ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

]. - Элизам обнял Ли за плечи, и они стали подниматься по склону в сторону развалившегося здания. Женщина шла за ними. Коул почувствовал, что он выпадает из игры, будто во сне, только очень хотелось в туалет.
- Тут есть туалет? - спросил он. - Hay bafio?
Женщина обернулась и показала рукой вниз по склону. Коул пошел в ту сторону, откуда слышался плеск волн. Травяной склон переходил в каменистый уступ, который резко обрывался к воде. С высоты десятифутового утеса он увидел, как в воде играют с бревном тюлени.
Коул помочился на камни. Тюлени взглянули наверх, заметили его и начали лаять. Они были небольшого размера, серо-черного цвета, с черными глазами-пуговками, длинными усами и блестящими клыками.
Коул улыбнулся и пролаял им в ответ.
Но тут он разглядел, что играют они вовсе не с бревном, а с человеческим телом, серым и бескровным. У тела были оторваны руки и почти не было лица. Тюлени подбрасывали его мордочками, и тело переворачивалось в воде.
Коул содрогнулся, застегнул молнию на брюках и поспешил вверх по склону. На полпути он вспомнил про камеру и остановился, но потом пошел дальше.
Ему совсем не хотелось снимать такое.
В развалинах за обрушившимися низкими стенами стояла геодезическая палатка, натянутая в виде тента на два изогнутых шеста. Ли вместе с мужчиной и женщиной зашли под ее навес и сели на землю у небольшого очага. Коул сфотографировал эту уютную сценку, а потом присоединился к ним. Куртка либо была электрической, либо содержала какое-то специальное химическое вещество - в ней становилось очень тепло.
Низкие бетонные стены не пропускали ветра. Несомненно, это развалины студенческого союза - все, что от него осталось спустя сто, пятьсот, а может, и тысячу лет. Но почему же тогда не было ощущения чего-то странного? Почему все вокруг, даже тюлени, казалось ему, Коулу, совершенно нормальным и обыденным?
Может, все дело в Силле, который, как и прежде, вырисовывался на фоне неба, подобно спине динозавра. Или в тишине.
Туман рассеялся; на юге (если только они действительно находились в районе пролива Лонг-Айленд) океан сливался с небом. На севере, за Силлом, в небе собирались серые тучи.
Элизам аккуратно подбросил ветку в огонь.
- Простите за такой маленький костер, - сказал он по-испански. - У нас мало дров. - Хотя он снял маску, в глаза Ли или Коулу он не смотрел.
- А что это за тюлени-убийцы? - по-английски спросил Коул.
- Тюлени-убийты? - в ужасе переспросил Ли.
Коул рассказал ему все, что видел.
- Тюлени-вампиры, - пояснила женщина в маске. - Самое великое ваше изобретение.
- "Мое" изобретение?
- Вода открывает все новых мертвецов, - каким-то безжизненным голосом сказал Элизам. - Вы не будете возражать, если я снова надену маску? Мне так легче говорить.
- Как хотите, - ответил Коул. Какая, к черту, разница. Элизам снова надел маску. Идиотская улыбка выглядела лучше, чем его безжизненное лицо.
- Во время приливов, - сказал он, - вода вскрывает могилы, отпирает двери. В отличие от других крупных млекопитающих, тюлени-вампиры процветают. Здесь, в Новой Англии, осталось много мертвых, одни только мертвецы. Ледники все еще за сотни миль на севере, но жить здесь уже невозможно.
- Y ustedes? [А вы? (исп.).] - спросил Ли. Испанским он владел ненамного лучше английского.
- Мы живем в Майами, но нас послали сюда, чтобы встретить вас. Мы оба специалисты по поздней английской культуре и языку. У нас есть записи, фильмы. Мы знаем, как люди говорили в ваше время, как писали.
- Envian роr quienes? - снова на испанском спросил Ли. - Кто послал вас?
- Los Viejos, - ответил Элизам. - Из будущего.
- А что это за Старики? - продолжал Ли по-испански.
- No lo sabemos [Мы не знаем (исп.).].
Никто не знает, кто такие Старики, что им нужно. Элизаму и его спутнице в маске с оскалом просто велели встретить здесь Ли и Коула и отправить их дальше.
- Отправить нас куда? - спросил Коул, но ему никто не ответил. Они сделали вид, что не услышали его, и продолжали болтать по-испански. Коул понимал смысл их разговора. На одном из академических серверов появилось послание.
- Nos da sus nombres [Нам сообщили ваши имена (исп.).], - сказала женщина. - Доктор Ли. Коул.
- Доктор Коул, - поправил ее Коул. - Доктор Уильям Веллингтон Коул.
- Lo siento [3д: Извините (исп.).].
- Да, хорошо. - Коула все это стало утомлять. Что это за люди? Почему они говорят по-испански, ведь он его почти не понимает? Женщина сидела по другую сторону костра. Коул дотронулся до щеки и ткнул в нее пальцем. - А к чему эти чертовы маски?
- Это выражение нашей печали, - ответил по-английски Элизам.
- За ними мы прячем свой гнев, - добавила женщина.
- Гнев? На что вы разгневаны?
- На вас. - Она сняла маску. Ее глаза были такими же серыми и безжизненными, как у Элизама. На вид ей было около двадцати пяти лет. Цвет лица у нее был белый, но волосы жесткие, а скулы широкие. Бабушка Коула, которая сама была наполовину белой, называла подобный тип "африканская примесь".
- Мы разгневаны на вас за то, что вы сделали. И что не сделали. - Говорила она бесстрастно.
Что сделали и что не сделали. Женщина поднялась на ноги.
- Можно я скажу? - спросила она, ни к кому в частности не обращаясь.
Ли кивнул. Коул пожал плечами. Какая разница. Женщина обошла вокруг костра и заговорила по-английски. Было видно, что она готовила эту речь. Движения ее были размеренны, как в танце, слова продуманны, словно она выносила обвинение в суде.
- Вы убили собственных детей. Разрушили их дома, весь окружающий мир. Вы оставили их плакать и рыдать на обломках этого мира. Они потеряли все, но именно они стали нашими родителями. Их жизнь стала сплошным горем и печалью, мы унаследовали эту печаль.
- Мы унаследовали эту печаль, - подтвердил Элизам.
- Они так и умерли со слезами на глазах, не зная за что. Но они знали, что их рыдания слышим мы, их дети. И мы передаем эту печаль дальше.
- Мы передаем их печаль дальше, - вторил ей Элизам.
- Уууф, - вздохнул Коул. Все это напоминало церковную проповедь. - Вы обращаетесь не по адресу! Разве вы не знаете, кто мы такие? - Он попробовал объяснить, что они с Ли "зеленые", настоящие активисты (каждый в своей области) и пытаются бороться с тем, что происходит вокруг; их послали сюда, чтобы…
Но после нескольких слов (на английском) он замолк. Какая разница? Ведь видно было, что им ничего не удалось сделать. Будущее показало, что их усилия абсолютно ничего не значили. Точно так же в прошлом были хорошие немцы, были честные торговцы-квакеры, отказывавшиеся потакать работорговле, некоторые даже пытались (вежливо) высказываться против, но работорговля все равно процветала.
Если у Коула и были какие-то сомнения относительно "Дорогого Аббатства" (а они были, хотя он никогда не осмеливался высказать их вслух даже самому себе), теперь они окончательно рассеялись. Теперь, когда он увидел, какой мир оставят они своим потомкам. Неужели для предотвращения подобного не оправданы любые средства, любые усилия?
- Позалуйста, продолзайте, - промолвил Ли.
Рут (так звали женщину) ходила вокруг костра с маской в руке, а Коул и Ли не отрываясь смотрели на огонь. И Элизам в маске тоже.
- Мы видели, как вымирают животные, - продолжала женщина. - Один за другим, потом целыми стадами, потом снова поодиночке. Даже те, что жили в зоопарках. Теперь от крупных млекопитающих остались одни воспоминания. О слонах, китах, носорогах, моржах.
- Одни воспоминания, - повторил Элизам.
- Одни воспоминания, - сказал Ли. Он был все еще в своей жуткой куртке-сафари, но положил тонкую куртку-грелку на колени, как плед.
- Мир природы был разрушен, опустошен, - продолжала Рут, - исторические, культурные ценности человечества тоже. Города были сожжены, музеи разорены. Библиотеки погибли под натиском морей и океанов. Из-за глобального потепления погибли не только города, но и память человечества, его наследие. Такие языки, как голландский, сингапурский, полинезийские, исчезли без следа.
Женщина говорила то, о чем всегда хотел сказать сам Коул; ему так хотелось внушить это своим студентам. Но совсем другое дело было слышать все это из чужих уст. Особенно от этой женщины.
Женщина села. Элизам очень осторожно подбросил в огонь еще одну ветку.
- А как насчет глобального потепления? - спросил Коул в надежде сменить тему. - Ведь у вас так холодно!
- Гольфстрим пропал, - приглушенно ответил Элизам из-под маски. - Европа и Новая Англия непригодны для жилья. На Среднем Западе [Средний Запад - район в центральной части США.] стоит жара. В Техасе жара невыносимая. Умеренные зоны остались только в Азии, по берегам Тихого океана, на севере Южной Америки и кое-где на побережье Калифорнии.
- А как же Африка?
- Африка? - Рут приподняла маску и посмотрела своими пустыми глазницами на Коула. - Африка исчезла, частично затоплена, частично превратилась в прах. Леса сгорели, люди погибли. Четвертый холокост. Сначала было рабство, тогда на континенте почти не осталось молодежи; потом колониализм, который лишил Африку природных богатств. Затем пришел СПИД, и целое поколение детей осталось без родителей…
- Два поколения, - поправил Элизам.
- Ирония заключается в том, что именно в эмигрантских диаспорах и сохранилась Африка. Почти половина африканского населения жила уже в других местах. Вместе с собой они увезли свою культуру и наследие.
- Теперь понимаете, почему мы так были удивлены, что вы африканец? - спросил Элизам. - Мы считали, что в ваше время африканцы были людьми необразованными, лишенными всяческих прав, что они стояли на нижней ступени социальной лестницы…
- Не совсем так, - поправил Ли.
- Без таких крайностей, - добавил Коул. - Но вы сказали "четвертый холокост". Значит, был еще и четвертый?
- Пожары, - пояснил Элизам? - Сначала засуха, а потом пожары.
- А что Китай? - поинтересовался Ли.
- Китай процветает, - ответила женщина. - Там все строят заново. Мы тоже все строим все заново. Мы стараемся изо всех сил, чтобы восстановить то, что разрушили вы, но на это требуется немало времени. А кое-что вообще невозможно. Вы убили всех крупных животных или почти всех.
- Не всех. - Элизам поднялся, чтобы принести дров, которые были аккуратно сложены у одной из стен. - Не всех. Уже было несколько сообщений о том, что в Западной Африке видели слона.
- Недостоверно, - ответила Рут. - Как Лохнесское чудовище или летающие тарелки.
Сообщение о слоне она сравнивала с летающими тарелками. Впервые в жизни Коул понял, что на самом деле значит выражение "сердце ушло в пятки". Неужели людям так будет недоставать животных? Он почувствовал, что его захлестывает такая же волна печали и горя, что и Элизама и Рут. Коул еще никогда не встречал таких бесстрастных людей, лишенных жизни, чувств, радости, смеха. А теперь и он становился таким же.
- Значит, у вас все еще есть телефоны и компьютеры? - по-испански спросил Ли.
- Да, конечно, - ответил Элизам. - Поэтому мы здесь. Знание не так скоро исчезает. Создавать новые компьютеры теперь, правда, сложнее, но зато можно чинить старые. Мы вполне в этом преуспели.
- Мы делаем это с той же легкостью, что и вы, - вставила Рут. - Не так бездумно и беспечно. Ведь все, что сделано вами, не продумано и недоделано. Именно этого не понимали вы и ваши родители. И именно в этом кроются корни того опустошения, которое вы обрушили на наши головы.
Коул отвернулся. Он устал от этой ханжеской самоуверенности. К своему ужасу, он обнаружил, что стоит на стороне беспечных жизнерадостных разрушителей, которых так яростно критиковала женщина. А что в этом странного? Ведь после всего, что произошло (а если осмотреться внимательно, то сразу поймешь, что ни говорить, ни делать больше нечего), он, конечно, тоже был одним из разрушителей.
Разговор затих. Они сидели молча у затухающего костра. Говорить больше было нечего. Разрушенным оказался не только мир; вместе с ним погибли невинность, энтузиазм и надежда. "Что же творится в других частях света? - подумал Коул. - Увидят ли они с Ли всю планету?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...