ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В этот раз был налет вьетконговцев, рвались снаряды и бомбы, и я убил старого вьетнамца без всякого сожаления. Моя добыча составила тысячу долларов. Этого было достаточно для моей девушки и для меня. Я повторил эту операцию еще три раза. И каждый раз мне приходилось убивать этих менял. А потом наступило раскаяние, и они стали сниться мне по ночам. Их глаза, полные смертельного ужаса, начали преследовать меня. Они маячили передо мной даже когда я ремонтировал самолет Берни. И вот сейчас, сидя в «кадиллаке», я вновь увидел их перед собой.
Кендрик сказал:
– Вы понимаете, что я имею в виду? Берни рассказал мне об этом. Это его мнение, но мне хочется спросить вас кое о чем. Берни заявил, что вы можете пойти на что угодно ради большой суммы денег. Вы понимаете, на что угодно? Так ли я его понял?
– Это зависит от суммы, – заметил я. Он кивнул.
– Я так и думал. – Он выпустил струю дыма, которая быстро исчезла из салона автомобиля через систему кондиционирования. – Правильно, сколько? Четверть миллиона заинтересует вас?
Я невольно вздрогнул, но ответил спокойно:
– Это заинтересует кого угодно.
– Вот я и говорю об этом. Как вы относитесь к этому?
– Смотря, что вы предложите.
– Совершенно верно. Согласны вы сделать что угодно за четверть миллиона долларов?
– Мне необходимо поговорить с Берни.
– Вы правы. – Кендрик взял маленький микрофон. – Мы возвращаемся, Юко.
«Кадиллак» остановился, развернулся и поехал обратно в город.
– Чистая операция, – заметил я. – Сначала Берни предлагает мне работу бездельника. Затем Пэм соблазняет меня, а сейчас появляетесь вы на сцене и предлагаете мне четверть миллиона. Так не делают дела, вы слишком спешите. Предположим, я сейчас пойду в полицию и расскажу все им. Они наверняка заинтересуются этим.
Кендрик прикрыл глаза. В таком виде его лицо смахивало на рыло дельфина.
– Может быть, но по-моему они больше заинтересуются вами.
Он сдвинул парик, не открывая глаз.
– Не будем говорить о полиции, это всегда неприятно. Это ваше дело решать, с нами вы или против. Поговорите с Берни и потом вы всегда можете отказаться. Вы всегда можете улететь обратно в свой городишко и прозябать там, как прежде. Вы можете выбирать: остаться там или пойти вместе с нами и разбогатеть.
Я закурил.
– Мне надо поговорить с Берни.
Мы замолчали. Машина подъехала к ресторану, где Пэм и Марке уже ждали нас.
Когда я вылез из машины, Кендрик сказал:
– Я надеюсь, что мы все же будем работать вместе. Я надеюсь на вас.
Я помедлил с ответом.
– Особенно не рассчитывайте на меня, – и я двинулся вместе с Пэм к ее автомобилю.
– Вы тоже замешаны в этом? – спросил я, когда мы сели в машину.
– Клод рассказал вам?
– Вы и сами это отлично знаете, ведь вы сами его навели на меня, вот я и спрашиваю: вы тоже в этом деле?
Она включила зажигание и медленно повела машину назад к аэродрому.
– Вы лучше поговорите с Берни.
– Это не ответ. Она пожала плечами.
– Ну ладно, да, я вместе с ними. Берни вам все объяснит.
– Если он собирается руководить этой операцией так же, как сейчас, я не буду с вами связываться. Она мельком взглянула на меня.
– Что вы имеете в виду?
– Все это глупо. Глупо было вмешивать меня сюда, сталкивать меня с вами, напускать на меня этого толстяка. Это что, идея Берни?
– Но вы все же заинтересовались, не правда ли?
– Да, деньги меня интересуют, но необходимо сначала убедиться в возможности добыть их, а уж потом решаться на что-либо.
– Вы должны договориться с Берни.
– Что вы бубните одно и то же!
Остаток пути мы проехали молча, а когда я вылез из машины около своего домика, она опять состроила соблазнительную улыбку и сказала:
– Может проведем остаток ночи вместе, Джек, – и начала вылезать из машины, но я остановил ее.
– Нет. – Я в упор взглянул на нее. – Вы девушка Берни, помните это!
Ее взгляд, казалось, ударил меня, но я продолжал смотреть на нее, пока она не отвела глаза в сторону. А я медленно двинулся к своему домику.
Я уже поднялся и сидел на крыльце, потягивая кофе, когда Тим О'Брайен вышел от себя. Было еще только шесть сорок пять, и он удивленно глянул в мою сторону.
– Что это вы так рано?
– Я подумал, что надо идти на работу, – сказал я, допивая кофе. – Если вы найдете для меня какую-нибудь работу, я буду рад.
– Вы что-нибудь понимаете во взрывных работах?
– Понятия не имею. Он улыбнулся.
– А в устройстве бульдозеров?
– Конечно…
– Хорошо.., тогда вы будете следить за бульдозерами, а я займусь взрывными работами. Мы направились к джипу.
– Так вы решили поработать?
– Когда мне платят, я должен что-то давать взамен. Но давайте договоримся заранее, вы всем распоряжаетесь. Говорите, что надо делать, и я постараюсь помочь, чем могу. Итак, я провел весь день на жаре, в пыли и грохоте. Четыре раза мне приходилось устранять неисправности в бульдозерах. Мне было легко разбираться в двигателях. Я хорошо сработался с группой негров, хорошо работающих, но ни черта не понимающих в двигателях.
С О'Брайеном я не виделся до обеда. По звукам взрывов можно было понять, что у него работа идет вовсю. Пообедали мы вместе под деревьями: просто котлеты и кофе. Он спросил меня, как мне нравится работа и я ответил, что доволен ею. Он лукаво взглянул на меня, но ничего не сказал.
Перед сном я опять задумался обо всем происшедшем со мной. Наверно, Олсон планировал какое-то ограбление и хотел, чтобы я помог ему, но не был уверен в моем согласии. Он повел себя совершенно не так, как я мог бы предполагать. Он должен был сам все объяснить мне. Мне нужно чем-то заниматься здесь, а то кто-нибудь заподозрит что-то неладное.
И это случилось на следующий день, часов в шестнадцать, когда я прочищал топливную магистраль у бульдозера и чертыхался при этом. Внезапно я заметил, что трое негров, стоявших вокруг меня, внезапно застыли, выкатив глаза. Я огляделся вокруг.
В нескольких ярдах, изучая меня взглядом, стояла женщина. Великолепный образец женщины! И я сразу понял, что это может быть только миссис Виктория Эссекс.
Рыжеватые волосы мягкими волнами ниспадали ей на плечи, обрамляя высокий лоб, темно-синие глаза, тонкий носик и упрямо сжатый рот. Но это описание было совершенно недостаточно. Она выглядела так восхитительно, что Пэм Осборн была перед ней просто мелкой шлюхой. Ее телу могли завидовать даже святые: изящное, с длинными ногами и высокой грудью. Белая в полоску блузка была заправлена в галифе, а ноги украшали высокие черные блестящие сапожки. За ее спиной негр в белой одежде дергал под уздцы двух лошадей.
Она слегка ударила хлыстом по сапогу, продолжая осматривать меня так, как покупатель осматривает быка, выставленного на продажу.
Я вытер грязные руки куском промаслянной ветоши, в то время, как трое моих негров медленно отошли в сторону, стараясь не привлекать ее внимания. Мы остались с ней с глазу на глаз.
– Кто вы? – Резкость ее тона заставила меня вспомнить, как Пэм отзывалась о ней: копия величайшей суки в мире. Я решил сыграть роль скромника.
– Джек Крейн.., мадам, – ответил я. – Могу я чем-нибудь помочь вам?
Это не понравилось ей. Можно было заметить, как она нахмурилась и дернула ножкой.
– Мне кажется, я не видела вас прежде.
– Совершенно верно, мадам. – Я продолжал сохранять свою неотесанность. – Я только что прибыл. Я работаю на мистера О'Брайена.
– О… – она замолчала, изучая меня. – А где О'Брайен?
И в этот момент раздался взрыв. Лошади шарахнулись и негр, державший их, повис на поводьях, стараясь не дать им вырваться. Я понял, что он не сможет удержать их обоих и, подскочив к нему, схватил поводья одной из лошадей. Негр справился с другой.
– Здесь не место для лошадей, – закричал я. – Здесь взрывают грунт.
Она подошла ко мне, перехватила поводья и легко вскочила в седло. Лошадь попыталась встать на дыбы, но легкий удар хлыста заставил ее успокоиться.
Негр тем временем влез на другую лошадь.
– Поезжай отсюда, Сэм, – приказала она ему, – прежде чем будут новые взрывы.
Негр не заставил себя долго упрашивать и помчался прочь.
– Вы разбираетесь в лошадях? – спросила она, обращаясь ко мне.
– Нет, мадам. Но даже машина нуждается в тормозах. Она улыбнулась.
– Вы легко сладили с Борджией. Спасибо.
И в этот момент грохнул мощнейший взрыв, как будто полутонная бомба упала рядом с нами.
Она все еще воображала, что контролирует свою лошадь и сидела немного расслабившись. Взрыв потряс и ее, и меня, а о лошади и говорить нечего. Она поднялась на дыбы и миссис Эссекс полетела вниз. Я рванулся, пытаясь подхватить ее, но опоздал, и она грохнулась на асфальт и осталась лежать безжизненно.
Я склонился над ней, негры окружили меня. Я боялся тронуть ее, но еще больше боялся, что она сломала себе шею.
– Позовите О'Брайена! – закричал я. – Мне нужна машина. Звук моего голоса, казалось, оживил их. Четверо из них побежали к месту взрывов, двое оставшихся тоже отошли в сторону.
Я осторожно прикоснулся к ней, и она открыла глаза.
– Вы ранены?
Она снова закрыла глаза.
– Миссис Эссекс! Могу я вас перенести? И опять открыв глаза, она покачала головой. Взгляд был лишен всякого смысла, но глаза были прекрасны.
– Со мной все в порядке. – Она пошевелила руками и ногами. – Боже! Моя голова!
– Не двигайтесь, – сказал я и оглянулся.
Сзади остановился джип, за рулем сидел испуганный негр.
– Я перевезу вас в госпиталь.
Она застонала, когда я поднял ее на руки и перенес в джип, сел на сиденье рядом с водителем, держа ее на своих руках.
– Давай поезжай в госпиталь, но только не быстро, осторожно.
Джип медленно покатился к домикам аэродрома. Он ехал минут десять. Кто-то уже позвонил в госпиталь и ее встречали два врача и сестра. Они окружили машину, и через несколько минут она уже была в постели.
Я немного посидел, опасаясь, правильно ли я сделал, что растряс ее после падения. Может быть, было безопаснее оставить ее лежать спокойно.
Снова подъехал джип и из него выскочил О'Брайен. Я рассказал ему о всем происшедшем.
– Какого черта! – Он вытер ладонью вспотевшее лицо. – Чего ее занесло сюда? Всегда она сует свой проклятый нос, куда ее не просят. Этак можно и работу потерять, если Эссекс все узнает.
Оттолкнув его в сторону, я зашел в госпиталь. В прохладной приемной сидела за столом сестра.
– Ну, как она? – спросил я.
– Сейчас ее осматривает доктор Винтере. Увидев одного из врачей, я подошел к нему.
– Как она? Я правильно сделал, что привез ее сразу?
– Все нормально, – ответил он, улыбаясь. – Переломов нет, только ушибы. Она спрашивала насчет лошади.
– О'кей. Пускай она не беспокоится. Я найду лошадь. Уже выходя из дверей, я услышал, как доктор сказал сестре:
– Скажите мистеру Эссексу, только осторожнее. Усевшись в джип, я поехал в ту сторону, куда умчалась лошадь. О'Брайен пропал куда-то. Мне целых два часа пришлось мотаться по округе, разыскивая лошадь. Она оказалась в кустарнике в самом дальнем конце аэродроме, и я с трудом заметил ее в чаще. Она уже достаточно успокоилась, и мне не составило труда привязать ее к джипу и потом мы медленно поехали назад.
Слуга миссис Эссекс возник ниоткуда, когда мы подъехали к госпиталю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...