ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Где Алеша с Николкой, в самом деле?
С т у д з и н с к и й. Я сам беспокоюсь... Пять минут жду, а после этого пойду навстречу...
Пауза.
М ы ш л а е в с к и й. Что ж, он, значит, при тебе ходу дал?
Ш е р в и н с к и й. При мне: я был до последней минуты.
М ы ш л а е в с к и й. Замечательное зрелище! Дорого бы дал, чтобы присутствовать при этом! Что же ты не пришиб его, как собаку?
Ш е р в и н с к и й. Ты бы пошел и сам его пришиб!
М ы ш л а е в с к и й. Пришиб бы, будь спокоен. Что ж, он тебе сказал что-нибудь на прощанье?
Ш ер в и н с к и й. Что ж, сказал! Обнял, поблагодарил за верную службу...
М ы ш л а е в с к и й. И прослезился?
Ш е р в и н с к и й. Да, прослезился...
Л а р и о с и к. Прослезился? Скажите пожалуйста!..
М ы ш л а е в с к и й. Может быть, подарил что-нибудь на прощанье? Например, золотой портсигар с монограммой.
Ш е р в и н с к и й. Да, подарил портсигар.
М ы ш л а е в с к и й. Вишь, черт!.. Ты меня извини, Леонид, боюсь, что ты опять рассердишься. Человек ты, в сущности, неплохой, но есть у тебя странности...
Ш е р в и н с к и й. Что ты хочешь этим сказать?
М ы ш л а е в с к и й. Да как бы выразиться... Тебе бы писателем быть... Фантазия у тебя богатая... Прослезился... Ну а если бы я сказал: покажи портсигар!
Шервинский молча показывает портсигар.
Убил! Действительно монограмма!
Ш е р в и н с к и й. Что нужно сказать, капитан Мышлаевский?
М ы ш л а е в с к и й. Сию минуту. При вас, господа, прошу у него извинения.
Л а р и о с и к. Я в жизни не видал такой красоты! Целый фунт, вероятно, весит.
Ш е р в и н с к и й. Восемьдесят четыре золотника.
В окно стук.
Господа!..
Встают.
М ы ш л а е в с к и й. Не люблю фокусов... Почему не через дверь?..
Ш е р в и н с к и й. Господа... револьверы!.. лучше выбросить. (Прячет портсигар за камин.)
Студзинский и Мышлаевский подходят к окну и, осторожно отодвинув штору, выглядывают.
С т у д з и н с к и й. Ах, я себе простить не могу!
М ы ш л а е в с к и й. Что за дьявольщина!
Л а р и о с и к. Ах, Боже мой! (Кидается известить Елену.) Елена...
М ы ш л а е в с к и й. Куда ты, черт?.. С ума сошел!.. Да разве можно!.. (Зажимает ему рот.)
Все выбегают. Пауза. Вносят Н и к о л к у.
Ленку, Ленку надо убрать куда-нибудь... Боже мой! Алеша-то где же?.. Убить меня мало!.. Кладите, кладите... прямо на пол...
С т у д з и н с к и й. Лучше бы на диван. Ищи рану, рану ищи!
Ш е р в и н с к и й. Голова разбита!..
С т у д з и н с к и й. Кровь в сапоге... Снимайте сапоги...
Ш е р в и н с к и й. Давайте перенесем его... туда... Нельзя же на полу, в самом деле...
С т у д з и н с к и й. Лариосик! Живо несите подушку и одеяло. Кладите на диван.
Переносят Николку на диван.
Режь сапог!.. Режь сапог!.. У Алексея Васильевича бинты в кабинете.
Ш е р в и н с к и й убегает.
Спирт захватите! Господи Боже мой, как он подвернулся? Что такое?.. Где Алексей Васильевич?..
Ш е р в и н с к и й прибегает с йодом и бинтами. Студзинский бинтует голову Николки.
Л а р и о с и к. Он умирает?
Н и к о л к а (приходя в себя). О!
М ы ш л а е в с к и й. С ума сойти!.. Говори одно только слово: где Алешка?
С т у д з и н с к и й. Где Алексей Васильевич?
Н и к о л к а. Господа...
М ы ш л а е в с к и й. Что?
Стремительно входит Е л е н а.
Леночка, ты не волнуйся. Упал он и головой ударился. Страшного ничего нет.
Е л е н а. Да его ранили! Что ты говоришь?
Н и к о л к а. Нет, Леночка, нет...
Е л е н а. А где Алексей? Где Алексей? (Настойчиво.) Ты же с ним был. Отвечай одно слово: где Алексей?
М ы ш л а е в с к и й. Что же теперь делать-то?
С т у д з и н с к и й (Мышлаевскому). Этого не может быть! Не может!..
Е л е н а. Что же ты молчишь?
Н и к о л к а. Леночка... Сейчас...
Е л е н а. Не лги! Только не лги!
Мышлаевский делает знак Николке — «молчи».
С т у д з и н с к и й. Елена Васильевна...
Ш е р в и н с к и й. Лена, что вы...
Е л е н а. Ну, все понятно! Убили Алексея!
М ы ш л а е в с к и й. Что ты, что ты, Лена! С чего ты взяла?
Е л е н а. Ты посмотри на его лицо. Посмотри. Да что мне лицо! Я ведь знала, чувствовала, еще когда он уходил, знала, что так кончится!
С т у д з и н с к и й (Николке). Говорите, что с ним?
Е л е н а. Ларион! Алешу убили...
Ш е р в и н с к и й. Дайте воды...
Е л е н а. Ларион! Алешу убили! Вчера вы с ним за столом сидели — помните? А его убили...
Л а р и о с и к. Елена Васильевна, миленькая...
Ш е р в и н с к и й. Лена, Лена...
Е л е н а. А вы?! Старшие офицеры! Старшие офицеры! Все домой пришли, а командира убили?..
М ы ш л а е в с к и й. Лена, пожалей нас, что ты говоришь?! Мы все исполняли его приказание. Все!
С т у д з и н с к и й. Нет, она совершенно права! Я кругом виноват. Нельзя было его оставить! Я старший офицер, и я свою ошибку поправлю! (Берет револьвер.)
М ы ш л а е в с к и й. Куда? Нет, стой! Нет, стой!
С т у д з и н с к и й. Убери руки!
М ы ш л а е в с к и й. Что ж, я один останусь? Ты ни в чем ровно не виноват! Ни в чем! Я его видел последним, предупреждал и все исполнил. Лена!
С т у д з и н с к и й. Капитан Мышлаевский, сию минуту выпустите меня!
М ы ш л а е в с к и й. Отдай револьвер! Шервинский!
Ш е р в и н с к и й. Вы не имеете права! Вы что, еще хуже сделать хотите? Вы не имеете права! (Держит Студзинского.)
М ы ш л а е в с к и й. Лена, прикажи ему! Все из-за твоих слов. Возьми у него револьвер!
Е л е н а. Я от горя сказала. У меня помутилось в голове. Отдайте револьвер!
С т у д з и н с к и й (истерически). Никто не смеет меня упрекать! Никто! Никто! Все приказания полковника Турбина я исполнил!
Е л е н а. Никто!.. Никто!.. Я обезумела.
М ы ш л а е в с к и й. Николка, говори... Лена, будь мужественна. Мы его найдем... Найдем... Говори начистоту...
Н и к о л к а. Убили командира...
Е л е н а падает в обморок.

Занавес

Действие четвертое
Через два месяца. Крещенский сочельник 1919 года. Квартира освещена: Е л е н а и Л а р и о с и к убирают елку.
Л а р и о с и к (на лесенке). Я полагаю, что эта звезда... (Таинственно прислушивается.)
Е л е н а. Что вы?
Л а р и о с и к. Нет, это мне показалось... Елена Васильевна, уверяю вас, это конец. Они возьмут город.
Е л е н а. Не спешите, Лариосик, ничего еще не известно.
Л а р и о с и к. Верный признак — стрельбы нет. Откровенно вам признаюсь, Елена Васильевна, за эти последние два месяца мне страшно надоела стрельба. Я не люблю...
Е л е н а. Я разделяю ваш вкус.
Л а р и о с и к. Я полагаю, что эта звезда здесь будет очень уместна.
Е л е н а. Слезайте, Лариосик, а то я боюсь, что вы себе голову разобьете.
Л а р и о с и к. Ну что вы, Елена Васильевна!.. Елка на ять, как говорит Витенька. Хотел бы я видеть человека, который бы сказал, что елка некрасива! Ах, Елена Васильевна, если бы вы знали!.. Елка напоминает мне невозвратные дни моего детства в Житомире... Огни... Елочка зеленая... (Пауза.) Впрочем, здесь мне лучше, гораздо лучше, чем в детстве. Вот отсюда я никуда бы не ушел... Так бы просидел весь век под елкой у ваших ног и никуда бы не ушел...
Е л е н а. Вы бы соскучились. Вы страшный поэт, Ларион.
Л а р и о с и к. Нет, уж какой я поэт! Куда там, к чер... Ах, извините, Елена Васильевна!
Е л е н а. Прочтите, прочтите что-нибудь новенькое. Ну прочтите. Мне очень нравятся ваши стихи. Вы очень способный.
Л а р и о с и к. Вы искренно говорите?
Е л е н а. Совершенно искренно.
Л а р и о с и к. Ну хорошо... Я прочту... Я прочту... Посвящается... Ну, одним словом, посвящается... Нет, не буду я вам читать стихи.
Е л е н а. Почему?
Л а р и о с и к. Нет, зачем?..
Е л е н а. А кому посвящается?
Л а р и о с и к. Одной женщине.
Е л е н а. Секрет?
Л а р и о с и к. Секрет. Вам.
Е л е н а. Спасибо вам, милый.
Л а р и о с и к. Что мне спасибо!.. Из спасибо шинели не сошьешь... Ой, извините, Елена Васильевна, это я от Мышлаевского заразился. Вы знаете, такие выражения вырываются...
Е л е н а. Я вижу. По-моему, вы в Мышлаевского влюблены.
Л а р и о с и к. Нет. Я в вас влюблен.
Е л е н а. Не надо в меня влюбляться, Ларион, не надо.
Л а р и о с и к. Знаете что? Выйдите за меня замуж.
Е л е н а. Вы трогательный человек. Только это невозможно.
Л а р и о с и к. Он не вернется!.. А как же вы будете одна? Одна, без поддержки, без участия. Ну, правда, я поддержка довольно парши... слабая, зато я вас очень буду любить. Всю жизнь. Вы — мой идеал. Он не приедет. Теперь в особенности, когда наступают большевики... Он не вернется!
Е л е н а. Он не вернется. Но не в этом дело. Если бы он даже и вернулся, все равно моя жизнь с ним кончена.
Л а р и о с и к. Его отрезали... Я не мог смотреть на вас, когда он уехал. У меня сердце кровью обливалось. Ведь на вас было страшно смотреть, ей-Богу...
Е л е н а. Разве я такая плохая была?
Л а р и о с и к. Ужас! Кошмар! Худая-прехудая... Лицо — желтое-прежелтое...
Е л е н а. Что вы выдумываете, Ларион!
Л а р и о с и к. Ой... действительно, черт-те что... Но теперь вы лучше, гораздо лучше... Вы теперь румяная-прерумяная...
Е л е н а. Вы, Лариосик, неподражаемый человек. Идите ко мне, я вас в лоб поцелую.
Л а р и о с и к. В лоб? Ну, в лоб — так в лоб!
Елена целует его в лоб.
Конечно, разве можно меня полюбить!
Е л е н а. Очень даже можно. Только у меня есть роман.
Л а р и о с и к. Что? Роман! У кого? У вас? У вас роман? Не может быть!
Е л е н а. Разве уж я не гожусь?
Л а р и о с и к. Вы — святая! Вы... А кто он? Я его знаю?
Е л е н а. И очень хорошо.
Л а р и о с и к. Очень хорошо знаю?.. Стойте... Кто же? Стойте, стойте, стойте!.. Молодой человек... вы ничего не видали... Ходи с короля, а дам не трогай... А я думал, что это сон. Проклятый счастливец!
Е л е н а. Лариосик! Это нескромно!
Л а р и о с и к. Я ухожу... Я ухожу...
Е л е н а. Куда, куда?
Л а р и о с и к. Пойду к армянину за водкой и напьюсь до бесчувствия...
Е л е н а. Так я вам и позволила... Ларион, я буду вам другом.
Л а р и о с и к. Читал, читал в романах... Как «другом буду» — значит, кончено, крышка! Конец! (Надевает пальто.)
Е л е н а. Лариосик! Возвращайтесь скорее! Скоро гости придут!
Лариосик, открыв дверь, сталкивается в передней с входящим Ш е р в и н с к и м. Тот в мерзкой шляпе и изодранном пальто, в синих очках.
Ш е р в и н с к и й. Здравствуйте, Елена Васильевна! Здравствуйте, Ларион!
Л а р и о с и к. А... здравствуйте... здравствуйте. (Исчезает.)
Е л е н а. Бог мой! На кого вы похожи!
Ш е р в и н с к и й. Ну, спасибо, Елена Васильевна. Я уж попробовал! Сегодня еду на извозчике, а уже какие-то пролетарии по тротуарам так и шныряют, так и шныряют. И один говорит таким ласковым голоском: «Ишь, украинский барин! Погоди, говорит, до завтра. Завтра мы вас с извозчиков поснимаем!» У меня глаз опытный. Я, как на него посмотрел, сразу понял, что надо ехать домой и переодеваться. Поздравляю вас, — Петлюре крышка!
Е л е н а. Что вы говорите?!
Ш е р в и н с к и й. Сегодня ночью красные будут. Стало быть, Советская власть и тому подобное!
Е л е н а. Чему ж вы радуетесь? Можно подумать, что вы сами большевик!
Ш е р в и н с к и й. Я сочувствующий! А пальтишко я у дворника напрокат взял. Это — беспартийное пальтишко.
Е л е н а. Сию минуту извольте снять эту гадость!
Ш е р в и н с к и й. Слушаю-с! (Снимает пальто, шляпу, калоши, очки, остается в великолепном фрачном костюме.) Вот, поздравьте, только что с дебюта. Пел и принят.
Е л е н а. Поздравляю вас.
Ш е р в и н с к и й. Лена, никого дома нет? Как Николка?
Е л е н а. Спит...
Ш е р в и н с к и й. Лена, Лена...
Е л е н а. Пустите... Постойте, зачем же вы сбрили баки?
Ш е р в и н с к и й. Гримироваться удобнее.
Е л е н а. Большевиком вам так удобнее гримироваться. У, хитрое, малодушное создание! Не бойтесь, никто вас не тронет.
Ш е р в и н с к и й. Ну пусть попробуют тронуть человека, у которого две полные октавы в голосе да еще две ноты наверху!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...