ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

видимо, этим он хотел подчеркнуть свое презрительное отношение к отсутствию у Коула научных званий. - Мне показалось, я слышал шум. Что, интересно, вы тут делаете в такое время? Вы случайно не…
- Нет, мы "не", - ответил Ли. - Нет проблема.
- Ну что ж. - Заслуженному профессору колледжа Паркер доверял. - Но в десять я должен буду все закрыть.
- Нет проблема! - ответил Ли. Как только дверь затворилась, он повернулся к Коулу и выругался: - Ну и болвана!
- Ну да, - согласился Коул. - Ли, но где все же мы были? И тот лист бумаги - это что? Формула или план "Дорогого Аббатства", который мы должны добыть?
- Будуссее. Все спутали. Все поело прахом.
Будущее. Спутали. Прахом. Словно это что-то объясняет. Но ведь объясняет же. Коул побывал в будущем, и самое удивительное, что ничего удивительного он там не заметил. Все как обычно. Шестое Вымирание. Обреченный, потерянный, умирающий мир, сам себя же и уничтожающий. Ирония заключалась еще и в том, что все выглядело, как и теперь. Просто еще одно убийство.
- Мы на самом деле путешествовали во времени. И вмешались в будущее, так?
Ли мрачно кивнул и еще внимательнее вгляделся в свой мини-компьютер.
Коул протянул камеру Ли, чтобы в этот раз она была у него.
- С меня довольно. Мы действительно путешествовали во времени. Как далеко? В каком мы были году?
- Три? Сесть? - таинственно пробормотал Ли и сунул камеру в один из многочисленных карманов своей жуткой куртки. Потом потряс мини-компьютер. - Тисла спутались. Но давай попробуем ессе.
- Ты говорил, что будет всего три попытки. Мы уже их сделали. К тому же мы ведь впутались в будущее и все испортили.
- Тисла спутались, - повторил Ли. - Нет формула. - Он показал на мигающий курсор на экране своего маленького компьютера. - Поехали.
- С меня довольно, - сказал Коул, но Ли схватил его за руку и усадил рядом с собой на сиденье. Может быть, Коулу надо было проявить физическую силу. Может быть, любопытство перевесило. Возможно, ему надо было уйти. Но и Хелен и другие, включая его собственную бабушку, всегда говорили, что ему не хватает решимости. А Время, подобно отливу, уносило их все дальше от берегов Настоящего, затаскивало в пучину Всего Того, Что Еще Должно Случиться.

1+

Вот они снова, мыши; и часы на стене опять исчезли.
А потом и сама стена.
Коул посмотрел на мини-компьютер Ли, но и его не смог найти. Все вокруг мигало. Нельзя сказать, чтобы все было не так, но как-то не совсем так. Сначала он почувствовал холодный ветер, а потом опять этот знакомый, но никак не поддающийся определению запах, и боль в левом колене. Мигание прекратилось, просто исчезло, и все, и Коул успел подумать: "Хорошо! Наверное, произошла ошибка, и мы никуда не попали", - ведь сверху раздавалась все та же навязчивая музыка рэп. Нет! Что-то не так. В воздухе кружит снег. Они вновь на улице, на каком-то невысоком холме, а перед ними расстилается длинная серая долина, и этот навязчивый звук… Барабан.
Траурный, ритмичный звук барабана подобен биению сердца.
Бум-бум-бум.
Подвальное помещение исчезло, он снова видел Силл - базальтовый холм темным силуэтом вырисовывался сзади на фоне желто-серого неба. Воздух был холодным и каким-то сладким. И вдруг Коул узнал этот запах. Это был запах гниющих остатков; запах моря во время отлива, запах смерти.
Маленькой смерти.
- Где мы теперь? - Коул крепко сжал руку Ли. Ли не противился.
- Нет понятия, - ответил он и уставился на экран своего компьютера. - Ну и прызек. Тифры просто бесеные!
- Я слышу звук барабана.
Ли показал рукой в сторону, даже не поднимая глаз от экрана. Коул вгляделся получше и рассмотрел цепочку всадников (сначала он принял их за некую изгородь или ряд деревьев). Всадники стояли на фоне желто-серого неба и заслоняли собой весь горизонт.
У камеры был объектив с переменным фокусным расстоянием, и сейчас он воспользовался им как подзорной трубой. Он разглядел, что каждого всадника сопровождают двое пеших, но не смог понять, что это за люди и во что они одеты. В руках они держали длинные шесты с черными флажками и черные знамена. В небе кружили черные птицы.
Коул щелкнул камерой и передал ее Ли.
- Какая-то траурная процессия, - сказал он.
- Темные века, - ответил Ли, взглянув в объектив. - Мир посел обратно. Грязь не водица.
Коул подумал было, что Ли вспомнил какую-то техасскую поговорку, но потом сообразил, что перед ними пролив Лонг-Айленд. Вместо воды в нем была грязь.
- Это значит, что на севере льды? А как же насчет глобального потепления?
- Нет понятия, - мрачно ответил Ли, протянул Коулу камеру и снова уставился на экран своего компьютера.
Планер остановился, но до земли Коул дотянуться не смог. Вблизи он вообще ничего не видел, только вдали, где на горизонте вырисовывались всадники. С севера надвигался туман.
Бум-бум-бум.
Холодный ветер. Коулу хотелось облегчиться, но выйти было некуда. Несомненно, они попали в будущее. Увиденное сначала забавляло его, потом вызвало презрение и скепсис, но в конце концов он поверил в его реальность, не переставая удивляться. Каков бы ни был алгоритм у Ли, но он работал. Все было более чем реально. И будущее оказалось именно таким, каким его со страхом представлял себе Коул.
Никогда еще он так не расстраивался оттого, что был прав; ученому подобное чувство незнакомо. Словно девятилетний ребенок случайно нашел под кроватью своего сумасшедшего дяди смертельное оружие и расстрелял из него всех своих родственников и знакомых, думая, что, как в телешоу, они сейчас встанут, отряхнутся и будут смеяться.
Но шоу закончилось, а никто на ноги не поднялся.
Коулу хотелось плакать. Он посмотрел на Ли, тот покачал головой, словно понимал, что творится в голове у Коула.
- Слиском поздно, - сказал Ли.
Именно все эти ужасы и должен был предотвратить план "Дорогое Аббатство".
Коул посмотрел вверх и заметил три дымных следа, тающих в воздухе. Этот неожиданный знак сохранившейся технической цивилизации расстроил его еще больше; он содрогнулся, вспомнив времена, когда по небу летали редкие гражданские самолеты. По крайней мере, в большей части света.
Он сделал снимок столбов дыма. Больше фотографировать было нечего. Сплошная грязь и люди в трауре. Кругом опустошение.
- Поехали, - сказал Коул. - Для нас тут ничего интересного нет. - Он попытался раскачать планер, но тот остался на месте. Он казался тяжелым, как автомобиль.
- Придерзи лосадей, - заметил Ли, глядя на экран компьютера. - Курсор отстал.
Коул ждал. Два всадника выехали вперед. Неужели они заметили их? Но даже с помощью объектива Коул не смог разглядеть их лица, одни лишь силуэты. Зато он точно знал, что всадники едут прямо на них, сначала медленно, потом все быстрее…
- Ли…
И тут, как кавалерийский спасательный отряд, опять явилась с писком армия мышей. Планер сдвинулся с места, небо замигало, а потом исчезло, превратилось в какое-то белое пятно.
Коул с облегчением вздохнул, возвращаясь "домой", в свое печальное и жалкое время.
Так он, по крайней мере, думал.

+500

Что-то было не так. Колено у Коула снова ныло; вокруг стоял сладковатый запах маленькой смерти, запах моря. Планер замедлил ход, мыши еще пищали, потом планер остановился, но…
Но они все еще были под открытым небом.
Их окружал туман. Холодный, редкий туман. Под ними был склон, поросший короткой, хотя и нестриженой травой. Коул почувствовал запах соли, услышал шум волн. Планер окончательно замер. Коул дрожал.
Никакого здания студенческого союза не было и в помине.
- Куда, черт побери, мы попали?
- Доктор Ли? Мистер Коул?
Коул обернулся и увидел вдалеке Силл; совсем рядом высились обвалившиеся стены разрушенного здания. Приминая пучки серо-зеленой травы, к ним быстро шли два человека. Один улыбался, другой хмурился, словно театральные маски комедии и трагедии.
- Фью! - присвистнул Коул; люди подошли ближе, и он заметил, что они действительно были в масках, стилизованных масках со свирепыми глазами и огромными ртами. У одной маски рот расплывался в широкой улыбке, у второй - в страшном оскале, наводившем скорее на мысль о ненависти, чем о трагедии и печали.
Страшная маска остановилась позади улыбающейся, а та подошла ближе, низко поклонилась и заговорила:
- Доктор Ли? - Голос был мужским.
Мужчина протянул руку Коулу.
Коул, не задумываясь, пожал руку и поразился тому, что она холодная, но настоящая. А что он ожидал, призрака?
- Ли - это я, - дрожащим голосом произнес сидевший рядом профессор.
- Bienvenido! [Добро пожаловать! (исп.)] - Мужчина пожал руку Ли, а потом снова Коулу. Говорил он медленно, с испанским акцентом: - Значит, вы Коул. И африканец!
- И что?
- Вы негр!
- Меня зовут доктор Коул, - сказал Коул. - И что из этого? Что, черт побери?
- Ну, мы просто не знали, - ответил мужчина в маске. - Вот и все. Это сюрприз. Наверное, мы много чего не знаем. Но вот вы и здесь. - Он потрогал подбородок маски. - Можно я открою вам свое лицо?
- Что?!
- Ну разумеется, - протянул с техасским акцентом Ли.
Мужчина снял маску. Он был азиатом, по крайней мере процентов на тридцать-сорок; черные волосы были собраны сзади в хвост, лицо украшала маленькая, редкая бородка. Мужчина был худощав, у него были длинные, изящные пальцы пианиста. Тут Коул обратил внимание, что мужчина одет в серый комбинезон и стеганую куртку с серо-розовыми рисунками в стиле пейсли.
Улыбка на его лице была не такой широкой, как на маске. Его серые глаза казались мертвыми.
- Элизам Хава. - Мужчина снова низко, по-японски, поклонился. - Из университета Майами. А это моя сотрудница Рут Лаваль.
Несколько слов на испанском лишь подчеркивали правильность его английского; мужчина говорил, тщательно подбирая слова, очень официально. Его коллега в маске со злобным оскалом поклонилась еще более натянуто, словно нехотя. Теперь Коул различил, что перед ним женщина: миниатюрная, с небольшой грудью. Она стояла, крепко упершись ногами в землю, словно прикидывала, куда лучше нанести первый удар. Чем-то она была похожа на Хелен, только ему она совсем не нравилась.
Тут он вспомнил, что и Хелен ему не очень-то нравилась. Да ее уже и нет, она собрала вещи и ушла; умерла, похоронена… сотни, а то и тысячи лет назад.
Женщина была одета в такой же серый комбинезон, что и мужчина; на руке, как официант полотенце, она держала две стеганые куртки. Маска у женщины была сделана аккуратнее, чем у мужчины, какой-то маниакальный оскал, суженные глаза, вся маска раскрашена в неистовые красно-бело-синие цвета - что-то среднее между американским флагом и задницей макаки, - в зависимости от настроения смотрящего.
Она не стала снимать маску и не проронила ни слова. Только натянуто поклонилась и снова отступила назад.
Так они молча стояли и смотрели, она в маске, он без. Чего-то ждали от Коула и Ли, но чего именно? Коул хотел сделать снимок, но побоялся. Мужчина с женщиной походили на дикарей. А что, если они решат, что камера - это особый вид оружия? Молчание прервал Ли. Он поднялся на ноги, поднял за собой и Коула и прежде, чем тот успел сообразить, что происходит, вытащил его из планера на поросший травой склон.
- У-у-ух! - Коул удивился, что земля под ногами твердая, и он не провалился сквозь траву, как сквозь облако. Вот он - в будущем, и все вполне реально. Теперь он не просто наблюдатель. Ли сунул маленький компьютер в один из карманов своей ужасной куртки. Он словно оцепенел.
Коул топнул ногой о землю - настоящая. Значит, и будущее, это будущее, тоже настоящее? Неизменное?
- Вот!
Элизам протягивал им две куртки, которые держала до этого женщина в маске. Коул надел куртку. Она была мягкая, как шелк, но тоньше. Даже небольшой карман для камеры имелся.
Ли взял куртку в руку. Очевидно, он не хотел расставаться со своей.
- Bienvenido, - повторил Элизам. - Нас послали встретить вас. Мы ждем уже два дня.
- Кто послал? - спросил Ли. - Teine ustedes algo роr nosotros? [У вас есть что-нибудь для нас? (исп.).]
- Los Viejos [Старики (исп.).
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...