ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ну, ладно, сейчас о нас, Джек. Эссекс начал строить новый самолет с четырьмя реактивными двигателями. Мне придется им управлять. Внутри будет зал для совещаний, десять кабин для пассажиров, бар, ресторан и все остальные удобства. Работа должна быть закончена за, три месяца, но взлетно-посадочная полоса на аэродроме Эссекса коротковата для такой машины. Мне приказано заняться работой по удлинению полосы. Кроме этого мне приходится летать по всему миру с этим Эссексом. Это просто невозможно сделать, но надо. – Он отпил немного из бокала. – И вот я подумал о тебе. Буду с тобой откровенен. Мне обещали заплатить сорок пять тысяч в год. Мне бы хотелось, чтобы ты занялся строительством полосы. Она должна быть закончена раньше трех месяцев. Новый лайнер будет готов к 1 ноября, и мне надо его испытывать. Я предлагаю тебе пятнадцать тысяч из этих денег. Я пытался уговорить Эссекса, но он не хочет платить тебе отдельно. «Это ваша работа, Олсон, – сказал он. – Как вы сделаете ее, это ваше дело». Все работы уже начаты, но вы должны следить за их ходом.
– Какой длины полосу нужно построить?
– Полмили длиной, не меньше.
– А какой грунт здесь?
– Не очень подходящий. Лесс, песок и даже скалы.
– Мне хотелось бы сначала взглянуть на нее.
– Я думал уже об этом.
Я ожидал совсем не такую работу, и что-то подсказывало мне, что не этого ждет от меня Олсон.
– А в конце трех месяцев, когда взлетная полоса будет построена, что будет со мной?
– Правильный вопрос… – Он допил свой бокал и снова посмотрел на море. – Я поговорю с Эссексом, чтобы он дал тебе работу механика по обслуживанию нового самолета и тогда ты будешь зарабатывать тридцать тысяч.
Я тоже допил свой бокал.
– А если Эссекс не согласится, что тогда?
– Ну, это если мы не справимся за три месяца. – Олсон закурил новую сигарету, руки его слегка дрожали. – Тогда нам обоим придется убираться отсюда. Но надо сделать эту работу. – Он глубоко затянулся. – Мне повезло с этой работой. Первоклассных пилотов сейчас сколько хочешь. Ему стоит только поманить пальцем, и их слетится не меньше сотни.
– Вы говорили насчет пятнадцати тысяч в год. Пока я понял, что за три месяца, если я справлюсь с работой, я получу 3 750 долларов, а остальное зависит от того, получу ли я место у Эссекса, как механик, правильно?
Олсон скосил глаза на кончик сигареты.
– Правильно, – согласился он, отводя глаза. – Но все равно, Джек, если ты сейчас ничего не делаешь, разве это плохо?
– Нет, неплохо.
Мы немного посидели молча, а потом он встал.
– Поедем на аэродром и поглядим на дорожку. Мне надо лететь с Эссексом в Нью-Йорк в три часа, поэтому у меня мало времени.
– Может быть, вы внесете немного денег на мой счет в банке, прежде чем я начну работать, Берни? – спросил я. – У меня туговато с наличными.
– Это я сделаю. Поедем, взгляни на работу.
Что-то не понравилось мне в этом предложении, но получить 3 750 долларов за три месяца было неплохо. Пока мы ехали к шоссе, я думал об этом. В крайнем случае, «Локхид» всегда найдет мне место. И все же мне было неспокойно. Человек, сидевший рядом со мной, уже не был тем великим полковником Одеоном, которого я знал. Тому человеку я мог доверить последний цент, мог отдать жизнь за него, но не за этого. И эта перемена сильно тревожила меня, хотя я и не мог сказать, почему.
Аэродром Лейна Эссекса был расположен в десяти милях от города. Надпись над воротами из толстой проволоки гласила:
«Владение Эссекса».
Когда мы проезжали через ворота, двое охранников в защитной форме с револьверами на поясе приветствовали Олсона.
Аэродромные строения были все новенькие. Вокруг контрольной будки бродили люди. Все они также носили форму защитного цвета.
Олсон поехал по взлетной полосе. Через полмили мы увидели облако пыли и остановились.
– Ну, вот мы и приехали, – сказал он, вылезая. – Смотри, Джек. Я уже тебе говорил. Твоя задача заключается только в том, чтобы следить за выполнением работ. Меня беспокоят эти рабочие. Их здесь полторы тысячи человек, большинство цветные. Они живут в палатках и обязаны работать с семи до восемнадцати с двухчасовым перерывом на обед. Смотри, не ошибись с перерывом – здесь ужасно жарко после полудня. За всех отвечает Тим О'Брайен. Ты будешь им руководить, я его уже предупредил. Он хороший парень, но я не особенно верю этим ирландцам. Но особенно не вмешивайся в дела, он все знает и нравится рабочим.
Я непонимающе смотрел на него:
– Так что же я должен делать?
– Я уже сказал: следить за О'Брайеном, смотреть, чтобы никто не отлынивал от работы, чтобы заканчивали ровно в восемнадцать.
Он двинулся в сторону облака пыли, и я следовал за ним. Когда мы подошли ближе и я увидел темп работ – это меня поразило. Около двадцати бульдозеров разравнивали грунт. Армия людей работала лопатами, растаскивала обломки скал, валила электропилами деревья и пилила их на части. В центре стоял асфальтоукладчик – воздух был пропитан запахом битума.
Откуда-то появился коренастый толстый мужчина в грязных брюках цвета хаки и в пропотевшей, покрытой пятнами рубахе.
– Привет, полковник! – закричал он.
– Ну, как дела, Тим? – спросил Олсон. Тот заулыбался.
– Хорошо. Ребята уже свалили сегодня тридцать деревьев. Сейчас мы их обрубаем. Олсон повернулся ко мне.
– Джек.., знакомься. Это Тим О'Брайен. Вы будете работать вместе. Тим.., это Джек Крейн.
Пока он нас представлял, я внимательно осмотрел О'Брайена. Это был крепкий и мускулистый парень лет сорока пяти, лысый, с резкими чертами лица и с голубоватыми глазами. Такому мужчине можно было доверять, это был настоящий работяга, и я смело подал ему руку, которую он крепко пожал.
– Тим.., введи Крейна в курс дела. Мне надо уже уходить. – Олсон взглянул на часы. – Покажи ему его домик и выдели джип.
Внезапно неподалеку от нас прогремел сильный взрыв, и я невольно вздрогнул.
– Это мы взрываем, – объяснил Тим. – Надо расчищать скалы на пути.
Олсон тронул меня за руку.
– Мне надо идти, Джек. Мы увидимся через три дня. Тим вас устроит.
Он повернулся и пошел к своей машине. О'Брайен посмотрел на часы.
– Подождите меня минут десять, мистер Крей и мы пойдем на аэродром. Мне сейчас надо проследить, чтобы ребятам раздали обед, – и он отошел, оставив меня стоять на взлетной полосе.
Работы по расчистке площадки шли полным ходом. Асфальтоукладчик уже стоял в конце готовой полосы метров сто длиной. Раздалось еще несколько взрывов и десяток бульдозеров рванулись вперед для разравнивания вывороченного грунта.
Какого черта мне здесь делать? Здесь и так все великолепно организовано. Во всяком случае казалось, что взлетная полоса будет закончена месяца за два, а не за три, как говорил Олсон.
Так я и простоял на солнцепеке, пока не раздался сигнал на обед. Все машины остановились и шум утих. Все рабочие побросали лопаты и направились к трем грузовикам, с которых начали раздавать банки с пивом и пакеты с едой.
О'Брайен подъехал в открытом джипе.
– Садитесь, мистер Крейн, – пригласил он. – Я покажу вам ваш домик и вы сможете принять душ после этой жары, – улыбался он. – Потом заходите ко мне, это соседний домик, и мы перекусим немного.
– Согласен, – ответил я, садясь рядом с ним. – Знаете, Тим, зовите меня просто Джек.
Он посмотрел на меня и кивнул:
– Согласен.
Мы быстро вернулись ко входу на аэродром и поехали вдоль длинного ряда домиков около контрольной будки. Там он остановился и подвел меня к домику номер 5.
– Вот ваш домик. Устраивайтесь, как дома. Заходите ко мне в шестой домик, ну, скажем, через полчаса?
– Договорились.
Подхватив свой чемодан, я открыл дверь и вошел в прохладу кондиционированного воздуха. Захлопнув дверь, я огляделся. Помещение было роскошное. Обстановка состояла из цветного телевизора, стереорадиолы, четырех удобных кресел, небольшого бара с холодильником. На стене висела полка с книгами, а пол покрывал ковер с толстым ворсом. Сбоку была дверь в маленькую спальню с большой кроватью. С другой стороны были туалет и ванная. Я разделся, принял душ, побрился и надел рубашку с короткими рукавами и полосатые брюки. Времени было еще мало. Я закурил, хотел было выпить виски, но не стал. Через пять минут, ровно в 12.30, я подошел к шестому домику и постучал.
О'Брайен немного посвежевший, но одетый в ту же самую одежду, открыл дверь и пригласил меня войти. Его домик был точной копией моего. Почувствовав запах жареного лука, я понял, что проголодался.
– Ленч сейчас будет готов, – сказал он. – Хотите что-нибудь выпить?
– Спасибо, не надо, – ответил я и опустился в одно из кресел.
Вошла девушка с подносом. Она была одета в зеленоватую блузку и такого же цвета брюки. Быстро все поставив на стол, она удалилась.
– Давайте есть, – предложил О'Брайен, садясь за стол. Без лишних слов я присоединился к нему. Блюда было простое: толстый кусок мяса вместе с бобами и картофелем.
– У вас здесь хорошо готовят, – заметил я, отрезав кусок мяса.
– А здесь все первого сорта, – усмехнулся О'Брайен. – Мы же работаем у Эссекса.
Минуту или две мы ели в молчании, а потом О'Брайен спросил:
– Я понял, что вы и Олсон были друзьями во Вьетнаме?
– Да, он был мой босс. Я обслуживал его самолет.
– Как вам там нравилось?
Отрезав еще кусок мяса и густо намазав его горчицей, я ответил:
– Мне было хорошо, так как не надо было лезть под пули, – и с аппетитом стал жевать кусок.
– Большая разница.
– Конечно, все так считают.
Мы опять посидели молча, а потом О'Брайен вдруг спросил:
– У вас есть опыт в строительстве взлетно-посадочных полос?
Я перестал жевать и посмотрел прямо на него. Он тоже смотрел мне прямо в глаза, и я не мог бы солгать этому человеку.
– Я авиационный инженер-механик, – ответил я. – Я знаю все о самолетах, но не имею понятия, как строить взлетно-посадочные полосы.
Он слегка кивнул и, намазав горчицей кусок мяса, сказал:
– Спасибо, Джек, за честность. Видите, в чем тут дело. Олсон заявил мне, что нужен контроль опытного специалиста, так как он боится, что мы не закончим строительство меньше, чем за три месяца. Он заявил, что сам найдет этого специалиста. Я согласился с ним, так как деньги его. Он глупо боится Эссекса. Если один человек боится другого, опасаясь потерять свою работу, то он делает много глупостей, но я не осуждаю таких людей, я жалею их.
Немного поколебавшись, я сказал:
– Я знал его больше года тому назад. По сравнению с тем временем, он ужасно изменился.
– Действительно? Я работаю здесь всего две недели, но я сразу заметил, что он чего-то боится.
О'Брайен кончил есть и откинулся в кресле.
– Хорошо, Джек, что вы предполагаете делать? Я со своей стороны могу вас заверить, что полоса будет закончена за полтора месяца. У меня хорошие помощники и я рассчитываю на них.
– Олсон говорил о трудностях в отношениях с рабочими. О'Брайен покачал головой.
– Никаких проблем. Все хорошо зарабатывают и я знаю, как с ними управляться.
– Тогда, будь я проклят, я понятия не имею, что мне здесь делать. – Я пожал плечами. – Как только я увидел организацию работ, то сразу понял, – здесь ничего лучше не сделаешь. Знаете, Тим, я не могу понять, почему Олсон платит мне хорошие деньги из своего кармана за ничегонеделание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...