ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Сканирование и вычитка –Sheloya
«Милая колдунья»: Авангард; Москва; 1994
Оригинал: Barbara Cartland, “Sweet Enchantress”
Перевод: М. Морозова
Аннотация
Совершенно неожиданно Зарии Мансфорд достается огромное наследство. Свалившееся на нее богатство даже пугает ее – большие деньги, два особняка и яхта "Чаровница". За несколько часов жизнь провинциалки полностью меняется. Зарии предлагают стать секретарем богатого археолога Корни Вердона. который зафрахтовал эту яхту. Перед отплытием к ней в гостиницу является странный незнакомец и умоляет взять его в плавание под видом жениха...
Барбара Картленд
Милая чаровница
Глава 1
«Ну и дурнушка!»
Младший компаньон фирмы «Патерсон, Делхауз и Патерсон» считал себя знатоком по части женщин. Девушка, что сидела напротив него в ко­жаном кресле, резко отличалась от других клиен­тов, которых он обычно принимал в своем уютном кабинете.
– Я выехала сразу, как только получила ваше письмо… и вложенный в него билет, – произнесла она низким мелодичным голосом, на секунду по­колебавшись в конце фразы.
– Мои компаньоны сочли необходимым по­слать вам билет. – Мистер Алан Патерсон сму­щенно кашлянул. – Мы предположили, что после смерти вашего отца вы оказались в… затрудни­тельном финансовом положении.
Сидевшая по другую сторону стола девушка улыбнулась. Эта улыбка была мимолетной, но она сразу же преобразила ее лицо.
– Спасибо вам за заботу.
– А теперь к делу, – сказал мистер Патерсон, открывая объемистую папку, которую преду­смотрительно приготовила для него миловид­ная секретарша.
«Откуда она вытащила это старье? – подумал он про себя, все еще поглощенный зрелищем своей клиентки в уродливом, плохо сшитом, вытершемся на локтях костюме из твида и в джемпере из некрашеной шерсти, который подчеркивал мертвенную бледность ее лица. – Такое впечатление, что она сейчас упадет в об­морок. Похоже, она была серьезно больна».
Он отметил про себя обтянутые кожей высту­пающие скулы, резкую линию подбородка, за­павшие глаза с темными кругами за стеклами очков в металлической оправе.
По взмаху ее ресниц он понял, что слишком уж откровенно уставился на нее, и снова сму­щенно кашлянул.
– Я подумал, не устали ли вы с дороги, – по­спешно проговорил он. – Удалось ли вам по­завтракать в поезде?
По внезапному блеску ее глаз он вдруг понял, почему ее лицо хотя и отталкивало его, но каза­лось ему смутно знакомым. Перед его глазами снова встали те жалкие существа, которые встречали союзную армию у ворот контрационных лагерей. Только кожа и кости, он до сих пор помнил их хриплые возгласы, чувствовал запах гниющей, умирающей плоти.
Голод!
– Вам удалось позавтракать? – резко спро­сил он, взволнованный таким невероятным предположением.
Девушка напротив отрицательно мотнула го­ловой.
– Нет… я… у меня… не было денег.
Мистер Патерсон решительно нажал на кнопку звонка. В дверях возникла его секре­тарша.
– Немедленно пошлите за бутербродами, – приказал он. – С курицей, с ветчиной – все, что у них там найдется, – и кофе, побольше кофе.
Секретарша изумленно подняла брови. Мис­тер Патерсон обычно очень следил за фигурой. Потом она взглянула на сидевшую напротив девушку и, казалось, поняла все.
– Будет сделано, сэр, – сказала она и повер­нулась, взмахнув черной юбкой.
– И побыстрее!
Резким хлопком двери секретарша лучше лю­бых слов дала понять мистеру Патерсону, что она думает о его командном тоне, годившемся разве для службы в армии.
Тем не менее кофе и бутерброды были до­ставлены из кафе напротив в удивительно ко­роткий срок, словно она тоже поняла чрезвы­чайность ситуации.
– А! Вот и кофе! – воскликнул мистер Патер­сон преувеличенно благодарным тоном. – Поставьте все перед мисс Мансфорд. Ей необходимо подкрепиться. Вижу, вы принесли две чашки. Прекрасно! Я тоже не откажусь от кофе.
Секретарша вышла. Зария Мансфорд с мину­ту смотрела на поднос, как бы не зная, что де­лать со сверкающим металлическим кофейни­ком.
– Вы будете черный или с молоком? – нако­нец спросила она.
– Черный, пожалуйста.
Она налила ему кофе и передала через стол. Когда он отказался от бутербродов, ее рука с очень тонкими пальцами, с проступавшими сквозь белизну кожи венами потянулась к блюду.
«Старый черт должен был оставить ей хоть немного», – подумал про себя мистер Патерсон и спросил вслух:
– Кажется, ваш отец скончался три месяца назад. Мы не были удостоены чести вести дела по его имению.
– Да! Этим занималась одна фирма в Инвернессе, – ответила Зария Мансфорд. – «Маккензи и Маклеод».
– Кажется, я о них слышал, – сказал мистер Патерсон. – Ваш отец оставил дом за вами?
– Да, – ответила она. – Но, должно быть, мне не удастся его продать. Он расположен вда­леке от шоссе, до него можно добраться только по частной дороге через луга. До почты и теле­фона не меньше пяти миль.
– Понятно.
– Да и не только в этом дело, – продолжала Зария Мансфорд, поглощая пищу с намерен­ной неторопливостью. Казалось, она усилием воли сдерживает желание жадно наброситься на еду. – Отец оставил множество рукописей. В завещании он просил меня закончить их. На­деюсь, после их завершения я смогу найти из­дателя.
«А тем временем вам не на что жить», – поду­мал мистер Патерсон.
– Ну, сейчас все несколько изменилось, – произнес он вслух. – Конечно, вам решать, бу­дете ли вы продолжать работу вашего отца. Но теперь вам нет необходимости слишком утруж­дать себя. У вашей тетушки было два дома. Вы об этом знаете? Одна вилла на юге Франции и другая в Калифорнии. Вторая, как мне кажется, представляет собой значительную ценность.
Зария Мансфорд на секунду перестала жевать и пристально посмотрела на него.
– Мне трудно поверить, что все это правда! – воскликнула она. – Я прочитала ваше письмо и подумала, что, наверное, произошла какая-то путаница. Конечно, я помню тетю Маргарет, но прошло уже восемь лет с нашей последней встречи. В то время мне было одиннадцать лет и мы с отцом проезжали через Париж по пути в Африку. Мы зашли к ней в отель, потому что она очень хотела увидеть меня. Но в тот раз они с моим отцом страшно поссорились. Отец схва­тил меня за руку и в ярости бросился вон из но­мера. После этого случая он ни разу не встре­чался с сестрой.
– Боюсь, у вашего отца случались… недора­зумения со многими людьми, – сурово заметил мистер Патерсон. – Насколько я знаю, перед смертью он вел тяжбы с двумя своими коллега­ми археологами, со своими издателями, с аген­том по продаже недвижимости и с директором одного из известных музеев.
– Да, это так, – тихо произнесла Зария.
– Он был человеком с сильным, взрывным характером, – будто обращаясь к самому себе, проговорил мистер Патерсои. Он вспомнил все то, что слышал о покойном профессоре, и, взглянув на сгорбленную фигуру сидевшей пе­ред ним девушки, подумал, сколько испытаний выпало на ее долю.
– Итак, ваша тетя тем не менее вас запомни­ла, – сказал он, стараясь придать более опти­мистичный характер их разговору. – Она оста­вила вам почти все, что у нее было. Пожизнен­ные пенсии служанкам, несколько тысяч благотворительным организациям, а все ос­тальное ваше.
– И на сколько я могу рассчитывать? – за­дохнулась Зария Мансфорд.
Мистер Патерсон пожал плечами.
– Чуть больше ста тысяч фунтов, по моим данным, – ответил он. – Трудно сказать преж­де, чем произведут оценку и заплатят налог на наследство.
Зария промолчала. Ему показалось, что она была поражена услышанным, да и неудиви­тельно.
«Зачем ей такие деньги?» – подумал он про себя, решив, что никакой наряд, имей даже она достаточно вкуса подобрать его, не сможет прибавить красоты этому изможденному лицу с очками на носу.
Волосы у нее были прямыми и безжизненны­ми. Они были зачесаны за уши и спадали на плечи неровными прядями.
– Как вы намерены поступить? – спросил он вслух. – Может быть, вы хотите поехать в Аме­рику, чтобы посмотреть на свою собствен­ность? Или, возможно, поездка во Францию покажется вам менее утомительной?
– Не знаю. Мне… нужно подумать, – расте­рялась она, руки у нее задрожали.
– Конечно, не может быть никакой спеш­ки, – успокоил ее мистер Патерсон. – На се­годняшнюю ночь вам заказан номер в отеле, его можно продлить на какой угодно срок. Ес­ли, конечно, у вас нет друзей в Лондоне.
– Нет! У меня нет друзей в Лондоне!
– Прекрасно. Мы пробовали забронировать вам номер в «Долчестере» или в «Рице», но, к сожалению, у них не было свободных мест.
Он заметил ее растерянность и понял, что это к лучшему.
– Поэтому, зная, что вы приехали одна, мы заказали вам номер в отеле «Кардос». Это очень милый и спокойный семейный отель в Белграви. Надеюсь, вам там понравится.
– Спасибо, – благодарно произнесла Зария.
– А теперь давайте закончим с завещанием вашей тетушки, – продолжал мистер Патерсон.
Он зачитал завещание глубоким проникно­венным голосом, который считал подходящим для подобных случаев. Закончив, он поднял глаза и понял, что девушка не поняла ни слова.
– Боюсь, юридические термины слишком сложны для непосвященного, – сказал он с улыбкой. – Если коротко, вы являетесь на­следницей капитала в ту сумму, которую я вам назвал ранее, и двух предметов собственности.
Помедлив, он добавил:
– Простите, я забыл еще об одном! У вашей тети была яхта. В настоящий момент она сдана в аренду. Соглашение об аренде было подписа­но несколько месяцев назад, и нам было бы крайне затруднительно отменить его. Надеюсь, вы не захотите расторгнуть договор.
– Нет, нет, разумеется, – согласилась Зария Мансфорд.
– Нам удалось сговориться на достаточно большую сумму, вернее, не нам, а нашим аген­там. Арендатор – американский миллионер, мистер Корнелиус Вирдон. Он должен прибыть в Марсель, где яхта будет ждать его, через два дня. Насколько мне известно, он собирается путешествовать вдоль африканского побере­жья. Он очень интересуется археологией и на­мерен произвести несколько частных раско­пок. Разумеется, у него полно денег, чтобы обес­печить свое хобби! Аренда кончается через три месяца. Это в том случае, если вы согласны на нее и не хотите, чтобы она окончилась гораздо раньше.
– Я согласна, – ответила Зария Мансфорд. – Это большая яхта?
– Достаточно, как мне кажется, – туманно ответил мистер Патерсон. – Кстати, она назы­вается «Колдунья».
Мистер Патерсон остановился и взглянул на стопку писем рядом с папкой.
– Ах да! – воскликнул он, будто вспомнив о чем-то. – У меня к вам есть особая просьба. Мистер Вирдон, американский миллионер, или, как сейчас говорят, промышленный маг­нат, поставил одно условие при подписании соглашения. Он просил нас нанять для него секретаря, который умеет говорить по-арабски и разбирается в археологии. Нам с компаньонами казалось, что это усло­вие не вызовет больших сложностей, и мы согласились. Наша фирма всегда вела дела по аренде яхты, и на этот раз мы были счастливы сообщить вашей тетушке, что удалось догово­риться о такой значительной сумме.
В течение этой тирады мистер Патерсон казался очень довольным собой, но затем, не­сколько переменив тон, он продолжил:
– Однако случилось так, что мы начали опа­саться, как бы достигнутое соглашение не было расторгнуто. Мы дали бесчисленное множество объявлений, но никто не мог удовлетворить требованиям мистера Вирдона.
– Почему же? – спросила Зария.
– Я сам не понимаю, – ответил мистер Па­терсон. Разумеется, найдется не одна сотня ар­хеологов и не представляет никаких трудностей найти того, кто владеет арабским. Но мало кто совмещает и то и другое. Только десять дней назад, когда мы уже почти отчаялись, мы получили письмо от мисс… ми­нуточку… мисс Дорис Браун. Судя по рекомен­дациям, это блестящая молодая особа, которая некоторое время служила в Британском музее и частным образом работала с одним из ведущих археологов. Кажется, мистер Вирдон будет до­волен.
– Тогда все в порядке, – заметила Зария, несколько удивленная таким длинным объяс­нением.
– Вы недоумеваете, почему я беспокою вас всем этим, улыбнулся мистер Патерсон. – Де­ло в том, что мы все еще озабочены этим делом, и поскольку вы являетесь специалистом в об­ласти археологии и одновременно владеете арабским, то не могли бы вы поговорить с мисс Браун?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...