ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хочешь сходить еще куда-нибудь?– Да, – ответила Мэй Сун, помолчав. – Я хочу есть. Глава двадцать вторая Во время долгого перехода ничего подобного не случалось. В те дни, когда им приходилось скрываться в пещерах Яньаня, ничего подобного не случалось. И в идеях Мао Цзэдуна ответа не находилось. И даже в самом духе Мао ответа не было.Генерал Лю заставил себя вежливо выслушать новости, которые принес ему гонец. В гнилые времена империи, зло, содержащееся в сообщении, пало бы на голову гонца. Но времена наступили новые, и генерал Лю просто сказал:– Вы можете идти. Благодарю вас, товарищ.Ничего подобного никогда раньше не случалось. Гонец отдал честь и ушел, закрыв за собой дверь. Генерал Лю проводил его взглядом и остался один в комнате без окон, где пахло масляной краской, где стоял всего один стул и кровать, а вентиляция работала ужасно.Другие генералы пусть живут в роскоши, но народный генерал не должен подчеркивать свое высокое положение. Другие генералы пусть строят себе дворцы как у императоров, но только не он. Он был подлинно народным генералом – он хоронил своих братьев в горах, и оставил под снегом сестру, он в тринадцать лет был призван на работы на полях мандарина, а его сестра в то же время – на работу в постели мандарина.Величие генерала Лю как народного генерала заключалось не в его важности и чванстве, а в его жизненном опыте. Он за десять миль нюхом мог почуять, что за противник перед ним. Он видел, как солдаты насилуют и грабят, но он видел и то, как солдаты возводят города и строят школы. Он видел, как один человек может уничтожить целый взвод. Но он никогда раньше не видел то, что видел сейчас. И кто бы мог подумать, что это происходит в Америке – в стране, где все так обожают бытовые удобства и легкую жизнь!Он снова взглянул на записку, которую держал в руке, и вспомнил все записки, которые ему приходилось читать в эти три дня, что он скрывается.Сначала были наемные бандиты в Пуэрто-Рико. Не революционеры, но профессионалы в своем деле. Они потерпели неудачу.Затем был Рикардо де Эстрана-и-Монтальдо-и-РисГернер, человек, о котором было известно, что у него не бывает промахов. Но и он потерпел неудачу.Потом была банда «Вэй Чин». И они тоже потерпели неудачу.И когда вооруженные люди и уличные банды потерпели неудачу, настал черед могучих рук и черных поясов каратэ.Он снова перечитал записку. Они тоже потерпели неудачу. Они не выполнили ни одной из двух поставленных задач: не уничтожили тех, кто пытается разыскать генерала, и не привели к нему его возлюбленную жену, с которой он прожил всего один год.И если генерал Лю и его люди будут и дальше терпеть неудачи, то может случиться так, что народ Китая окажется во власти миротворцев в Пекине, и забудет про годы тягот и лишений, и тогда что же – конец революции?Разве не понимают они, что Мао – всего лишь человек? Великий человек, но всего лишь человек, а людям свойственно стареть и слабеть, и желать смерти тихой и спокойной.Разве не видят они, что это заключение мира с империализмом на самом деле шаг назад, отступление? И когда? Теперь, когда победа так близка. Неужели сейчас, в двух шагах от победы, они отдадут себя во власть этому сыну мандарина, премьеру, и сядут за один стол вместе с издыхающим капиталистическим чудовищем?Нет, если только генерал Лю сумеет помешать этому. Генерал не потерпит никакого мира с империализмом. Ему удалось провести премьера – тот даже не понял мотивов действий генерала.Он приложил максимум усилий для того, чтобы его не считали лидером «партии войны» в Китае. Он был просто народным генералом до того самого момента, как премьер избрал его своим посланником, который должен был уладить все детали встречи премьера с этой свиньей – американским президентом. Это он организовал отравление эмиссара на борту самолета, а когда планы премьера посетить США не изменились, он вызвался лететь в Америку. А потом он переоделся в европейскую одежду, застрелил своих людей, скрылся, и никем не замеченный сел на поезд, который и привез его сюда.Не должно было быть никаких осложнений, и он собирался тихо и спокойно просидеть тут семь дней – весь срок, который премьер отвел американцам. Но этот невероятный американец спутал все карты, а сейчас он, вероятно, уже подбирается к самому логову генерала. Когда его соратники услышат, что случилось в школе каратэ, они могут совсем пасть духом. Нужно немедленно поднять их боевой настрой.Генерал Лю сел на жесткую кровать. Он трижды обдумает свои планы, рассмотрит все детали с трех разных сторон. А потом он будет говорить с людьми.Когда все будет готово, он предпримет решительные действия, а когда его план увенчается успехом, он снова будет держать в руках Мэй Сун, прекрасный цветок, единственную отраду его жизни, единственное, что у него есть, кроме сознания долга.На этот раз неудачи быть не должно. И ему не помешает даже этот невероятный американец, который снова воскресил старинные китайские предания и сказки. Да, первое, что надо сделать, это убедить людей не верить в сказки,Генерал Лю поднялся и забарабанил в тяжелую металлическую дверь. Ему открыл человек в армейской форме цвета хаки.– Я хочу немедленно встретиться со всеми руководителями, – заявил генерал Лю, потом захлопнул дверь и услышал, как защелкнулся замок.В считанные минуты все собрались, битком набившись в душную комнату. Те, что пришли раньше других, уже начали задыхаться. Многие вспотели, и генерал Лю обратил внимание на то, какие у них толстые рожи, какие вялые, какие бледные. Как они отличаются от тех людей, которые были с ним во время долгого перехода! Они больше похожи на мягкотелых цепных псов Чан Кайши, толпящихся у трона этого диктатора.Что ж, генералу Лю не раз приходилось вести в бой необученных солдат. Он начал говорить. Он говорил о долгой и трудной борьбе, о тяжелых временах, о том, как были преодолены все тяготы. Он говорил о голоде и холоде, о том, как и это они превозмогли. Он взывал к гордости, которая есть в душе у каждого стоящего перед ним, и когда они перестали замечать жару и духоту и сердца их запылали революционным огнем, он нанес главный удар.– Товарищи! – произнес он на опальном кантонском диалекте. Посмотрел на собравшихся, и с каждым встретился взглядом. – После стольких великих побед и завоеваний разве имеем мы право отступить перед детской сказкой? Разве зима в пещерах Яньаня не была страшнее, чем сказка? Разве армия Чан Кайши и его цепных псов не была страшнее, чем сказка? Разве современное оружие не страшнее, чем сказка?– Да, да, – раздались голоса. – Верно. Как это верно!– Тогда с какой стати, – возвысил голос генерал Лю, – должны мы бояться сказок о Синанджу?Молодой человек с энтузиазмом воскликнул:– Мы не боимся страданий. Мы не боимся смерти. И уж конечно же, мы не боимся сказок.Но один старик, одетый так, как одевались в Китае давным-давно, произнес:– Он убивает как ночные тигры Синанджу. Вот что он делает.– Я боюсь этого человека, – заявил генерал Лю, и слушатели опешили. – Но я боюсь его как человека, а не как сказочного героя. Он сильный и страшный человек, но нам уже не раз приходилось побеждать сильных и страшных людей. Но он никакой не ночной тигр Синанджу, потому что никаких тигров Синанджу в природе не существует. Синанджу – это просто деревня в Корейской Народно-Демократической Республике. Товарищ Чен, вы бывали в Синанджу. Расскажите вам, что это такое.Человек средних лет в темном строгом деловом костюме подошел к генералу Лю и стал рядом. Лицо его было словно выковано из стали, а волосы были жесткие, как колючая живая изгородь. Он обернулся к собравшимся в этой душной комнате.– Да, я бывал в Синанджу, – сообщил он. – И я разговаривал с жителями Синанджу. До победы великой революции они были бедны и их нещадно эксплуатировали. А теперь они начинают вкушать плоды победы и свободы.– Расскажите про легенду, – прервал его генерал Лю. – Расскажите про легенду.– Да, – ответил Чен. – Я пытался найти Мастера Синанджу. Какой Мастер, спросили меня люди. Мастер, повелитель ночных тигров, сказал я. Ничего такого нет, ответили они. А если бы было, разве жили бы мы в такой нищете? И я уехал. И даже испанец, который одно время работал на нас, сказал, что не смог найти Мастера Синанджу. Так с какой стати мы должны считать, что он существует на самом деле?– А вы положили деньги в карманы жителей Синанджу? – спросил старик, подававший голос и раньше.– Нет, – сердито отозвался Чен. – Я представляю революцию, а не Нью-Йоркскую фондовую биржу.– Жители деревни Синанджу поклоняются только деньгам, – сказал старик. – Если бы они сказали «нет» после того, как вы дали им денег, я мог бы больше доверять вашему рассказу.Генерал Лю возвысил голос:– Американец, о котором мы говорим, – белый как тесто. Разве станет Мастер Синанджу делать ночного тигра из бледнолицего человека? Даже согласно легенде, ночными тиграми Синанджу становились только сами жители Синанджу.– Ошибаетесь, товарищ генерал. Легенда гласит, что однажды будет на свете Мастер, так сильно любящий деньги, что в обмен на огромное состояние он передаст мертвому белому человеку все секреты Синанджу. Он сделает из него ночного тигра, самого страшного и ужасного из ночных тигров. Он поставит его в один ряд с богами Индии, в один ряд с Шивой-Дестроером, разрушителем миров.В комнате воцарилась тишина. Все стояли не шелохнувшись.– Ну что же, – сказал генерал Лю. – Через час этот разрушитель, этот белый мертвец, будет лежать на этой кровати. И вы получите почетное право казнить это легендарное тело. Или, может быть, вы считаете, что революция может подождать, пока не кончится эта сказка?Генералу удалось разрядить обстановку. Все рассмеялись. Все, кроме старика. Он сказал:– Рядом с белым человеком видели пожилого корейца.– Это его переводчик.– Он может оказаться и самим Мастером Синанджу.– Вздор, – отрезал генерал Лю. – Это жалкий цветочек, уже готовый к погребению. – Чтобы не столь уж явно позорить старика, генерал Лю низко поклонился ему в старинной манере. – Верный товарищ. Вы так много сделали для революции – оставайтесь с нами и сейчас, в момент наивысшего торжества.Все вышли, готовые к новым подвигам. Они снова стали боевой единицей. А старика генерал попросил остаться.Генерал подошел к двери, закрыл ее и пригласил старика сесть на кровать. Сам он сел на единственный в комнате стул и обратился к старику:– Расскажите про Синанджу. Я тоже слышал эту легенду, но я ей не верю.Старик кивнул. Глаза у него были старые, как самые старые горы. Кожа лица словно бы ссохлась и задубела.– Но в последнее время мне пришлось столкнуться с большим количеством вещей, в которые трудно поверить, – продолжал генерал Лю. – Предположим, это не сказка, и этот Шива, разрушитель, Дестроер существует на самом деле. В легенде говорится что-нибудь о его слабых местах?– Да, – ответил старик. – На него оказывает свое воздействие луна справедливости.Генералу Лю с большим трудом удалось подавить полыхающую внутри ярость. Как часто ему приходилось иметь дело с этими старинными предрассудками, с этой старомодной витиеватостью речи и мысли! Разве не в этом причина многовековой отсталости и нищеты? Ему удалось заставить себя вести разговор в спокойном тоне.– А другие слабости есть?– Да.– Как его можно победить?– Яд, – коротко и просто ответил старик, но потом добавил, взвешивая каждое слою: – На яд нельзя полагаться. Тело у него ведет себя странно, и может быстро справиться с ядом. Яд его только ослабит, потом надо действовать оружием.– Так вы говорите, яд?– Да.– Что ж, значит – яд.– А вы видите средство, как ввести яд в его организм?Их разговор прервал стук в дверь. Вошел гонец и протянул генералу Лю записку.Он прочитал ее, и с сияющим видом обратился к старику:– Да, товарищ. Очаровательное, обаятельное, милое средство ввести яд. Оно только что прибыло. Глава двадцать третья Такого великолепного мяса в устричном соусе Римо не пробовал никогда. Темный соус с непревзойденным ароматом и плавающие в темном озере тоненькие островки мяса. Римо подцепил вилкой еще кусочек, поболтал им в соусе, поднял – с него капали мелкие капельки – и отправил в рот, и он лежал там – восхитительный кусочек, ласкающий язык и небо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...