ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Роджер, какие шесть элементов имеют самое важное значение для человеческого организма?
– Водород, кислород, углерод… – быстро, как буквы алфавита, затараторил Роджер.
Закончив, он заодно описал ядерную структуру каждого элемента.
Джессика с изумлением его слушала. Как Роджера может интересовать такой нудный предмет? К тому же когда его мать лежит при смерти в хьюстонской больнице. Перед уроком Джессика слышала, как он говорил Элизабет, что она в очень тяжелом состоянии после операции. Темные круги под глазами Роджера, угрюмое выражение лица явно говорили о проведенной без сна ночи.
Джессика краем глаза оценивающе посмотрела на Роджера. Он был довольно привлекательным, если не считать потертые, залатанные брюки и выгоревшую рубашку. Длинные русые волосы, волевые черты лица, мускулистое тело, которое угадывалось даже под его свободной одеждой. Плохо, конечно, что у него нет ни цента за душой. Тем не менее он мог бы в числе первых войти в ее список подходящих парней.
– Джес. – Шепот сестры и толчок в бок оторвали ее от размышлений о Роджере.
Она подняла взгляд и увидела мистера Руссо, направлявшегося к их парте. Джессика застонала про себя. Неужели он недостаточно помучил ее сегодня? Но не успел учитель подойти, как на весь класс затрезвонил спасительный звонок. Учебники захлопнулись, ручки и карандаши были отложены в сторону.
– В пятницу будет контрольный опрос по главе биохимии из вашего учебника, – пытаясь перекричать оживший шумный класс, объявил мистер Руссо.
Джессика собрала вещи.
– Увидимся, Лиз, – сказала она и быстро направилась к выходу, оставив все мысли про ядерную структуру, мистера Руссо и Роджера Баррета.
– Спроси ты его, Кара, – предложила Лила Фаулер, сорвала травинку и стала ее покусывать.
– Почему это я? – протестующе воскликнула Кара. – Брюс Пэтмен даже внимания никакого на меня не обращает.
– Ну я же не могу его спросить, – объяснила Лила. – Наши семьи в ссоре.
Вражда между Пэтменами, с их старым капиталом, и Фаулерами, только недавно разбогатевшими, была обычной темой разговоров в Ласковой Долине. Фаулеры всегда выступали за модернизацию. Они хотели в своем доме поставить самую последнюю модель компьютера и построить многоэтажный застекленный офис рядом с городским нарком. Пэтмены же всегда ратовали за то, чтобы каждый камень в Ласковой Долине оставался лежать на том же самом месте, где он лежал в прошлом столетии. Некоторые жители города поддерживали семью Лилы, другие семью Брюса. Но была еще и третья фракция, в которую входили, кстати, Нед и Элис Уэйкфилды, которая предлагала выбрать разумную середину, учитывая интересы всех.
– А ты, Джес? Может, ты его спросишь? – Кара умоляюще посмотрела на свою лучшую подругу.
– И не думай, – отрезала Джессика. – И не смотри на меня так. Ты же знаешь мою историю с Брюсом.
Брюс и Джессика раньше встречались, но их короткий роман закончился печально. И теперь отношения между ними оставляли желать лучшего.
Кара вздохнула:
– Опять мне приходится выполнять самую грязную работу.
– Слушай, только не надо делать из этого трагедию! – Джессика подняла к небу зеленовато-голубые глаза. – Ведь тебе это интересно так же, как и нам. Ведь вряд ли мистер Пэтмен стал бы помогать Барретам по доброте сердечной.
– Так что сделай для нас еще одно одолжение, – поддакнула Лила. – Ладно?
– Ну что ж, ладно, – нехотя согласилась Кара. – Я хотела бы узнать, что за всем этим кроется. Но вам, подружки, придется пойти со мной.
– Хорошо, – ответили Джессика с Лилой и пошли вслед за Карой по теннисному корту к тому месту, где в тени большого дуба Брюс Пэтмен отрабатывал различные теннисные удары, болтая с Полом Шервудом. Девушки подошли ближе. Кара кашлянула, чтобы обратить на себя внимание. Брюс сделал воображаемую подачу и обернулся.
– Ну, да тут к нам прямо делегация, – сказал он Полу. – Что же мы можем сделать, прекрасные леди, чтобы наполнить радостью ваш день?
Джессика слегка подтолкнула Кару вперед.
– Брю, мы слышали, твой отец совершил такой благородный поступок, – своим самым льстивым голосом сказала Кара. – Ты должен им ужасно гордиться.
Джессика была просто поражена. Даже она не смогла бы начать более дипломатично.
«Да, Кара кое-чему от меня научилась», – самодовольно подумала она.
– Можно было и не говорить, что я им горжусь. Это и так ясно, – со своим обычным высокомерием ответил Брюс. – Я всегда им горжусь. Вот что значит быть Пэтменом.
– Конечно. Но такая благосклонность выглядит несколько странно.
– А, вот оно что, – медленно растягивая слова, произнес Брюс. – Вы сгораете от любопытства узнать, чего ради мой отец решил помочь матери Роджера. Так? – он вопросительно кивнул головой.
– Ну людям же интересно, – вставила Джессика.
– Да, людям интересно, Джессика. Особенно некоторым. – Надменная улыбка скользнула по его красивому лицу. – И я могу послать этих людей подальше, если захочу. – Он хмыкнул.
Пол Шервуд тоже засмеялся.
– Но я не буду, – самодовольно продолжил Брюс. – Я настоящий джентльмен, чтобы держать вас в напряженном ожидании.
«Это точно, – язвительно подумала Джессика. – Ты джентльмен среди десяти человек».
И если бы не любопытство, она не устала бы ему это повторять, но только сжала зубы и промолчала.
– Так должна же быть причина для такой щедрости, – напомнила Кара.
– У моего отца доброе сердце, – важно сказал Брюс. – А кроме того, миссис Баррет одно время работала у него на консервном заводе. – Брюс сложил руки на груди. – Ну, что скажете?
– Только не надо, ладно, Брюс? – Лила недоверчиво взмахнула рукой.
На запястье у нее в ярких лучах солнца блеснули два изящных золотых браслета.
– Мой отец говорил, что Линда Баррет работала на заводе твоего отца еще даже до рождения Роджера. Не слишком ли запоздалая благосклонность хозяина, а? – Лила пошла в наступление в последнем раунде борьбы между Пэтменами и Фаулерами.
– Лила, я понимаю, что твоего отца не беспокоят проблемы других, – съязвил в свою очередь Брюс, – но существуют еще такие вещи, как помощь маленьким людям.
– Маленьким людям?!! – с возмущением воскликнула Джессика. Больше сдерживаться она уже не могла.
– Кто тебе дал право называть кого-то маленькими людьми?
– Эй, успокойся, Джессика, – примирительно сказал Брюс. – Ты-то уж понимаешь, что я имею в виду. Ведь твоя семья делает то же, что и моя – заботится об этой девушке. Дает ей кров, ну и все такое.
Джессика почувствовала, что краснеет. С чего это Брюс приплел сюда Бетси?
– Конечно, мы не собираемся предложить Роджеру и его матери поселиться у нас в доме. И слава богу! – И они вместе с Полом громко захохотали.
Даже Лила не удержалась от смеха. Приступ ярости пронзил тело Джессики как электрический разряд. Они смеются над ней! И все из-за Бетси Мартин. Это несправедливо. Это ведь даже не ее собственная вина. Из всех домов в Ласковой Долине именно ее дом теперь все называют не иначе, как дом, двери которого открыты для всех бездомных животных, проходящих мимо. Она говорила Элизабет, что все этим и закончится! Что над ней будет смеяться вся школа. А что же Элизабет? Ей все равно! Какая-то шлюха для нее важнее, чем родная сестра.
Разговор потерял для Джессики всякий интерес. Брюс продолжал настаивать на том, что его отец помог миссис Баррет из чистого благородства, в то время как Лила с Карой требовали другого объяснения. Но Джессика уже ничего не слышала. Что ей до намерений мистера Пэтмена, когда ее собственный мир рушился из-за Бетси Мартин?
Когда девушки не спеша пошли обратно через огражденный зеленый корт, так и не узнав ничего нового об отце Брюса Пэтмена, Джессика приняла для себя решение. Бетси исчезнет из ее жизни, чего бы ей это ни стоило.
11
Стоянка около пиццерии Гвидо была уже заполнена, когда Элизабет и Тодд подъехали на довольно потертом «датсуне» Тодда. Напротив маленького, с оштукатуренным фасадом здания стояла машина телевидения. Задние двери фургона были открыты. Из них выгружали телекамеры, микрофоны и другое оборудование. Элизабет заметила Регину и Николаса Морроу, входящих в пиццерию, и Оливию Дэвидсон и Инид, которые вылезали из маленького синего пикапа миссис Роллинз, припаркованного на другом конце стоянки.
– Инид! Оливия! – Элизабет высунулась из окна машины и позвала подруг. – Займите нам места! Ладно?
Инид подняла вверх большой палец:
– Хорошо! Но если Уинстон съест столько пицц, что полтора года печи не будут работать, придется разнести роскошную пиццерию Гвидо.
– Решено! – ответила Элизабет подруге, которая направилась ко входной двери.
Тодд долго кружил по стоянке, пока не нашел свободного места рядом с черным «порше» с номерным знаком «I БРЮС I».
– Ты только посмотри, – воскликнул Тодд. – Сам Брюс Пэтмен ради такого события решил присоединиться к простолюдинам, собравшимся у Гвидо.
– Неудивительно, – Элизабет выбралась из машины. – Если собирается толпа, перед которой можно покрасоваться, не сомневайся – Брюс приедет. Тем более, если здесь телекамеры.
Тодд обнял ее и они пошли к входу.
– Да, ты права, но я не ожидал, что он здесь появится. Особенно после того случая, когда твоя сестра запустила ему пиццей в лицо. Я не думал, что он сюда еще вернется.
Элизабет захихикала, вспомнив самого популярного кавалера школы в Ласковой Долине, измазанного пиццей.
– Он получил по заслугам, – сказала она, имея в виду короткий, но вызвавший столько сплетен роман Джессики с Брюсом.
– Даже я был на стороне твоей сестры в этом сражении, – признался Тодд. – Но все это было настолько давно, что, я думаю, Брюс опять готов посетить поле битвы.
Они подошли к входу и едва открыли дверь, как почувствовали острый запах пиццы, который наполнял шумный ресторан. Большинство столиков и кабин были уже заняты, как и места у стойки. В центре зала стоял пустой стол, огражденный со всех сторон веревкой и ожидающий прибытия Короля Бутербродов. На него Фрэнк Де Люна, заведующий у Гвидо, ставил большой кувшин с холодной водой и высокий стакан.
Элизабет пробежала взглядом по толпе и отыскала Инид и Оливию, сидящих в большой кабине около искусственного водопада у задней стены ресторана. С ними были Джон Пфайфер, спортивный редактор «Оракула», черноволосая Энни Уитмен, одна из новых болельщиц школьной команды, и ее приятель Рикки Капальдо, стеснительный капитан команды болельщиков. Инид увидела Элизабет и помахала рукой. Элизабет с Тоддом пошли к столику, здороваясь и дружески похлопывая по плечам своих школьных товарищей.
– Эй, Тодд, – позвал его Джим Дейли, игрок баскетбольной команды. – Смотри, на Уинстона собирается больше народа, чем на нашу последнюю игру, правда?
Тодд пожал плечами:
– Что делать… А может, нам пригласить Уинстона выступить в перерыве следующего матча? – обернулся Тодд, и они с Элизабет опять стали пробираться к задней части зала. – Салют компании, – поздоровался Тодд, когда они подошли к своему столику.
– Привет всем. Мы не помешаем? – спросила Элизабет.
– Что ты, – ответила Энни Уитмен. – Мы все здесь уместимся. – Они с Рикки пододвинулись, и Элизабет с Тоддом примостились рядом с ними.
– Мы заказали пиццу, – сказала Инид. – Но, видно, придется немного подождать. Сегодня столько народу. – Она обвела рукой зал.
Многие еще заходили. Среди них Элизабет увидела сестру. Она была одета в турецкую майку-платье с длинным подолом сзади, которую мама, поддавшись на уговоры, купила ей недавно в магазине «Фокси-мама». Рядом с ней со счастливой улыбкой шагал Нейл Фримаунт, высокий, светловолосый, необычайно остроумный парень.
Элизабет увидела на лице Джессики самодовольное выражение.
– Интересно, – сказал Тодд, поймав взгляд Элизабет, – они раньше встречались?
Элизабет кивнула:
– Странно, что Джес и словом о нем не обмолвится. Обычно, когда ей приглянется новый парень, она больше ни о чем говорить не может. – Но тут же Элизабет забыла и про сестру, и про Нейла.
В зале, встреченный улыбками, аплодисментами и свистом, появился Уинстон. Его голову венчала смешная корона из золотой фольги, на которую были наклеены красные картонные буквы «КОРОЛЬ БУТЕРБРОДОВ».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...