внимание, издав негромкий стон боли, а когда он повернулся к ней, предусмотрительно снова потеряла сознание. Сабина поспешила подойти к ней.
— Будет лучше осмотреть ее ногу, пока мисс Ремингтон находится в бессознательном состоянии, — посоветовала она рассудительным тоном. — Иначе она, возможно, не позволит дотронуться до ее ноги.
Доктор очень тщательно осмотрел ногу.
— Сложный перелом, — сделал он в конце концов заключение. — Мадам необходимо доставить в больницу.
— В больницу! — в отчаянии повторила Сабина. Она так надеялась, что доктор перевяжет мисс Ремингтон ногу, и они смогут продолжить путешествие.
— Кость придется вправить, — сказал француз, — и наложить гипс.
— Это займет много времени? — спросила девушка.
— Мадам придется провести в больнице не менее трех недель, — ответил доктор.
— Три недели! — воскликнула Сабина.
— Да, это очень печально, — согласился он.
— Очень! — всхлипнула Сабина. — Мисс Ремингтон завтра намеревалась отправиться в Италию. Мы с ней вместе должны были доехать до Монте-Карло, а оттуда она надеялась продолжить поездку в Рим.
— Боюсь, что поездку мадам придется отложить, — сказал; доктор. — Но вас, мадемуазель, ничто здесь не держит, поэтому вы спокойно можете продолжить свой путь в Монте-Карло.
— Да, да, конечно.
Сабина ощутила радостное волнение. Конечно, ей ничто не мешает ехать дальше. Никто и не ждет от нее, что она останется с мисс Ремингтон. Кроме того, это невозможно еще и по той причине, что денег у нее хватает только на путешествие до Монте-Карло. Именно деньги беспокоили Сабину, когда она через несколько часов покинула больницу и вернулась на станцию. К этому времени нога мисс Ремингтон была вправлена и загипсована, а она сама уложена в кровать в небольшой, но очень уютной палате, в окна которой виднелось море.
Сестры, работающие там, были очень добры, но все-таки Сабина вышла оттуда в несколько угнетенном состоянии, расстроенная очевидной бедностью больницы и полным отсутствием минимального набора необходимых вещей. Тем не менее больные, которых ей довелось увидеть, выглядели вполне жизнерадостно, а мисс Ремингтон, когда почувствовала себя настолько хорошо, что смогла говорить, уверила Сабину шепотом, что с ней будет все в порядке.
— Мне не хотелось бы вас оставлять, — сказала Сабина.
— Но ты должна немедленно ехать, — возразила мисс Ремингтон. — Тебе нельзя одной оставаться в Ницце. Подумай, что сказал бы твой отец. Кроме того, я слышала немало историй, которые убеждают меня, что этот город не место для порядочной молодой девушки.
Сабина испытала облегчение от того, что мнение дамы совпадало с мнением доктора, и она сможет продолжить путешествие в Монте-Карло. И именно потому, что она так обрадовалась, девушка почувствовала угрызения совести: ведь она оставляет бедную мисс Ремингтон одну.
— Я скоро поправлюсь, — запротестовала та, когда Сабина заплакала. — Поезжай следующим поездом и передай леди Тетфорд мое сожаление, что я не смогла сопроводить тебя на последнем этапе путешествия. Надеюсь, что она и, конечно, твои дорогие родители не подумают, что я не справилась с поручением.
— О, мисс Ремингтон, как вы могли предположить; что такое случится? Произошел несчастный случай, а виновато в нем руководство железнодорожной станции, которое не замечает, что платформы слишком низкие для поезда. Это очень непредусмотрительно с их стороны..
— Тише, дорогая, мы не должны критиковать другие страны и судить о них по нашим меркам, — сказала мисс Ремингтон. — Хотя, если говорить откровенно, многие вещи гораздо лучше устроены в Англии.
Сабина наклонилась и поцеловала ее на прощание.
— Я постараюсь приехать навестить вас через день или два, — пообещала она. — Не сомневаюсь, что леди Тетфорд непременно отпустит меня, когда узнает, где вы находитесь. Надеюсь вам не будет здесь одиноко.
— Подобные вещи случаются в жизни, чтобы испытать нас, моя дорогая, — философски заметила мисс Ремингтон.
От таких слов Сабина опять почувствовала себя виноватой, что посчитала свое поведение на станции глупым и неуместным.
Она попрощалась с сестрами, а мать-настоятельницу уверила в том, что вдовствующая леди Тетфорд, у которой она остановится в Монте-Карло, непременно захочет, чтобы ей сразу сообщили, если мисс Ремингтон потребуется что-нибудь особенное или наступит ухудшение в состоянии ее здоровья.
Мать-настоятельница ничего не сказала, хотя могла бы. Но Сабине показалось, что на нее произвело впечатление имя леди Тетфорд. Когда же она услышала, что девушка едет в Монте-Карло, то пробормотала несколько слов по-латыни, которые Сабина поняла как «молись за спасение своей души».
Лишь когда она покинула больницу и быстро пошла по узким улицам к станции, до нее дошло, что час уже довольно поздний. И не только темнеющее небо и опускающееся за горизонт солнце говорило о наступлении вечера, но и спазмы в желудке напоминали, что она очень давно не ела. Сабина была, конечно, очень голодна. Поэтому, почувствовав невыразимо приятный аромат кофе, она остановилась перед витриной кондитерской и после недолгого колебания вошла внутрь.
Кофе, оказался таким же прекрасным, как и его аромат, а шоколадные пирожные с кремом были на вкус еще лучше, чем смотрелись со стороны. Только после того, как Сабина оплатила счет, она с отчаянием заглянула в свой кошелек.
Ей пришлось заплатить носильщикам, которых попросили донести мисс Ремингтон до экипажа, нанятого доктором, потом за экипаж.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...