ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но, как она ни старалась, на этот раз у нее ничего не вышло. Никакие уловки не помогли. Она добилась одного — Тодд начал сторониться ее, Джессика играла его чувствами и чувствами сестры — такое не скоро забывается.— Джессика думает только о себе, ни до кого другого ей дела нет, — добавил он.Элизабет гневно обернулась, в глазах ее блеснули слезы — А тебя никто не спрашивает!Тодд осторожно прикоснулся к ее руке:— , Послушай, я только хотел»— Я знаю, что ты хотел! — Элизабет сбросила его руку. — Хотел поссорить меня с сестрой! Вот уж не думала, что ты способен на такую подлость, Тодд Уилкинз.Шея Тодда медленно заливалась краской. До сих пор они никогда не ссорились. Вид у Тодда был такой, точно его пнули ногой в живот.— Извини, Лиз, — сказал он каким-то чужим голосом. — Я только хотел помочь тебе. Но, я вижу, ты не хочешь слушать правду.— Правду? Ты просто ревнуешь. Не хочешь, чтобы я заботилась о ком-то другом. Хотя бы и о Джессике. Тодд наконец-то взорвался:— Ну знаешь! Это уж полный идиотизм!— Вот как! Выходит, я обманщица, да еще и идиотка! Но какой бы идиоткой я ни была, — процедила она сквозь зубы, — после этого ни на какое свидание я с тобой не пойду!Слова подействовали на Тодда как пощечина.— Насколько я понимаю, — холодно сказал он, — наше свидание в субботу отменяется?На субботу был объявлен чемпионат школы по серфингу. Полшколы соберется на пляже смотреть, как ребята скользят на досках по крутым волнам, а вечером намечен грандиозный костер и шашлыки. Элизабет ни за что на свете не пропустила бы такого события. И уж, конечно, ни за что не пошла бы туда без Тодда — до этой минуты. Обидные слова сорвались с языка прежде, чем Элизабет успела сообразить, что она говорит.— Да я скорее с акулой пойду плавать!— Давно бы так. — Тодд мрачно посмотрел на нее, затем резко повернулся и двинулся прочь.Элизабет смотрела вслед удаляющемуся Тодду, пока его мускулистая спина не скрылась из виду, Горечь и раскаяние переполняли ее. И зачем она ему все это наговорила? Он не заслуживал таких слов Он ведь только хотел как лучше. Но когда дело касалось Джессики, все каким-то непонятным образом становилось с ног на голову — даже чувства Элизабет.Скорее, надо догнать его, извиниться! Нет. Сейчас лучше этого не делать. Совсем все испортишь. Сглотнув слезы, Элизабет приняла решение. Придется сдавать экзамен и за Джессику. Она слишком далеко зашла, обратного пути нет. Глава 9 — Может, все еще не так плохо, как ты думаешь, — утешала ее Инид.Элизабет поднесла мокрую салфетку к красным распухшим глазам.— Ничего у меня не получилось! Я была так расстроена, что даже думать не могла. Я провалилась, это точно.Второй вариант экзамена был не труднее первого, правда вопросы составлены немного иначе. Но Элизабет они казались тарабарщиной слезы застилали глаза, слова расплывались на бумаге. Она пыталась справиться с собой, но все мысли были о Тодде. Как он взглянул на нее перед тем, как уйти!Зареванная и подавленная, Элизабет сдала работу последней. Она смутно помнила, что, выбегая из класса, услышала имя своей сестры: это ее окликнул мистер Сэндалоу, проводивший экзамен на втором уроке. Элизабет сделала вид, что не слышит: ей совершенно не хотелось с ним объясняться. Все так запуталось, что она уже сама ничего толком не понимала.— Я все испортила, — причитала она.— Тебе в этом кое-кто помог, — заметила Инид, но имени не назвала — было и так ясно, о ком она говорит.Они стояли в туалете, где Инид нашла заплаканную Элизабет, с отвращением разглядывающую в зеркало свое лицо в темных потеках, — Как я ужасно выгляжу, — всхлипнула она.Инид кивнула и протянула ей салфетку:— Правда, ужасно.— Спасибо, утешила!— Не расстраивайся. Ты все равно прекрасна. Просто немного заревана. Умойся, подкрась губы, причешись, — сунув руку в свою объемистую косметичку, Инид протянула подруге расческу, тюбик земляничной помады. — Жизнь на этом не кончилась.— Жизнь, может, и нет, но наши отношения с Тоддом наверняка. И каникулы будут загублены, если я провалилась. Ведь Джессику теперь экскурсоводом не возьмут.— Она сама во всем виновата. Совсем ни о чем не думает. Надо же — впутать тебя в такую историю! По крайней мере, у нее сейчас есть хоть какой-то шанс пройти, А вот если бы ты вообще не сдавала за нее, ее бы уж точно не взяли.— Знаю, но мне от этого почему-то не легче.— Я на днях читала одну статью, — продолжала Инид. — В ней говорится: если тебе плохо, вспомни о чем-нибудь действительно ужасном. Ну хотя бы о голодающих в Индии. Очень помогает. Твои собственные несчастья покажутся пустяками.Элизабет метнула на подругу возмущенный взгляд:— Премного благодарна за совет. Мне сейчас действительно плохо.— Прости, я хотела помочь тебе.— Тодд тоже так говорил. — Лиз слегка провела помадой по дрожащим губам.— Да что у вас произошло? Ты что-нибудь сказала ему?— Да, кажется, — по щекам Лиз опять побежали слезы. — Я сама все разрушила. Он со мной никогда больше не будет разговаривать.— Не выдумывай. Он тоже очень расстроен, ты, наверное, и сама заметила.— Это было так ужасно! Как он посмотрел на меня в последнюю секунду! Как будто я всадила ему нож в спину. Я сама во всем виновата.— Да не мучайся ты так. — Их глаза встретились в зеркале. — Ты сама знаешь, кто действительно виноват. Не буду называть имени. А то ты и на меня набросишься. Пойдем, Лиз. Мне еще надо подготовиться к контрольной по «Макбету».Элизабет судорожно всхлипнула:— Не утешай меня. Бесполезно. Мне очень, очень плохо.— Лиз, помнишь, что ты мне сказала, когда мы поссорились с Ронни?Элизабет отрицательно покачала головой.— Ты сказала, если ты ему действительно нравишься, ссора из-за пустяка ничему не помешает. Он на разрыв не пойдет.— Но я такого наговорила Тодду! Нет, это слишком серьезно, — горестно вздохнула Элизабет. — Я сказала, что лучше пойду купаться с акулой, чем с ним на соревнования по серфингу.— Ото! — Инид округлила глаза. — Надо же такое придумать. Ты просто слишком вошла в образ Джессики.Лиз опять всхлипнула.— Ладно, не расстраивайся. Я шучу. — Инид похлопала подругу по плечу.Дверь распахнулась, и в туалет впорхнула стайка смеющихся девушек. За ними вошла Дана Ларсон, солистка школьной рок-группы «Друиды».— Кого хороним? — бесстрастно спросила она, взглянув на зареванное лицо Элизабет и кучу мокрых салфеток в раковине.Одета она была, как всегда, вызывающе: футболка, которая была ей явно велика, красная полосатая мини-юбка, фиолетовые чулки и черные замшевые ботинки. Одно ухо украшала огромная золотая серьга в виде петли, другое — крошечная серебряная звездочка.— Не говори, догадываюсь. — Она взглянула на свое отражение и пригладила выбившуюся прядку светлых, коротко подстриженных волос. — Поссорилась со своим парнем?— Откуда ты знаешь? — спросила Элизабет.— Все зло от мужчин, — ответила Дана с таким видом, будто по этой части собаку съела. — С ними то паришь в облаках, то низвергаешься в ад. Уж я-то знаю. Помню, я была влюблена в одного саксофониста. Просто с ума по нему сходила.— И что с ним случилось? — спросила Инид.— Я все-таки предпочла с ним расстаться. Он больше любил других девиц, чем меня и свой саксофон, — ответила Дана и пожала плечами. — Мне без него гораздо лучше. И тебе, наверное, будет лучше без твоего. — как его там?Элизабет опять заплакала. Она представить себе не могла, как будет жить без Тодда.— Я, кажется, заболеваю, — сквозь слезы сказала она. Глава 10 — У тебя больной вид Лиз, — сказал Роджер Коллинз, куратор школьной газеты — Ты хорошо себя чувствуешь?Элизабет кивнула. В горле у нее стоял ком, и она не в силах была произнести ни слова. Она сидела, склонившись над пишущей машинкой в просторной комнате редакции школьной газеты и невидящими глазами смотрела на вставленный в каретку листок бумаги. Она сочиняла заметку для очередного номера «Оракула». Заметка называлась «Кому улыбнется счастье».«Сонни Кэллаган, лидирующий на соревнованиях штата по серфингу, уверенно заявил, что и в эту субботу никому не уступит первого места. Хотя Билл Чейз загадочно молчит, его поклонники уверены, что спортивное счастье и на сей раз улыбнется ему…» — Дальше этого пока не шло.Мистер Коллинз склонил над статьей рыжеватую голову:— М-м. Неплохо. А не могла бы ты сама сделать этот субботний материал? Элизабет удивленно вскинула брови:— Я думала, его будет делать Джон. Джон Пфайфер был у них спортивным обозревателем, и она не сомневалась, что писать о субботних состязаниях будет он.— Джон сказал сегодня утром, что не сможет. В субботу состоится теннисный турнир. Его организуют Пэтмены. Наверняка будет играть Брюс.— Ну, конечно, я напишу про серфинг.— Ты ведь знаешь, что мистер Пэтмен — председатель попечительского совета. Он сказал что очень расстроится, если такое важное спортивное мероприятие будет освещать кучка, по его выражению, «длинноволосых оболтусов». — Он ухмыльнулся — Это, конечно, не для печати.— Да, понимаю.Элизабет хорошо знала Пэтменов, считавших Ласковую Долину своей вотчиной. С ними лучше не связываться.— Это поручение, — продолжал мистер Коллинз, — грозит тебе, самое большее, тем, что ты весь день проваляешься на солнышке. Возьмешься?Элизабет не очень хотелось смотреть на соревнования без Тодда, но ведь это ее работа. И ей ничто не должно мешать. Даже разбитое сердце. Да и не хочется огорчать мистера Коллинза, готового всегда прийти ей на помощь. Умный, отзывчивый и к тому же красивый — не удивительно, что его любят в школе больше других учителей.— Возьмусь. Сделаю этот материал, — ответила она.— Ты уверена, Лиз, что хорошо себя чувствуешь? Что-то ты очень бледная. Хочешь, подброшу тебя домой? Тебе бы, наверное, лучше сейчас полежать.— Да нет, ничего страшного, — тихо проговорила Элизабет, не отрывая от машинки глаз. — Просто надо немножко подышать свежим воздухом. Спасибо, я, пожалуй, лучше пройдусь пешком.Элизабет взяла свои книжки и поспешила к двери: еще слово, и слезы опять польются сами собой.В дверях она налетела на Оливию Дэйвидсон, которая вела в газете раздел «Искусство». Та несла стопку новых статей, и листки бумаги, как снежные хлопья, закружились по комнате.— Ой, извини, Лив! — воскликнула Элизабет и опустилась на колени, чтобы помочь Оливии собрать рассыпавшиеся листки. — Я-я тебя не заметила.— Ладно, ерунда. — добродушно улыбнулась Оливия, поправив темные локоны, выбившиеся из-под лилового шарфика. — Я как раз думала, под каким бы предлогом выбросить эту подборку — прошу прощения за дурацкий каламбур, — весело щебетала она, собирая отпечатанные на машинке страницы. — Да, я в коридоре встретила Тодда. У него такой вид, что хоть «скорую» вызывай. Что с ним стряслось?— Мы поссорились, — призналась Элизабет, и в глазах у нее опять заблестели слезы.— Всего-навсего? А я по его виду решила, что по меньшей мере началась ядерная война.Оливия была помешана на антиядерных демонстрациях и здоровой естественной пища Она постоянно всем выговаривала — впрочем, без занудства, — что они едят слишком много консервированных продуктов. Она сама неизменно завтракала хлебом из муки грубого помола, вегетарианским паштетом и салатом из люцерны. У нее был мрачноватый юмор, который Элизабет, однако, нравился.— Для нас эта ссора пострашнее ядерной войны.— Да ну? Впрочем, я тебя понимаю. Я тоже поссорилась со своим другом. На той неделе. До сих пор не разговариваем. Я с самого начала знала, что этим все закончится. Разве могут быть, у меня серьезные отношения с человеком, который не видит ничего страшного в шельфовом бурении?Элизабет подобрала с пола последний листок, сунула его Оливии и вышла в коридор. Оливия ей нравилась, но в эту минуту ей было не до ядерных войн и шельфового бурения.Она брела по лужайке перед школой и вдруг впереди увидела знакомую фигурку. Сверкая золотистыми волосами и отчаянно махая рукой, ей навстречу бежала Джессика. Глава 11 — Меня никогда в жизни так не оскорбляли! — вопила Джессика. — Ты не представляешь, каким подлецом оказался этот Скотт. Больше я с ним ни за что никуда не пойду» — Она вдруг оборвала фразу, глаза у нее округлились, как будто она только что разглядела сестру.— Что это ты в моей одежде? — спросила Джессика.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...