ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Влад Талтош - 2

Стивен Браст
Йенди
ПРЕДИСЛОВИЕ
Когда я был молод, меня научили, что каждый гражданин Драгейрианской Империи рождается в одном из семнадцати Великих Домов, названных в честь животных. Меня научили, что люди, или выходцы с Востока, такие как я, являются не более чем отбросами. Меня научили, что нам остается лишь присягнуть на верность какому-нибудь вельможе и превратиться в крестьянина из Дома Теклы или, как это сделал мой отец, купить титул и стать членом Дома Джарега.
Потом я нашел дикого джарега и воспитал его. Я был полон решимости оставить свой след в драгейрианском обществе.
Став старше, я узнал: большая часть того, чему меня научили, – ложь.
1
Не попадайся им на глаза, если они поведут себя грубо.
Крейгар утверждает, что жизнь похожа на лук, но имеет в виду совсем не то, что я. Он говорит, что лук можно чистить, снимая слой за слоем, пока не доберешься до сердцевины – а там ничего нет.
Пожалуй, в его словах есть некоторый резон, но за годы, что мой отец содержал ресторан, мне ни разу не приходилось чистить лук. Зато я частенько рубил его на мелкие кусочки, поэтому аналогия Крейгара не производит на меня впечатления. Когда я утверждаю, что жизнь напоминает лук, то имею в виду следующее: если ты ничего с ним не сделаешь, он сгниет. В этом смысле лук ничем не отличается от других овощей. Но портиться он начинает как снаружи, так и изнутри. Иногда берешь луковицу, которая внешне выглядит вполне прилично, а снимешь несколько слоев – там сплошная гниль.
В других случаях видишь пятно снаружи, но если его срезать, остальное вполне пригодно к употреблению. Вкус, конечно, резкий, но разве вы не за это платите?
Тсерлорды любят представлять себя некими поварами, которые занимаются тем, что отрезают сгнившие кусочки лука. Проблема заключается в том, что они, как правило, не в состоянии отличить хорошее от плохого.
Драконлорды хорошо умеют находить сгнившие части, но затем они готовы вышвырнуть весь ящик.
Ястреблорд отыщет пятнышко в любой испорченной луковице. Он будет наблюдать за тем, как вы ее приготовите и съедите, а потом глубокомысленно кивнет, когда вам станет плохо. А если вы спросите его, почему он промолчал, ястреб удивленно посмотрит на вас и ответит: «Но вы же не спрашивали».
Я могу продолжить, но какой в этом смысл? В Доме Джарега на пятнышки гнили обращают внимания не больше, чем на помет теклы. Нам нужно продать лук. Вот и все.
Но иногда мне платят, чтобы я срезал гниль. В тот день это принесло мне три тысячи двести золотых империалов, и, чтобы немного расслабиться, я решил посетить вечеринку, которая постоянно идет в замке Маролана. Я в некотором роде состою у него на службе в качестве консультанта по вопросам безопасности, что дает мне право на посещение замка в любое время дня и ночи.
Леди Телдра повела меня в банкетный зал, и я понемногу приходил в себя после телепортации. С порога я изучал массу людей (это слово я далеко не всегда использую точно), стараясь найти знакомое лицо. Вскоре я заметил высокую фигуру самого Маролана.
Гости, которые не были со мной знакомы, наблюдали за тем, как я пробираюсь к нему через толпу. Некоторые отпускали реплики достаточно громкие, чтобы я их услышал. Я всегда привлекаю внимание на вечеринках Маролана – по тому что являюсь единственным джарегом во всем замке, потому что я единственный выходец с Востока (читай: человек), потому что всегда хожу вместе с моим дружком, Лойошом, сидящим у меня на плече.
– Прекрасная вечеринка, – сказал я Маролану.
– А где же тогда подносы с мертвыми теклами? – псионически поинтересовался Лойош.
– Спасибо, Влад. Мне приятно, что ты нашел время меня навестить.
Маролан всегда так говорит. Я думаю, он сам ничего не может с этим поделать.
Мы подошли к столику, возле которого один из слуг разливал в маленькие бокалы вино, подробно комментируя каждое. Я взял бокал красного дарлосша и сделал несколько глотков. Превосходное сухое вино, но его следовало бы чуть больше охладить. Драгейриане не разбираются в винах.
– Добрый вечер, Влад. Добрый вечер, Маролан.
Я повернулся и поклонился Алире э'Кайран, кузине Маролана и Наследнице Трона Дома Драконов. Маролан поклонился в ответ и сжал ее руку. Я улыбнулся.
– Доброе утро, Алира. Уже были какие-нибудь дуэли?
– А ты разве не знаешь? Конечно, – ответила она.
– По правде говоря, нет. Я просто пошутил. Тебе действительно предстоит дуэль?
– Да, завтра. Какой-то тсерлорд – настоящая текла – обратил внимание на мою походку и кое-что про нее сказал.
Я покачал головой.
– И как его зовут?
Она пожала плечами:
– Понятия не имею. Завтра узнаю. Маролан, ты видел Сетру?
– Нет. Я полагаю, она на горе Тсер. Может быть, Сетра появится позже. Что-нибудь важное?
– Пожалуй, нет. Мне кажется, я выделила новый удаляющийся э'Мондаар.
– Это интересно, – заявил Маролан. – Ты мне о нем расскажешь?
– Я еще не уверена… – сказала Алира.
Они отошли в сторону. Точнее, отошел Маролан. Алира – самая низкорослая драгейрианка из всех, кого я знаю – левитировала. Длинное серебристо-голубое платье стелилось по полу, скрывая этот факт. Обычно у Алиры золотые волосы и зеленые глаза. Она владеет мечом (сейчас его при ней нет), длина которого превосходит ее рост. Она получила его на Дорогах Мертвых из рук Кайрана Завоевателя, первого в ее роду. Это тоже интересная история, но сейчас речь пойдет о другом.
Короче говоря, они занялись разговором, а я вошел в контакт с Имперской Державой, сотворил простое заклинание и охладил вино. Сделал несколько глотков. Теперь стало гораздо лучше.
– Сегодня, Лойош, передо мной одна проблема: как забраться с кем-нибудь в постель?
– Босс, иногда твое поведение становится просто непристойным.
– Расскажи мне об этом поподробнее.
– Не говоря уже о том, что ты владеешь четырьмя борделями…
– Я пришел к выводу, что мне не нравится посещать бордели.
– Неужели? И почему?
– Ты не поймешь.
– Попробуй.
– Ладно. Сформулируем так: секс с драгейрианами исходно имеет наполовину животное начало. А когда ты имеешь дело со шлюхами, это напоминает… ну, что тут скажешь…
– Продолжай, босс. Заканчивай предложение. Теперь мне стало любопытно.
– Заткнись.
– Может быть, ты хочешь прикончить тех, кто вызывает у тебя желание?
– Похоже.
– Тебе нужна жена, босс.
– Иди во Врата Смерти.
– Мы там уже побывали, помнишь?
– Угу. И я помню, как тебе понравился тот огромный джарег.
– А вот об этом не надо, босс.
– Тогда нечего рассуждать о моей сексуальной жизни.
– Ты сам завел разговор на эту тему.
Тут мне возразить было нечего, и я промолчал. Сделал еще несколько глотков вина, и вдруг меня охватило странное ощущение: о чем-то я должен подумать. Так всегда начинается псионический контакт.
Я быстро разыскал спокойный уголок и открыл свой разум.
– Как вечеринка, босс?
– Совсем неплохо, Крейгар. Неужели ты не мог подождать до завтрашнего утра?
– Пришел твой чистильщик сапог. Завтра он станет Наследником Трона Дома Йсолы, поэтому ему нужно сегодня закончить все дела.
– Очень остроумно. А на самом деле что случилось?
– Хороший вопрос. Ты открывал игорное заведение на Круге Малак?
– Конечно, нет. Ты бы узнал об этом первым.
– Так я и подумал. Тогда у нас проблема.
– Понятно. Какой-то сопляк решил, что мы не заметим? Или кто-то пытается на нас надавить?
– Выглядит вполне профессионально, Влад. И у него есть крыша.
– Сколько человек?
– Трое. И я знаю одного из них. Он делал «работу».
– Ага.
– И что ты думаешь?
– Крейгар, ты знаешь, что бывает с ночным горшком, когда его несколько дней не опорожняют?
– Да.
– И ты, конечно, знаешь, что когда все из него выливают, на дне остается всякая дрянь?
– Да.
– Так вот – то, что там остается, столь же приятно, сколь мои мысли об этом деле.
– Понял.
– Я сейчас буду на месте.
Я нашел Маролана в углу с Алирой и высокой драгейрианкой из Дома Атиры, одетой во все зеленое. Она посмотрела на меня сверху вниз в прямом и переносном смысле слова. Иногда одновременно быть джарегом и выходцем с Востока очень противно – над тобой насмехаются сразу по двум причинам.
– Влад, – сказал Маролан, – это Волшебница в Зеленом. Волшебница, это баронет Владимир Талтош.
Она кивнула так, что это было почти невозможно заметить. Я отвесил ей такой глубокий поклон, что моя правая рука коснулась пола, потом поднял ее над головой и произнес:
– Благородная дама, я очарован встречей с вами не менее чем вы – встречей со мной.
Она фыркнула и отвернулась. Глаза Алиры засверкали.
Маролан с беспокойством посмотрел на меня, но потом пожал плечами.
– Волшебница в Зеленом, – сказал я, – я никогда не встречал атиру, которая бы не была волшебницей, а зеленое я и сам могу видеть. Поэтому я не могу утверждать, что сей титул говорит мне…
– Этого вполне достаточно, Влад, – прервал меня Маролан. – И она не…
– Извините. Я хотел сказать, что у меня возникли кое-какие дела. Боюсь, что мне придется уйти. – Я повернулся к Волшебнице: – Мне очень жаль, что я вынужден так поступить по отношению к вам, моя дорогая, но молю вас, постарайтесь, чтобы мой уход не испортил вам вечер.
Она взглянула на меня и сладко улыбнулась.
– А как бы тебе понравилось стать тритоном? – осведомилась она.
Лойош зашипел.
– Я прошу тебя, Влад, воздержаться от ответа, – резко сказал Маролан.
Я решил не портить Маролану настроения.
– Тогда я ухожу, – заявил я и поклонился.
– Очень хорошо. Если я тебе понадоблюсь, дай знать.
Я кивнул. К несчастью для Маролана, я запомнил его слова.
Вы знаете, в чем состоит единственное и самое существенное различие между драгейрианином и выходцем с Востока? И дело тут вовсе не в том, что они выше и сильнее нас – я являюсь живым подтверждением того, что размеры и сила не самое главное. И не в том, что они живут две или три тысячи лет, в то время как мы – пятьдесят или шестьдесят. Никто из моих знакомых не рассчитывает умереть от старости. И даже не в том, что у них с самого рождения имеется связь с Имперской Державой, что позволяет им использовать магию. Выходцы с Востока (как мой умерший, не оплаканный отец) могут купить себе титул в Доме Джарега или присягнуть на верность некоему благородному лицу и превратиться в теклу – стать гражданином и получить доступ к Державе.
Нет, как мне удалось установить, самое большое различие заключается в следующем: драгейрианин способен телепортироваться и при этом не страдать от тошноты.
Я появился на улице возле своего офиса, чуть не расставшись с содержимым собственного желудка. Сделав несколько глубоких вдохов, подождал, пока мои несчастные внутренности немного успокоятся. Один из магов Маролана сотворил для меня нужное заклинание. Я и сам могу его сделать, но у меня это получается не слишком здорово, а от плохого приземления лучше моему желудку не становится.
В то время мой офис на Медной улице занимал заднюю часть небольшого игорного заведения, которое, в свою очередь, находилось внутри магазинчика, где продавались галлюциногенные травы.
Офис состоял из трех комнат. В первой сидел Мелестав, мой телохранитель-швейцар. Здесь имелся стол и четыре достаточно удобных деревянных стула. Справа располагался кабинет Крейгара, где хранились досье. В маленькой комнатушке Крейгара стоял письменный стол и единственный жесткий деревянный стул – больше там ничего не помещалось. За спиной Мелестава была дверь в мой кабинет. Мой письменный стол был больше, чем у Крейгара, но меньше, чем у Мелестава. За ним, лицом к двери, я поставил мягкое вращающееся кресло. И еще два удобных кресла, одно из которых обычно занимал Крейгар.
Я сказал Мелеставу, чтобы он сообщил Крейгару о моем появлении, и уселся за свой стол.
– Да, босс?
Сообразив, что Крейгар в очередной раз проскользнул в мой кабинет незамеченным, я вздохнул. Он утверждает, что делает это бессознательно – просто никто его не замечает, и все дела.
– Что тебе удалось выяснить?
– Ничего нового по сравнению с тем, что я успел тебе рассказать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...