ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса

 


OCК Красно
«Необыкновенные приключения экспедиции Барсака»: Московский рабочий; Москва; 1958
Оригинал: Jules Gabriel Verne, “L'tonnante aventure de la mission Barsac”
Перевод: Александр Волков
Жюль Верн
Необыкновенные приключения экспедиции Барсака
Часть первая
ДЕЛО ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА
Смелый налёт на Центральный банк, волновавший прессу и в продолжение двух недель занимавший её страницы под сенсационными заголовками, не изгладился из памяти людей, несмотря на протёкшие годы. Мало преступлений, в самом деле, возбуждало всеобщее любопытство в такой мере, как это; не много случалось дел, соединивших в себе привлекательность тайны и злодейскую изобретательность и потребовавших для выполнения невероятной смелости и свирепой решимости.
Рассказ об этом, хотя и не полный, но совершенно правдивый, возможно, будет прочитан с интересом. Если этот рассказ не осветит с абсолютной ясностью все пункты, до сих пор остающиеся в тени, то он сообщит, по крайней мере, некоторые новые точные данные, исправит и поставит в связь противоречивые сообщения, помещённые в ту эпоху в газетах.
Грабёж произошёл в Агентстве ДК Центрального банка, расположенного близ Лондонской биржи, на углу Треднидл-стрита и Олд-Брод-стрита; Агентством управлял тогда Льюис Роберт Бакстон, сын лорда Гленора.
Агентство занимало одну большую комнату, разделённую на две неравные части длинной дубовой конторкой, стороны которой сходились под прямым углом.
В Агентство входили с перекрёстка уже упомянутых улиц через застеклённую дверь, которой предшествовало нечто вроде тамбура на одном уровне с тротуаром. Налево у входа, за решёткой с крупными ячейками, была касса, сообщавшаяся дверью, тоже зарешеченной, с помещением служащих. Направо дубовая конторка прерывалась на конце подвижной створкой, позволявшей проходить из части, предназначенной для публики, в помещение служащих. В глубине этого последнего, близ конторки, была дверь в кабинет директора Агентства, не имевший другого выхода. Далее, следуя по стенке, перпендикулярной Треднидл-стриту, начинался коридор, который вёл в общий вестибюль дома, где помещалось Агентство.
С одной стороны вестибюль проходил перед швейцарской и вёл на Треднидл-стрит. С другой, у главной лестницы, он оканчивался стеклянной двустворчатой дверью, не позволявшей видеть снаружи вход в подвалы и чёрную лестницу, расположенную напротив парадной.
Такова была обстановка, где развернулась эта таинственная драма.
В момент, когда она началась, в пять часов без двадцати минут вечера пять служащих Агентства занимались обычной работой. Двое из них писали. Трое других беседовали с посетителями, облокотившимися на конторку. Кассир под защитой решётки подсчитывал наличность, достигнувшую в тот день, завершавший месячные расчёты, внушительной суммы в 72 079 фунтов 2 шиллинга и 4 пенса, или в 1 816 393 франка 80 сантимов.
Как уже сказано, часы Агентства показывали без двадцати пять. Следовательно, через двадцать минут Агентство закроется, железные шторы будут спущены, и немного позже служащие разойдутся, закончив трудовой день. Заглушённый грохот экипажей и шум толпы проникали снаружи через оконные стекла, потемневшие в сумерках последнего дня ноября.
В это время открылась дверь, и вошёл человек. Он бросил быстрый взгляд, полуобернулся и сделал наружу, без сомнения, компаньону, оставшемуся на тротуаре, жест правой рукой; большой, указательный и средний пальцы его изображали число три.
Служащие не видели этого жеста из-за полуоткрытой двери; но и увидев, вряд ли заметили бы соответствие числа клиентов, облокотившихся на конторку, числу поднятых пальцев.
Подав сигнал, человек вошёл в банк и встал позади одного из клиентов.
Один из двух свободных конторщиков поднялся и, подойдя к нему, спросил:
— Что вам угодно, сударь?
— Благодарю вас, — ответил новый посетитель, — я подожду, — и он показал жестом, что желает иметь дело именно с тем служащим, около которого остановился.
Конторщик не настаивал, сел за свой стол и принялся за работу. Человек ждал, и никто не обращал на него внимания.
А между тем его странная внешность заслуживала самого серьёзного внимания.
Это был здоровяк высокого роста. Судя по ширине плеч, он обладал необыкновенной силой. Великолепная белокурая борода окаймляла смуглое лицо. Об его общественном положении нельзя было судить: костюм был скрыт длинным плащом-пыльником из шелка-сырца.
Клиент, стоявший впереди, кончил своё дело, человек в пыльнике стал на его место и начал, в свою очередь, разговор со служащим Центрального банка о тех операциях, которые он хотел предпринять. В это время посетитель, которого он заменил, отворил наружную дверь и покинул Агентство.
Дверь немедленно открылась, и вошёл второй субъект, настолько же странный, как и первый, копией которого в некотором роде он являлся: тот же рост, та же ширина плеч, такая же белокурая борода, окружавшая загорелое лицо, такой же длинный плащ скрывал одежду.
Этот второй субъект поступил, как его двойник, он терпеливо ожидал позади одного из двух посетителей, ещё стоявших у конторки, потом, когда пришла очередь, завёл разговор с освободившимся служащим; клиент в это время оставил помещение.
И, как перед этим, дверь тотчас открылась. Третий человек вошёл и занял очередь за последним из трех первоначальных клиентов. Среднего роста, широкий и коренастый, с красным лицом, обрамлённым чёрной бородой, в одежде, прикрытой длинным серым плащом, он одновременно и отличался и походил на тех, что вошли перед ним.
Наконец, лишь только последний из трех посетителей, которые до этого находились в Агентстве, закончил дела и освободил место, как открывшаяся дверь дала проход сразу двоим. Эти два человека, из которых один, казалось, обладал геркулесовской силой, были одеты, хотя погода этого ещё и не требовала, в длинные просторные пальто, обычно называемые ульстерами; как и у трех первых, густые бороды украшали их загорелые лица.
Они вошли странным образом: более высокий появился первым, едва войдя, остановился так, что прикрыл компаньона; тот, притворившись, будто зацепился за ручку двери, проделал с ней какую-то таинственную операцию. Задержка продолжалась недолго, — и дверь закрылась; но в этот момент у неё осталась только внутренняя ручка, позволявшая выйти, а наружная исчезла. Таким образом, больше никто не мог войти в контору. Можно было постучать в окно, чтобы открыли, но никто не попытался бы это сделать, так как наклейка на двери извещала заинтересованных лиц, что Агентство на этот день закрыто.
Служащие не подозревали, что были отрезаны от внешнего мира. Да, впрочем, если б они и знали это, то лишь посмеялись бы. О чём можно было беспокоиться в центре города, в самое рабочее время дня, когда к ним доносилось эхо деятельной жизни улицы, от которой их отделяла лишь тонкая плёнка стекла?
Двое незанятых конторщиков устремились ко вновь пришедшим с любезным видом, так как заметили, что часы уже показывают около пяти. Значит, визит посетителей будет коротким, и от них можно будет отделаться меньше чем через пять минут. Один из запоздалых клиентов принял услугу, в то время как другой, более высокий, пожелал переговорить с директором.
— Я посмотрю, здесь ли он, — был ответ. Служащий исчез через дверь в глубине бюро, недоступную для публики, и тотчас появился.
— Потрудитесь войти! — предложил он, открывая подвижную створку в конце конторки.
Человек в ульстере последовал приглашению и прошёл в кабинет директора, тогда как конторщик, закрыв за ним дверь, вернулся к работе.
Что произошло между директором Агентства и его посетителем?
Впоследствии, отвечая на вопросы, служащие утверждали, что ничего не знают, и этому можно поверить. Произведённое следствие свелось к различным предположениям на этот счёт, и даже теперь мы в неведении о сцене, которая разыгралась за закрытой дверью.
Одно достоверно: не прошло и двух минут, как дверь снова открылась, и человек в ульстере показался на пороге.
В безразличной манере, не обращаясь ни к кому из служащих в частности, он произнёс совершенно спокойным тоном:
— Пожалуйста… Господин директор желает говорить с кассиром.
— Хорошо, сударь, — ответил тот из конторщиков, который не был занят.
Повернувшись, он позвал:
— Стор!
— Мистер Берклей?
— Вас спрашивает директор.
— Иду! — ответил кассир.
С аккуратностью, свойственной людям его профессии, кассир бросил в несгораемый шкаф портфель и три мешка, содержавших в билетах и звонкой монете кассовую наличность, шумно захлопнул тяжёлую дверку, потом, опустив окошечко, вышел из зарешеченной клетки и, заботливо закрыв её за собой, направился к кабинету начальника. Ожидавший посетитель пропустил кассира и вошёл вслед за ним.
Войдя в кабинет, Стор с изумлением заметил отсутствие того, кто его будто бы вызывал: комната была пуста. Но ему не хватило времени разъяснить загадку: стальные руки схватили его сзади за горло. Напрасно онпытался биться, кричать; убийственные руки сжимали его все крепче, пока он не повалился на ковёр без дыхания, без чувств.
Ни малейший шум не выдал этого свирепого нападения. В большой зале служащие спокойно продолжали своё дело: четверо — занятые с клиентами, отделёнными от них конторкой, пятый — погруженный в расчёты, касающиеся работы.
Человек в ульстере вытер со лба капельки пота, потом наклонился к своей жертве. Быстро и ловко он связал кассира и заткнул ему рот.
Покончив с этим, он тихонько приоткрыл дверь и бросил взгляд в большую залу. Удовлетворённый осмотром, он слегка кашлянул, как бы для того, чтобы привлечь внимание четырех странных запоздалых клиентов, потом одним толчком открыл дверь, его скрывавшую.
Это был, без сомнения, заранее условленный сигнал к сцене, буквально фантастической. Человек в ульстере пересёк одним прыжком залу и, обрушившись как гром на одинокого счетовода, безжалостно стал душить его, и в то же время четверо остальных конторщиков подверглись той же участи.
Клиент, стоявший у конца конторки, перескочил через дверку и опрокинул навзничь служащего, который был перед ним. Из трех остальных посетителей двое протянули руки через конторку и, схватив за горло своих почтительных собеседников, стали жестоко ударять их о дубовую стойку. Последний же, самый низкорослый, не мог схватить визави из-за большого расстояния, их разделявшего; он перепрыгнул через конторку и схватил за горло своего противника с силой, удвоенной прыжком.
Не раздалось ни одного крика. Драма продолжалась не более тридцати секунд.
Когда жертвы потеряли сознание, душители закончили битву. План налёта был продуман до мельчайших подробностей. Все было наготове, не замечалось никакого раздумья. Нападающие сразу вытащили из карманов необходимые принадлежности. Рты всех служащих банка были заткнуты ватой и завязаны, хотя это и грозило жертвам смертью от удушья, руки завёрнуты назад и скручены, ноги крепко связаны, и вытянутые тела опутаны стальной проволокой.
Все было кончено в одно мгновение. Одновременно пять нападающих выпрямились.
— Штора! — приказал тот, кто просил свидания с директором. Он, очевидно, командовал.
Трое бандитов бросились к железным рукояткам у витрин. Ставни начали спускаться, постепенно заглушая уличный шум.
Дело было выполнено наполовину, как вдруг раздался телефонный звонок.
— Стоп! — приказал атаман шайки.
Когда штора перестала опускаться, он приблизился к аппарату и снял трубку. Произошёл следующий разговор, лишь половина которого достигла до слуха временно бездействовавших грабителей.
— Алло!
— Я слушаю.
— Это вы, Бакстон?
— Да.
— Странно, я не узнаю вашего голоса.
— Аппарат повреждён.
— Не у нас…
— Это здесь. Я тоже не узнаю вашего голоса.
— Мистер Лазон.
— Ага, так, так! Теперь я узнал…
— Скажите, Бакстон, карета уже была?
— Нет ещё, — ответил бандит после краткого колебания.
— Когда она придёт, прикажите ей завернуть в Агентство 5. Мне сейчас звонили, что они только что получили значительный вклад после закрытия конторы и отправки фондов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...