ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Angelbooks
«Маскарад повесы»: Эксмо-Пресс; Москва; 2001
ISBN 5-04-008093-X
Аннотация
Знаменитый поэт, любимец женщин лорд Эшвелл, устав от светской жизни, решает провести лето с другом в провинции. По дороге, забавы ради, они решили поменяться ролями, не подозревая, к каким роковым последствиям может привести подобный маскарад…
Валери Кинг
Маскарад повесы
1
Кэт задумчиво брела по тропинке под высокими густыми кронами буков, держа в руках томик стихов лорда Эшвелла. Деревья тревожно шелестели под резкими порывами холодного ветра, но девушка не замечала ничего вокруг. Когда она повторяла про себя божественные строки знаменитой «Оды утреннему свету», то забывала и про усадьбу, и про грубость отца, и про его растущие долги.
Как жаль, что пора возвращаться! Едва не уронив любимое охотничье ружье, Кэт со вздохом закрыла книгу и благоговейно прижала ее к груди. Потом она свистнула собак, и из густых зарослей плюща выскочили три белые гончие; высунув языки, очень довольные прогулкой, они запрыгали вокруг хозяйки. Кэт щелкнула пальцами, приказывая им идти рядом, и бережно опустила книгу в потертый кожаный ягдташ, который висел у нее на боку на длинном ремне, перетягивавшем просторную, не по размеру, синюю куртку.
Куртка была мужская, как и остальной ее наряд — бриджи, сапоги с отворотами, сорочка и фермерская шапка, которую Кэт натянула по самые уши, чтобы спрятать густые и длинные темно-рыжие волосы. Ее любимая подруга Мэри наверняка была бы шокирована, доведись ей увидеть Кэт в столь не подобающем девице одеянии, да еще с ружьем. Но Кэт не боялась разоблачения — она всегда отправлялась на охоту ни свет ни заря, зная, что никто из мелкопоместных соседей, обитавших вокруг небольшого, ничем не примечательного городка под названием Стинчфилд, не поднимается раньше десяти часов. Впрочем, даже если бы ее маленькая тайна и выплыла каким-то образом наружу, большинство почтенных матрон в округе только горестным вздохом выразили бы свое глубочайшее разочарование в Кэт, даже не пытаясь наставить ее на путь истинный. Чего и ожидать от дочки человека, подобного Джасперу Дрейкотту! Тем более теперь когда ее матери Марианны уже пять лет как нет на белом свете!
Подняв голову, Кэт заметила, что темно-синее небо кое-где проглядывавшее сквозь густую листву, начало светлеть — значит, солнце уже поднялось над холмом Каули возле Чипинг-Фосворта и у нее остались считанные минуты, чтобы вернуться домой. Девушка решительно направилась в сторону усадьбы, собаки побежали за ней, но она вдруг остановилась, вспомнив, что забыла отнести овощи миссис Коутс. Бедняжка миссис Коутс, ютившаяся с семейством в крошечном коттедже в деревушке Куининг, ждала уже восьмого по счету ребенка.
Зажав под мышкой ружье, Кэт сдвинула висевшую на плече связку убитых фазанов и озабоченно заглянула в ягдташ. Морковь и репа вполне могут подождать до завтра, а вот помидоры… Но сейчас, конечно, уж слишком поздно тащиться в таком виде по полям в Куининг. Разумеется, ей наплевать на мнение соседей, но все-таки не стоит лишний раз дразнить гусей.
Собаки убежали вперед, и Кэт двинулась за ними по знакомой с детства тропинке. Тропинка эта пролегала довольно близко от дороги, но благодаря густым зарослям на обочине увидеть ее из проезжавшего экипажа было практически невозможно.
Чуя близость дома, собаки убегали все дальше, пока совсем не скрылись из виду. С дороги послышался скрип колес, и Кэт настороженно прислушалась. Похоже, это двуколка лорда Саппертона! Экипаж быстро приближался, и девушка поспешила укрыться в зарослях остролиста. Разглядывая коляску сквозь пыльную листву, она никак не могла различить герб на дверце, но больше в этот час здесь ехать было некому.
Внезапно в голову девушки пришла одна дерзкая, шальная мысль, заставившая ее сердце взволнованно забиться. Что, если немного проучить Саппертона за пренебрежение, с которым он относился к своим крестьянам? Все знали, что он всячески поддерживает высокие цены на зерно, обрекая людей на голод. Да, презренный скряга заслуживает наказания. Бросив ружье и фазанов на землю, Кэт затаила дыхание, прислушиваясь к стуку колес, чтобы точнее определить расстояние до кареты. Стук становился все громче, гулко отдаваясь в роще. Кэт сделала вдох и достала из ягдташа два спелых налитых соком помидора. От волнения ее сердце едва не выпрыгивало из груди.
Когда двуколка поравнялась с ней, Кэт выскочила из укрытия и натренированными движениями запустила помидоры в цель. И не промахнулась! Но к тому моменту, когда первый снаряд Кэт угодил в щеку человека, сидящего на козлах, и еще до того, как второй помидор сбил с этого джентльмена черную шляпу с высокой тульей, Кэт поняла, что жестоко ошиблась. Объект ее мести нисколько не походил на лорда Саппертона! Второй джентльмен, которому пострадавший бросил поводья, был также незнаком Кэт.
Девушка как будто приросла к месту, увидев, что человек в бутылочного цвета фраке, измазанном красной жижей, выскочил из двуколки и бросился к ней. Он был высоким, широкоплечим и довольно красивым, но без всякого намека на изысканность и утонченность. Такому не составит труда поймать ее и наказать по своему усмотрению! К тому же он осыпал Кэт отборными ругательствами под стать тем, что частенько срывались с губ ее пьяного отца…
Когда незнакомец перемахнул через низкую каменную ограду, отделявшую рощу от дороги, у Кэт наконец сработал инстинкт самосохранения. Она резко повернулась, подхватила с земли ружье и добычу и припустила со всех ног к усадьбе. Успеть добежать до дома — вот единственное спасение! Плечо Кэт оттягивало ружье, по бедру колотил тяжелый мешочек с дробью, но девушка чувствовала, что может уйти от преследования: с детства она много времени проводила в седле и вообще привыкла к большим физическим нагрузкам. И все же, несмотря на все ее усилия, преследователь не отставал, и Кэт поняла, что он решил отомстить за свою обиду во что бы то ни стало.
Ее охватила паника. Должно быть, такое же чувство испытывают лисы, когда их по пятам преследуют охотники. Конечно, умом Кэт понимала, что самое страшное наказание, которое ей грозит, — всего-навсего оплеуха, но смертельный ужас гнал ее вперед.
Ругательства стихли, теперь до ее слуха доносился только топот сапог и тяжелое дыхание. Кэт мчалась по лесу, продираясь сквозь заросли плюща, ежевики и папоротника. Соскользнув с плеча, упала на землю связка фазанов, колючая ветка ежевики больно оцарапала руку, но Кэт не останавливалась. Вперед, только вперед! Роща поредела, до опушки оставалось уже не больше пятидесяти ярдов — дом совсем рядом!..
Внезапно ее бесцеремонно схватили за шиворот и дернули назад, отчего Кэт с размаху села на землю. Вскрикнув от боли, она подняла глаза — джентльмен в зеленом фраке наклонился над ней, упершись руками в колени. Он показался Кэт огромным.
— Сейчас я тебе покажу, где раки зимуют, наглый щенок! — с трудом переводя дух, рявкнул он на весь лес.
Ярость, пылавшая в его и без того ярких голубых глазах, решительно сжатый рот и воинственная поза говорили о его намерениях красноречивее всяких слов. Но Кэт понимала, что месть незнакомца будет во сто крат ужасней, если он догадается, что перед ним не мальчик, а молоденькая девушка. Пусть уж лучше остается в неведении!
— Я не хотел причинять вам вреда, сэр! — воскликнула она чуть более низким, чем обычно, голосом, подражая простонародному выговору. — Только немножко пошутил…
— И дошутился, гаденыш! — Глаза незнакомца яростно сверкнули. — Испортил мне фрак, галстук и шляпу!
— По ошибке, сэр! Я принял вас за другого — думал, это лорд Саппертон возвращается после попойки в Челтенхеме!
Во взгляде джентльмена появилось удивление, и Кэт испугалась, что сыграла недостаточно искусно. Однако его ответ развеял ее опасения.
— Саппертон?! Ты хочешь сказать, что этот негодяй живет в ваших местах?
Кэт улыбнулась — незнакомец начинал ей нравиться.
— Именно, сэр. Земля вдоль холмов до самого Стинчфилда — его собственность. И в самом Стинчфилде ему много чего принадлежит.
Незнакомец с задумчивым видом выпрямился, достал из кармана платок, вытер вспотевший лоб, забрызганные помидорным соком щеку и галстук и вдруг рассмеялся.
— Похоже, мы с тобой одинаково недолюбливаем его светлость, а раз так — я тебя, пожалуй, прощу!
Кэт с облегчением вздохнула — и тут же допустила роковой промах. Не думая больше ни о чем, кроме возвращения домой, она подала своему преследователю руку, чтобы он помог ей подняться. О ужас, этот жест выдал ее с головой! Бросив на нее быстрый взгляд, он взял протянутую руку, и его лицо расплылось в улыбке, которая показалась ей отвратительной.
— Вот те раз! Да это женщина! — воскликнул он и разразился громовым хохотом. — Признайся, за каким дьяволом ты вырядилась деревенским мальчишкой?
Не выпуская руки Кэт, он стянул с ее головы шапку, и по плечам девушки рассыпались медные локоны.
Незнакомец был явно доволен таким подтверждением своей догадки. Кэт попыталась вырвать руку, но безрезультатно — он сгреб ее в объятия и крепко прижал к груди.
— Клянусь честью, под этими тряпками прячется настоящий брильянт!
— Отпустите меня, умоляю! — воскликнула Кэт, тщетно пытаясь освободиться.
— Что, теперь ты заговорила как леди? О, ты искусная притворщица! Но я никогда не поверю, что ты леди, потому что дама из общества ни за что не станет рядиться в мужскую одежду.
— Вы правы! — с горячностью воскликнула Кэт, лихорадочно ища путь к спасению. — Я не отношусь к числу респектабельных дам, у меня нет ни состояния, ни положения в обществе, и пользы вам от меня никакой. Будьте добры, отпустите меня, пожалуйста!
— Разумеется, отпущу, но сначала возьму маленький штраф за твою глупую выходку, — ответил он, ухмыляясь и подмигивая.
Да за кого он ее принимает? От возмущения Кэт и думать забыла о хороших манерах. В памяти сами собой всплыли слова, с детства слышанные от отца.
— Сейчас же отпусти меня, безмозглый осел, подонок, чертов дурак! — выпалила она и, изогнувшись, попыталась укусить его в плечо.
— А ты, оказывается, еще и отменно бранишься? — рассмеялся незнакомец. — Что за славный выдался денек! А я боялся, что в деревне умру со скуки! Кто бы мог подумать, что здешняя жизнь так богата приключениями!
— Проклятие! — крикнула Кэт, раздувая ноздри и сверкая глазами. — Клянусь, меня еще никто так не оскорблял! Сейчас же отпусти меня, хам, мерзавец, иначе я расскажу про твою безобразную выходку своему отцу и, будь уверен, он вызовет тебя на дуэль!
Молодой человек удивленно поднял брови.
— Я совершенно сбит с толку! Кто ты, красавица? Должен признаться, я еще не встречал человека, который бы произносил ругательства с таким изяществом. Как тебе это удается?
Кэт закусила губу, чтобы не расхохотаться. Незнакомец явно хотел ее рассмешить, и ему это удалось. Как ни была она разгневана, как ее ни раздражал его самодовольный, покровительственный тон, все же этот человек был ей чем-то симпатичен. С каким упорством он ее преследовал, как смело вел себя с ней, как непринужденно шутил в ответ на ее брань! Никто из знакомых Кэт молодых людей не осмелился бы так поступить. Ей всегда казалось, что в душе окрестные юноши ее побаивались, несмотря на все ее старания вести себя как подобает девушке из приличной семьи.
— По выражению вашего прелестного личика вижу, что мы будем друзьями, — усмехнулся незнакомец и внезапно крепко прижался губами к ее рту.
Кэт снова сделала отчаянную попытку вырваться, и опять безрезультатно — молодой человек только теснее сжал объятия. И тут случилось невероятное: тело Кэт предало ее. Руки помимо ее воли обвили шею незнакомца, словно она сама пришла к нему на свидание, причем уже далеко не первое. О небо! Кэт таяла в его объятиях, в голове ее доносились какие-то бессвязные мысли, она чувствовала, что не в силах совладать с собой, словно находилась под властью неведомых чар. Однажды ее поцеловал Саппертон, но его поцелуй вызвал у нее только отвращение. Почему же теперь, в объятиях совершенно незнакомого человека, ей так хорошо?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...