ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Видишь вон то странное трио?– Разумеется. Разве можно не заметить этих чудаков?– И кто же это?– Ты действительно не знаешь или притворяешься?Филипп молча покачал головой, а всеведущая сплетница весело рассмеялась – впрочем, совсем негромко, чтобы не привлекать внимания окружающих. Взяла бокал шампанского, предложенный проходившим мимо официантом.– Выпей, – посоветовала она графу. – Тебе потребуется немалое самообладание. Люди смотрят, так что постарайся сдержать реакцию.– Реакцию на что?– На то, что я сейчас скажу. – Приятельница выразительно подняла бровь. – Это твои новые родственники.Уэссингтону действительно понадобилась вся возможная выдержка, чтобы не поперхнуться на глазах собравшегося в зале бомонда.Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, граф наконец справился с глотком шампанского и даже сделал еще один, побольше.– Ты, должно быть, шутишь.– Вовсе нет, милый. Мистер Чарльз Фицсиммонс собственной персоной в компании старшей дочери и зятя. Говорят, они богаче самого Всевышнего. – Дама замолчала, ожидая реакции.– Да, я что-то об этом слышал, – подтвердил граф нейтральным тоном. – И что же они здесь делают?– Старик явился в Лондон, чтобы объявить о новом направлении семейного бизнеса. Ну и, конечно, встретиться с нужными людьми – банкирами, адвокатами и так далее.– И в чем же конкретно заключается это новое направление?– Говорят, гениальный зять подал блестящую идею относительно создания экспортно-импортной ветви. Разумеется, с использованием собственного флота, доков и оборудования. Дело очень важное. Можно сказать, грандиозное.Филипп нахмурился.– Но ведь… идея принадлежит Джейн.– Что?– Нет-нет, ничего особенного, это я так. – Уэссингтон не имел ни малейшего желания вступать в рассуждения относительно деловой смекалки жены. Делая вид, что потягивает шампанское, он исподтишка рассматривал внезапно появившихся родственников, сознавая необходимость знакомства. Наверняка те из присутствующих, кто знал о его родстве с семейством Фицсиммонс, с нетерпением ждали интересной сцены. Пересилив острое внутреннее сопротивление, граф Роузвуд через весь зал направился к судовладельцу из Портсмута.Правила этикета предписывали попросить хозяйку бала или кого-нибудь из гостей, знакомых с Фицсиммонсами, представить его новым родственникам. Но если леди Милтон узнает, что джентльмен до сих пор не знаком с семейством собственной супруги, сплетням не будет конца. Поэтому Филипп предпочел подойти прямо к Чарльзу – так, чтобы окружающие решили, будто они хорошо знакомы. Он остановился напротив и поклонился самым любезным образом.– Сэр, прошу простить мое бесцеремонное поведение, но мне не терпелось познакомиться с вами. Меня зовут Филипп Уэссингтон.– Уэссингтон?Чарльз Фицсиммонс несколько секунд озадаченно смотрел на молодого графа, словно никак не мог вспомнить, где и когда слышал это имя. Боже милостивый! Он отдал родную дочь, а в придачу несколько десятков тысяч фунтов совершенно чужому человеку и даже не потрудился запомнить! В голосе графа прозвучал сарказм:– Муж Джейн.– А, Уэссингтон! Да, конечно! – Почтенный глава семейства радушно пожал зятю руку, не переставая, однако, нервно оглядывать зал.– Очень приятно познакомиться, сэр, – произнес Филипп дежурную фразу.– И мне тоже, мой мальчик, и мне тоже… – Торговец откашлялся. – А… Джейн с тобой?– Нет, сэр. Она уехала в одно из моих родовых поместий.– Понятно. Как жаль… очень жаль, что не удастся с ней повидаться, – произнес Фицсиммонс, хотя лицо любящего папочки вовсе не выражало особенного расстройства – напротив, отец выглядел так, словно известие об отсутствии дочери принесло ему огромное облегчение. – Позволь представить тебе старшую сестру Джейн, Гертруду.– Мадам. – Филипп вежливо склонился над рукой леди, а Гертруда, в свою очередь, присела в легком поклоне, как того требовал этикет. Впрочем, на лице при этом отразилось полное и абсолютное презрение.Чарльз продолжал церемонию знакомства:– Хочу также представить супруга Гертруды и твоего свояка, Грегори Фицсиммонса.Грегори внезапно побледнел.– Так вы – муж Джейн?– Так, во всяком случае, заявил священник в конце брачной церемонии, – ядовито подтвердил Филипп.– Вовсе не хотел обидеть вас, сэр. Просто несколько удивился. До нас дошли сведения, что Джейн вышла замуж за графа, однако… – Грегори не мог подобрать слова, способные выразить смесь самых неприятных чувств, возникших при виде молодого красивого мужественного аристократа. Почему-то куда приятнее было представлять супруга Джейн маленьким толстеньким лысым старичком. И вдруг такой красавец! Это уж слишком! Грегори откашлялся и потянул за узел галстука, который внезапно оказался слишком тесным.– Джейн – истинное сокровище. Надеюсь, вы понимаете, какую драгоценность получили.– Поверьте, в полной мере осознаю собственное счастье. – Гертруда обожгла Грегори полным презрения и ненависти взглядом. Филипп посмотрел на родственников и почему-то испытал острое сострадание к Джейн. Как девочке удалось сохранить приветливость, доброжелательность и жизнерадостность рядом с этими неискренними, неприятными людьми?Пересилив себя, Филипп произнес то, что должен был произнести:– Позвольте пригласить вас на обед, в любой удобный день.– Прости, Уэссингтон, – ответил Чарльз, – но завтра утром нам предстоит вернуться в Портсмут. Дела требуют моего постоянного присутствия.– Как жаль, что не удастся познакомиться поближе, – вздохнул Филипп, страшно довольный тем, что удалось избежать крайне неприятного вечера.– Но мне хотелось бы побеседовать с тобой наедине, – добавил тесть. – Ты хорошо знаешь этот дом? Здесь можно где-нибудь спокойно посидеть и поговорить без свидетелей?– Конечно, – быстро ответил Филипп, направляясь к выходу. – Пройдемте в библиотеку.Гертруда и Грегори явно собрались направиться следом, однако одного взгляда главы семейства оказалось достаточно, чтобы пара застыла на месте. Филипп же молча направился по коридору. Войдя в библиотеку, налил и тестю, и себе по стакану бренди.– Как правило, я стараюсь воздерживаться от крепких напитков, – заметил Чарльз. – Сам понимаешь, алкоголь отрицательно действует на голову. Но сегодня случай исключительный.С каждой минутой разговора Филипп все больше радовался, что судьба избавила его от тесного общения с тестем. Он никогда не доверял непьющим мужчинам. Чарльз явно чувствовал себя не в своей тарелке. Лоб покрылся испариной, щеки и даже шея заметно покраснели.– Вы хорошо себя чувствуете, сэр?– Честно говоря, весь день немного не по себе. – Фицсиммонс расстегнул воротник. – Возможно, виновато излишнее возбуждение: план Грегори претворяется в жизнь. А кроме того, дает себя знать непривычная обстановка. Никогда не любил путешествовать.– Понимаю.– Итак, как же поживает моя младшая дочь? Как Джейн?– Прекрасно, – солгал Филипп.– Свадебная церемония прошла гладко?– Да.– А деньги? Переведены своевременно?– Разумеется, сэр.Чарльз достал носовой платок и принялся вытирать лоб, с каждой минутой дискомфорт лишь усиливался.– Я должен кое в чем признаться.– В чем дело, сэр?– Потребовав замужества Джейн, я сделал это для того, чтобы вывести дочь из семейного бизнеса.– Неужели подобный шаг был столь необходим?– Видите ли, она проявила необычайные способности к делу и огромную заинтересованность. В течение нескольких лет я баловал дочь, позволяя принимать участие в бизнесе, и должен сказать откровенно, привык полагаться на ее суждения. Однако моя вахта у штурвала подходит к концу, и я просто не мог позволить Джейн продолжить работу. Полагаю, она непременно захотела бы занять мое место.Услышав признание напыщенного старого осла в бесстыдной манипуляции судьбой дочери, Филипп с удивлением обнаружил в собственной душе искреннее сочувствие и желание защитить Джейн. Заранее зная ответ, но желая вызвать раздражение, он все-таки поинтересовался:– А почему бы и нет?– Да просто потому, что она женщина, мальчик мой! – Чарльз взглянул на зятя так, словно тот задал самый нелепый на свете вопрос.– О да, разумеется, – сухо согласился Филипп.– Сыновей у меня нет, а потому уже несколько лет я готовлю себе преемника в лице Грегори. Правда, порой парень давал повод усомниться в деловых способностях, но последние планы развития бизнеса оказались настолько хороши, что не доверять ему просто грешно.– Так, значит, вы полностью уверены в том, что Грегори – именно тот человек, который сможет успешно повести корабль вперед?– Его план поистине великолепен. По-настоящему талантлив.– Ну что же, прекрасно. Уверен, что, услышав новость, Джейн искренне обрадуется.– Ее соображения меня мало волнуют. – Чарльз пожал плечами. – Но мне хотелось бы заручиться твоей поддержкой.– В каком смысле?– Когда я приказал Джейн немедленно выбрать себе мужа, то пообещал, что, выполнив все мои указания, она сможет вернуться домой через полгода семейной жизни. Может быть, она упоминала об этом условии?– Да, пару раз.– Я исходил из простого соображения, что шесть месяцев – срок вполне достаточный для того, чтобы женщина ощутила приближение материнства. В этом случае ни о чем ином она думать просто не сможет. Надеюсь, ты успешно работаешь в заданном направлении?Филипп почувствовал, что неумолимо, предательски краснеет. Бесцеремонность тестя не знала границ.– Это так важно, сэр?– Разумеется, чрезвычайно важно. Ведь не позволишь же ты жене уехать в Портсмут!– Нет. Я не собираюсь ее отпускать.Филипп был искренне готов на все, лишь бы уберечь Джейн от тирании родственников.– Отлично. Как бы там ни было, я все равно не приму ее обратно. Не хочу перекладывать проблему на твои плечи, но, видишь ли, Джейн чрезвычайно упряма и своевольна. А к тому же привыкла всегда и во всем поступать только так, как считает нужным. Полагаю, здесь моя вина. Всегда потакал ее желаниям. – Судовладелец отхлебнул бренди и неожиданно отчаянно откашлялся.Еще совсем недавно болезненно красный, Фицсиммонс внезапно побледнел, с каждой секундой заметно слабея. Филипп не на шутку встревожился.– Сэр, с вами действительно все в порядке?– Присяду ненадолго. – Тесть сделал шаг к креслу, однако тут же остановился. С растерянным видом он начал хватать ртом воздух и вдруг рухнул на пол.– Господи, Фицсиммонс! Что с вами?Филипп в ужасе бросился в холл, чтобы позвать на помощь. Глава 16 Джейн откинулась на спинку кресла, сцепила руки за головой и блаженно потянулась. Напряженная работа приносила удовольствие: так приятно заниматься тем, что действительно необходимо.Выходя замуж, она даже представить не могла, что ее присутствие в Роузвуде окажется настолько важным и полезным. Все, кто жил и работал в огромном поместье, а вместе с ними и жители окрестных деревень, существование и благосостояние которых непосредственно зависело от процветания графского Дома, благодарно принимали и внимание, и руководство. Сама же Джейн с удивлением обнаружила, что тоже нуждается во всех этих людях; искренняя поддержка, живой интерес и неподдельное уважение трогали и привлекали.Благодаря тактичным советам и мудрым предложениям Ричарда Фарроу огромное хозяйство постепенно вставало на ноги. Не пройдет и пяти лет, как оно начнет приносить солидный доход, а еще через десять снова станет одним из самых прибыльных в Англии.Успехи и зримые результаты неустанной работы дарили странное, неожиданное удовлетворение. Крестьяне вернулись к исконному труду. Джейн очень скоро смогла найти для всех и каждого достойное, приносящее солидный доход дело. Люди снова обрели возможность кормить свои семьи и искренне благословляли молодую госпожу, постоянно заботившуюся об их достатке.Странно, но, работая на отца, Джейн никогда не испытывала такого удовольствия от самого процесса труда. Ей не разрешали непосредственно общаться с теми, кто своими руками строил корабли, а потому круг знакомых ограничивался сидящими в конторе бухгалтерами и клерками. Все они были чрезвычайно любезны и вежливы, но никто не смотрел на Джейн с искренней благодарностью за хлеб насущный.Что же касается отца… Джейн привыкла считать, что он ценит ее помощь, приветствует трудолюбие и восхищается способностями. Но теперь, оглядываясь назад, она поняла, что глубоко заблуждалась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...