ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR: Олег-FIXX ( fixx10x@yandex.ru )
Аннотация
Представляем вашему вниманию — последнюю, к сожалению оставшеюся не законченной, книгу Дмитрия ЧЕРКАСОВА «Демократы и капуста».
Вашему вниманию представляется первые две главы супер-бестселлера Дмитрия Черкасова «Демократы и капуста» в оригинальном, авторском варианте, не подвергнутом, как в предыдущих изданиях, «политически правильной и коммерчески выгодной» (по выражению Автора) редактуре.
Дмитрий Черкасов
Демократы и капуста
(Главы из романа)
ПРОЛОГ
Стрелок поплотнее прижал к плечу затыльник приклада AMD-63 и совместил красную точку коллиматорного прицела ПСК-8 с лицом седовласого нищего, жующего огрызок гамбургера, только что извлеченный им из урны рядом с ларьком.
Напарник стрелка, молодой парень с узким бледным лицом, нетерпеливо переступил с ноги на ногу и поправил висящий в петле под полой пальто обрез двустволки двадцатого калибра, заряженный патронами с картечью.
— Ну, скоро он там?
— Ща будет, — тихо сказал длиннорукий кряжистый стрелок. — Не боись…
Под чердачным окном, из которого на несколько сантиметров высовывался дульный тормоз венгерского автомата, бурлил Невский проспект.
Сотни автомобилей встали в огромной пробке от Садовой улицы до поворота на улицу Марата. Меж ними сновали чумазые ребятишки, размахивая тряпками и пульверизаторами с жидкостью для мытья стекол и навязчиво стучали в боковые окна «мерседесов», «БМВ», «лексусов» и «ауди», выбирая машины поновее. С той же частотой по проезжей части перемещались торговцы газетами, готовые всего за пятнадцать долларов извлечь из кармана чек героина и за посреднические в десять баксов свистнуть кучкующихся на ближайшем углу проституток-малолеток.
Человек, которого поджидали стрелок с напарником, приложил немало усилий к тому, чтобы превратить научный и культурный центр России в нечто среднее между восточным базаром и бомжатником.
Естественно, не без прибыли для себя лично и своих подельников, многие из которых уже переехали на хлебные должности в Москву.
Но продолжали получать процент от полулегальных сделок в Северной столице и прикрывали оставленного «смотрящим» по Питеру председателя КУГИ от излишнего любопытства правоохранительных органов. Вернее, даже не от стражей порядка, готовых за небольшие, по меркам чиновников федеральных министерств, суммы закрывать глаза на распродажу городской собственности по смехотворным ценам и другие преступления, а от Службы экономической безопасности УФСБ, к которой сановное ворье так и не смогло найти подход.
Стрелок убрал точку прицела с переносицы ни о чем не подозревающего нищего, аккуратно положил оружие на подоконник и вздохнул.
— Задерживается, — опять загундосил напарник.
— Ерунда. — Стрелок вытащил пачку «Кэмела» и прикурил от заботливо поданной зажигалки. — Плюс-минус пятнадцать минут ничего не изменят.
— Стрёмно здесь торчать. Дом-то жилой… Не дай божок, какому-нибудь пенсу взбредет в голову сюда завалиться.
— А чё пенсам тут делать? — отмахнулся стрелок. — Они, вон, по магазинам шакалят. Да по помойкам…
— Не скажи, — протянул напарник. — Эти, как тараканы, во все щели лезут.
— Вот и угомонишь, если полезет кто. — Стрелок в три затяжки выкурил сигарету, затушил ее о подошву высокого шнурованного ботинка и спрятал окурок в пачку. — Ты здесь для этого и тусуешься.
— Надо было кого-нибудь у выезда из двора поставить, — парень с обрезом ткнул пальцем в сторону Пяти углов. — Вякнул бы по рации…
— Не усложняй. — Стрелок снова взялся за автомат. — Вон его тачка.
К выезду с улицы Рубинштейна на Невский проспект медленно подкатила темно-синяя «вольво-960», остановилась посередине подмерзшей за ночь огромной лужи и замигала правым поворотником.
Стрелок выдохнул воздух, навел марку прицела на капот служебной машины председателя КУГИ и мягко потянул спусковой крючок.
В тот момент, когда ударник стукнул по капсюлю гильзы первого патрона, водитель «вольво» вдавил педаль газа и попытался вклиниться между троллейбусом и древним «фольксвагеном»-пикапом, на багажнике которого громоздилась вязанка досок. Автомобиль продвинулся на полтора метра вперед.
Десять восьмиграммовых бронебойных пуль 7Н23, вместо того чтобы разворотить двигатель шведского седана и тем самым вынести вороватому вице-губернатору последнее предупреждение, вспороли крышу автомобиля.
— Черт! — Побледневший стрелок отбросил автомат. — Уходим.
С улицы раздались вопли испуганных прохожих.
Стрелок с напарником выскочили на заплеванную лестницу, вихрем промчались по ней к двери во внутренний двор-колодец, бегом пересекли его по диагонали, сбавили скорость и уже не спеша прошли под арку, которая вывела их на Литейный проспект.
— Попал? — поинтересовался напарник, придерживая левой рукой обрез и ощупывая в правом кармане пальто бумажку с заявлением в милицию, что оружие было найдено гражданином таким-то на улице возле мусорного бака и он добровольно собирается сдать его в ближайшее отделение.
— Еще как! — Стрелок зло сплюнул. — Водила тачку дернул, когда я курок спустил.
— И что теперь?
— Я откуда знаю! По телевизору скажут… Всё, до вечера. — Стрелявший по машине председателя КУГИ невысокий длиннорукий парень затесался в толпу у парфюмерного магазина.
Его напарник постоял четверть минуты, огляделся и двинулся в противоположную Невскому проспекту сторону, на ходу вытаскивая из кармана трубку мобильного телефона…
Глава 1
KRAFT DURCH FREUDE
Виктор Синицын, ведущий специалист фирмы по оказанию консультационных услуг, носившей немного двусмысленное название «ККК», мог со спокойной совестью попивать кофеек с хохотушками-секретарями, отрываться в компьютерных боях по Интернету, курить кальян в собственном кабинете, писать абстрактные картины или вообще не выходить на работу, возлегая на диване с бокалом «божоле» и посматривая боевики из своей обширной коллекции, ибо на ближайшие две-три недели он был совершенно свободен, раньше срока завершив исполнение маленького, но очень ответственного поручения своего босса…
К тридцати годам Виктор добился многого.
В двадцать три он защитил кандидатскую диссертацию на физмате питерского Университета, в двадцать шесть — докторскую по нечеткой логике на кафедре систем управления Военмеха. А ровно через год послал подальше ректора, изображавшего из себя записного патриота и в то же-время не гнушавшегося хапать иностранные гранты, и ушел в частный сектор. Где тут же получил приглашение от «ККК», директор которой был у Синицына оппонентом на защите докторской. И прекрасно понимал, что специалист такого класса, как Виктор, принесет его фирме изрядный доход.
За прошедшие с тех пор три с половиной года бывший профессор ни разу не пожалел о принятом решении.
Синицын, пользуясь хитрыми аналоговыми методиками, которые не всегда были понятны окружающим его людям, выстраивал такие комбинации и прогнозы, что клиенты «ККК» умножали свои состояния даже на внешне провальных сделках. Он с точностью до пяти процентов высчитывал рост тарифов на энергоносители, за год предсказал обвал рубля и указал, насколько тот упадет. А исходя из психологических портретов членов правительства, предупреждал о ротациях в Кремле, по официальным досье находил слабые стороны заказанной персоны и многое, многое другое…
От предлагавшейся ему охраны Синицын отказался, насмешливо оглядев представленных ему качков из бывших омоновцев, как и от черного «шестисотого» «мерседеса», предпочтя ему менее броский, но гораздо более удобный в российских условиях перманентного бездорожья полноприводный универсал «Subaru legacy outback» нейтрального серого цвета.
Правда, в специальной комплектации, с форсированным до трехсот лошадиных сил шестицилиндровым двигателем, увеличенным до двадцати восьми сантиметров дорожным просветом, мощными спортивными тормозами «Brembo» и салоном «Recaro», что, впрочем, неискушенному человеку ни о чем не говорит. К тому же никаких дополнительных шильдиков, извещающих о тюнинге универсала, на машине не было и со стороны «субару» смотрелся весьма простовато. Обычная «кошелка», как любят называть универсалы владельцы седанов «БМВ» или водители «меринов». Разочарование в своих железных конях настигало их только тогда, когда серенький японский автомобиль под залихватский свист турбины первым уходил с перекрестка, не снижая скорости, пролетал по разбитым трамвайным путям и скрывался вдали, оставляя переваливаться на традиционных российских колдобинах нежные изделия немецкого автопрома.
Особый статус Синицына в «ККК» немного беспокоил нового начальника службы безопасности фирмы, бывшего полковника из Службы ЗКСиБТ питерского УФСБ, но заставить Виктора подчиняться общим правилам он не мог. В задачу «экс-гэбуина», как Синицын шутливо окрестил Александра Борисовича Калашинекого при первом знакомстве, входило обеспечение главному специалисту «зеленой улицы» во всех его начинаниях, без каких-либо поползновений в ограничении свободы передвижения. Полковник запаса, конечно, пытался объяснить Синицыну, что никоим образом не собирается посягать на его личную жизнь и предложения приставить телохранителей продиктованы лишь элементарной предусмотрительностью, но натолкнулся на вежливый отказ. Виктор привел Калашинскому примеры из жизни, когда никакая охрана не способна предотвратить покушение, если оно серьезно подготовлено, а тем более — несчастный случай, и бывший борец с терроризмом вынужден был отступить от своих намерений обеспечить Синицына парой-тройкой сопровождающих и бронированным лимузином.
При этом Виктор остался с начальником службы безопасности в чудных отношениях, отдавая должное его высочайшему профессионализму и исключительной порядочности.
Естественно, при необходимости Синицын мог вызвать к себе хоть весь состав дежурной смены, сформированный Александром Борисовичем из бывших бойцов спецназа ФСБ, каждый из которых стоил роты милиционеров-автоматчиков. Но сфера деятельности «ККК», к счастью, не включала в себя силовые разборки с конкурентами или участие сотрудников в откровенном криминале, так что пользоваться услугами профессиональных штурмовиков не приходилось…
— Слушай… — Коллега Виктора из отдела консультаций по патентным вопросам, с которым тот уже полчаса трепался на самые различные темы, немного понизил голос. — Как ты думаешь, какая позиция в сексе самая лучшая?
— Ну ты выбрал, у кого спросить! — удивился Синицын.
— Да нет, я так…
— Это смотря для чего, — логически рассудил ведущий специалист «ККК».
— В общем… — смутился коллега.
— Ты женился неделю назад, — наставительно изрек Виктор.
— Так я только в этом смысле, — покраснел собеседник. — Я жене изменять не собираюсь.
— Уже легче, — похвалил Синицын. — И что?
— Вот и думаю…
— Ага. — Виктор задумчиво посмотрел на светильник за две тысячи семьсот долларов, висящий у двери в компьютерный зал. В стоимость прибора о трех лампах входила также замаскированная цифровая видеокамера. — Тогда лучше всего миссионерская позиция…
— Это как? — заинтересовался неискушенный в плотских утехах двадцатилетний коллега.
— Ты где живешь?
— А это важно?
— Конечно.
— В Озерках.
— Тогда слушай. — Синицын напустил на себя серьезный вид. — Супруга лежит на кровати в гостиной, на спине, расслабленно, ноги слегка согнуты в коленях, руки раскинуты, прикрыв глаза и откинув волосы назад. Обязательны мягкий матрац и легкое, почти невесомое одеяло из верблюжьей шерсти. Чуть приоткрыто окно, чтобы впустить в комнату свежий воздух, ветерок колышет занавеску, горят две свечи, отражаясь в поставленном у изголовья кровати зеркале, играет тихая музыка…
— А я? — завороженно спросил коллега.
— А ты — на Таити. Типа, миссионер. — Виктор захохотал, хлопнул открывшего рот собеседника по плечу и встал. — Ладно, молодожен, топай работать. А то тебя из-за меня еще премии лишат…

* * *
Руководитель питерского отделения церкви сайентологии Вениамин Кисловский быстро пробежал глазами текст финансового отчета за первую половину девяносто восьмого года, отметил остро отточенным карандашом два пункта, касавшихся работы его отделения по направлениям вербовки соратников на предприятиях оборонной промышленности, и вернул бумаги помощнику.
1 2 3 4 5

загрузка...