ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Лучшее за год: Научная фантастика, космический боевик, киберпанк»: Азбука-классика; Санкт-Петербург; 2005
ISBN 5-352-01543-2
Аннотация
Перед вами замечательная история, лирическая и печальная, охватывающая период от нашего неспокойного времени до самого Конца Времени, с остановками по пути - для того, чтобы решить, будет ли у человечества будущее и заслужили ли люди его.
Терри Биссон
Дорогое аббатство

Мы с Ли никогда не были настоящими друзьями, а это что-либо да значит, когда речь идет о периоде с конца октября до Конца Времени. Сначала мы просто вместе работали, были коллегами; если хотите, товарищами. И еще, конечно, попутчиками.
Если вам покажется странным, что знаменитый профессор высшей математики сидит в одном кабинете с человеком, имеющим неполное высшее образование в области американской культуры и истории, значит, вы просто никогда не работали в колледже, не говоря уже о Юго-Западном колледже Коннектикута. Частично из-за удобного расположения, но в гораздо большей степени благодаря либеральной кадровой политике колледжа он был перевалочным пунктом для профессуры из восточных штатов в ее скитаниях. Ли со своим высоким званием прибыл из Массачусетского технологического института, откуда его якобы попросили после не афишируемого им конфликта с деканом факультета (который, как потом выяснилось, был отвлекающим маневром). Но что поделаешь, у всех нас есть свои маленькие тайны. Я, с другой стороны, как и большинство моих коллег по "Свику" (так называли мы наш колледж в те редкие минуты, когда рядом не было посторонних), был принят на работу без какого-либо собеседования, просто по заполнении нескольких анкет, и мог вполне рассчитывать, что через год или около того, когда мою работу будут оценивать, меня уволят.
Хотя, если честно, меня это совершенно не волновало. Я ведь был тут проездом.
Но достаточно обо мне. Я говорил, что Ли китаец? Он был лет шестидесяти, то есть вполне годился мне в отцы (если вы можете себе представить моего старика с докторской степенью, да и вообще можете представить себе его, - но это другая история). Кроме того, он был китайским политическим беженцем, а это, как мне тогда казалось, могло означать все, что угодно.
Ли стал своего рода знаменитостью в кампусе [Кампус - территория университета или колледжа.] ведь в МТИ его выдвигали на премию Бэллентайн (своего рода премия Макартура в области математики). Но на аспирантских курсах в Университете Раиса [В Хьюстоне, штат Техас.] ему явно не пришлось сдавать экзамен по английскому языку, и говорил он на корявом пиджине [Пиджин-инглиш - смешанный англо-китайский язык; создан для облегчения межэтнического общения но пути упрощения языка-источника.] с резким своеобразным техасским протяжным акцентом. Как будто он учил английский по разговорнику для белых южан-бедняков.
Мы с ним занимали один кабинет на двоих, у нас был один стол, один стул, одна телефонная линия. Считалось, что в кабинете может находиться только один человек. По иронии судьбы нам приходилось пользоваться кабинетом по очереди. У каждого из нас было по небольшому ящику в столе. В своем я хранил бутылку бурбона [Бурбон - сорт виски.] несколько книг. В ящике Ли - кто бы мог подумать? - лежала машина времени.
Все началось в пятницу, в последний день занятий перед выходными и праздниками, во время которых и без того спокойный кампус "Свика" совершенно вымирал.
С каких это пор Хэллоуин [Хэллоуин - канун Дня всех святых (31 октября).] стал выходным днем для студентов? Я терпеть не мог преподавательскую работу, но каникулы и праздники ненавидел еще больше. Особенно эти, предстоящие. Я пообещал Хелен, что не приду на квартиру, пока она не соберет все свои вещи в небольшую сумку на колесиках. Так же как ее нижнее белье, как, в сущности, и сама Хелен, сумка эта была дорогой и очень соблазнительной при всей кажущейся простоте. Ну и еще, конечно, была ее маленькая собачка. Но хватит о Хелен. Я закончил последнюю лекцию ("Афро-американский фольклор в девятнадцатом веке"; в аудитории присутствовала лишь треть студентов, остальные таинственным образом исчезли, как всегда бывает перед каникулами) и заглянул в кабинет, чтобы немного выпить и придумать, чем занять вечер. Ничего особенного. Добро пожаловать в кинотеатр по телефону.
Когда я открыл дверь в кабинет и увидел на своем столе пару ковбойских сапог, сердце у меня чуть не выскочило. Не ужели в Коннектикуте, как и в Нью-Джерси, остались шерифы? (Оказывается, остались, но они не бывают китайцами.) Но ничего криминального не произошло. Это был мой коллега Уон "Билл" Ли - он откинулся в кресле и читал книгу, держа ее в одной руке, а в другой - бумажный стакан.
- Доктора Коул! - приветствовал меня Ли, приподнимаясь и выливая содержимое бумажного стаканчика на свою белую рубашку, которая никогда не гладилась (и никогда не была по-настоящему белой); в кармане ее он всегда носил ручки. По запаху я узнал напиток - мой "Джек Дэниелс" ["Джек Дэниелс" - разновидность бурбона.]. - Готовьсесь!
Книга была тоже моя - "Банда гаечного ключа" ["Банда гаечного ключа" - роман Эдварда Эбби, известного американского писателя, видного философа, идеолога и практика радикальной природоохраны.].
- Можно просто Коул, - ответил я. - Послушайте, Ли, сидите спокойно. Я заскочил на секунду. А вообще, что вы делаете тут так поздно в пятницу? - Я потянулся к телефону и уже набирал номер 777-КИНО, когда Ли одним пальцем нажал на сброс.
- Готовьсесь, - повторил он. - Только я и вы.
- Я? Чем я могу вам помочь?
- Как говорися в эта хорошая книга, - загадочно произнес Ли. Он вернул бутылку и книгу в мой ящик и вынул из своего мини-компьютер. Потом неожиданно и как-то криво улыбнулся и показал на дверь. - Промосим горло? "Сясливый тяс" ["Счастливый час" - время, когда алкогольные напитки в баре продаются со скидкой.]?
Я подумал - почему бы и нет? Хэллоуин случается лишь раз в году. Слава богу.
Ли был очень маленьким даже для китайца; волосы у него были темные и, несмотря на то, что короткие, казались нестрижеными. Поверх не требующей глажения рубашки с ручками в кармане на нем была отвратительного вида куртка-сафари. И сапоги - на такие сапоги даже смотреть не хочется. Так как кампус в буквальном смысле слова находился бог знает где, а машины у меня не было (я в них вообще не верю, и это было одним из главных аргументов Хелен), мы поехали на довольно странном автомобиле Ли. Маленький бар имел, как потом выяснилось, зловещее название - "Пеко".
- Два Джека, - бросил Ли, и тут же на стойке бара появились два стакана с янтарного цвета виски.
Меня всегда поражало, что иностранцы принимают "Джек Дэниелс" за первоклассное виски. Я-то пью его только в память о моей бабушке, которая была родом из Теннесси. Но сейчас - не все ли равно, как убить вечер.
- Ваше здоровье. - Я поднял свой стакан. - За китайско-американскую дружбу.
- Китайско-американская - нет-нет. - Ли с неожиданно серьезностью покачал головой, потом улыбнулся, как актер, который изображает смену настроения. - "Дорогое Аббатство" - да! Банда галетьного клютя - да!
"Дорогое Аббатство"? Я очень удивился, даже насторожился. Но потом решил - нет, так нельзя.
- Гаечного ключа, - поправил я. Я осушил стакан и заказал еще один. - А почему бы и нет? За старика Эда Эбби [Игра слов: по-английски "Эбби" и "аббатство" пишутся одинаково - Abbey.].
Ли улыбнулся и поднял свой стакан, потом подмигнул и сказал:
- За Казинского из Джерси.
- Bay! - Я огляделся по сторонам. Кроме нас в баре сидела только еще одна парочка, да и то в дальнем углу, рядом с музыкальным автоматом. - Откуда ты знаешь?
Хотя я никогда не скрывал, почему меня исключили из Принстона [Принстонский университет - один из старейших и наиболее престижных американских университетов. Находится в Принстоне, штат Нью-Джерси.], но в "Свике" об этом особо не распространялся. С тех пор прошло уже почти пять лет. Я отсидел одиннадцать месяцев за то, что отказался давать показания относительно взрывов горных подъемников в Поконосе. Никто ничего не смог доказать или даже предъявить официальное обвинение. С тех пор я сознательно отдалился от движения в защиту окружающей среды.
- Пелл проболтася, - сказал Ли. - Не проблема.
- Проболтался, - повторил я. - Как же не проблема, этому Пеллу стоило бы заниматься своими делами, а рот держать на замке. Но я не думал, что ты вертишься в этих кругах.
Это была чистая правда. Я действительно никогда не слышал о том, чтобы Ли общался с "зелеными". По крайней мере, в Свике все "зеленые" были белыми и нарочито вели себя, словно представители богемы, - ни того, ни другого нельзя было сказать о Ли. Да и обо мне тоже.
Но, как всегда, я не смог сдержаться:
- Вся эта заварушка полная ерунда. Я никогда не имел от ношения к организации "За спасение Земли" или к тем людям, которых потом арестовали. Меня подозревали потому, что я распространял на своем курсе манифест Казинского [Казинский Тед - террорист-одиночка. С 1918 года отправлял бомбы-посылки известным американским ученым и бизнесменам. В качестве цели своей деятельности называл борьбу с индустриализацией, свержение экономической и технологической основы современного общества.]. Парни из ФБР схватили меня лишь потому, что им не хватило ума и сноровки найти тех, кто действительно стоял за всем этим.
Это было не совсем правдой, но близко к ней.
- Да и вообще могли бы не чесаться. - Я понемногу заводился, несмотря на то (а может, как раз потому), что Ли с трудом меня понимал. Или мне так казалось. - Движение за охрану окружающей среды это пустой звук. Говорить уже поздно. В арктической тундре бушуют торфяные пожары. В Африке поголовно вымирают слоны. В течение следующего века уровень воды в океане должен подняться на два-четыре фута. Ты хоть представляешь, что это означает?
- Я хоть отень представляю, да, - кивнул Ли. - Платевное затопление на уровне рек.
Мы выпили еще, и он объяснил мне, что имеет в виду, а я понемногу стал понимать его ломаный техасский английский. Оказывается, неделю назад был как раз завершен печально известный проект по постройке дамбы на реке Хуанхэ в Китае, а это означало затопление древних деревень. С каждым новым стаканом то ли Ли начинал лучше говорить по-английски, то ли я лучше понимать его, а может, и то и другое, но я вскоре узнал, что в течение одиннадцати лет Ли проработал инженером на этом проекте и только тогда понял, какую угрозу для населения представляет дамба. После этого он в течение двух лет всеми известными способами выступал против проекта, почему и вынужден был покинуть страну. Тайная полиция Китая преследовала его по пятам.
- Тють спасся, - промолвил он с таинственной улыбкой и с техасским акцентом, который, казалось, давался ему без особого труда. Я по-новому взглянул на своего коллегу. Одиннадцать месяцев в федеральной исправительной колонии Алленвуд ничто по сравнению с тем, что могут сделать с человеком в Китае, попадись он в руки тайной полиции. А я еще пытался его тут учить!
- Значит, за Теда, - сказал я.
Я и не старался говорить тихо. Кроме парочки в дальнем углу и нас с Ли в баре был еще лишь бармен, мрачный коннектикутский янки, вежливо державшийся подальше от посетителей. Он протирал стаканы и смотрел теленовости, если очередные убийства городских наркодельцов можно считать новостями.
- За Теда? - переспросил Ли, поднимая свой стакан.
- Теда Казинского. Потому что этот сумасшедший в общем-то прав, как это ни прискорбно. - Я заказал еще виски. - Мы живем в период, который правильно назвали Шестым Вымиранием. Продолжающееся сумасшествие - безжалостное, безудержное и безрассудное уничтожение планеты - сводит на нет те небольшие успехи, которые достигнуты в борьбе против расизма, национализма, жадности и невежества. Ведь они не могут даже договориться, чтобы остановить глобальное потепление; они даже не могут его признать как процесс, потому что…
- Тогда потему не Пелл? Потему не "зеленые"?
- Потому что, Ли, потому что.
- Потему тогда не "Гаетьный Клють", Коул?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...