ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дуэнья посмотрела на огонь, потом - на свои руки.
- Вам придется выработать буддистское отношение к окружающему миру,
который будет меняться с каждым днем. Когда бы вы ни бросили на него
взгляд, он покажется совершенно иным. Нереальным.
Он кивнул.
- Следовательно, чтобы сохранить душевное равновесие, вы должны
внушить себе, что Круг - это центр Вселенной. Что бы ни говорило вам
сердце, вы должны внимать не ему, а рассудку...
Он снова кивнул.
- ...И если будущее придется вам не по вкусу, вы не должны забывать,
что назад пути нет. Подумайте об этом. И не просто подумайте -
прочувствуйте.
Он прочувствовал.
Перо забегало по бумаге. Внезапно старческая рука задрожала. Выронив
стило, Мэри Мод Муллен спрятала руку под пледом.
- Вы не столь респектабельны, как большинство кандидатов, -
произнесла она излишне будничным тоном, - но сейчас нам недостает людей с
широким спектром эмоций. Контраст необходим - он придает нашим Балам
глубину и живость. Просмотрите видеозаписи последних Балов.
- Уже просмотрел.
- И вы готовы отдаться им всем сердцем?
- Что бы ни говорило мне сердце...
- Хорошо, мистер Мур, возвращайтесь к себе в номер и ждите ответа.
Завтра вы его получите.
Мур встал. На языке вертелись десятки вопросов, но задавать их было
поздно. "Решила отказать? - мелькнула в голове паническая мысль. - Может
быть, поэтому беседа оказалась столь короткой?"
И все же последние слова старухи прозвучали ободряюще.
Ему казалось, будто все его поры превратились в свежие ссадины от
когтей и зубов. Мур повернулся и покинул обитель хрупких собачек.
До вечера он плескался в гостиничном бассейне, а потом отправился в
бар. В тот день он не обедал.
Наконец, пришел посыльный с радостным известием. Посыльный также
намекнул, что по обычаю Мур должен послать своему инквизитору скромный
подарок.
Пьяный Мур мигом придумал, что пошлет старухе, и захохотал.
Получив собачку с острова Оаху (такой в ее коллекции еще не было),
Мэри Мод Муллен грустно пожала плечами, и это движение едва не перешло в
крупную дрожь. Через несколько секунд старуха все-таки задрожала, едва не
выронив статуэтку. Торопливо поставив ее на каминную полку, она схватила
со стола пузырек с таблетками.
Впоследствии эта статуэтка потрескалась от перепада температур.

Они танцевали. Море над куполом казалось вечно-зелено-золотым небом.
День был необычайно юн.
Измученные шестнадцатичасовым Балом танцоры цеплялись друг за друга.
Ноги у них болели, спины сутулились. По широкому залу еще двигалось восемь
пар, и усталые оркестранты подпитывали их самой медленной музыкой, на
какую только были способны. Рассредоточившись по окоему мира, где небо
сливалось с голубой плиткой пола, сидело около пятисот человек. Расстегнув
пуговицы на одежде и раскрыв рты, они глазели на танцующих, подобно
серебряному карасю, таращившемуся в зеленый сумрак с праздничного стола.
- Думаешь, будет дождь? - спросил Мур.
- Да.
- И я так думаю. Но довольно о погоде. Давай лучше о той неделе,
которую ты провела на Луне.
Она улыбнулась.
- А чем тебя не устраивает старушка Земля?
Кто-то вскрикнул. Почти тотчас раздался звук пощечины.
- Никогда не был на Луне.
Казалось, Леоту это слегка развеселило.
- А я была. Но мне там не понравилось.
- Почему?
- Там холодно. За куполом пляшут безумные огни, и кругом -
безжизненные черные скалы. - Она сделала гримаску. - Словно кладбище у
конца времен...
- Ну, хорошо, - согласился Мур. - Не будем об этом.
- ...А под куполом тебя не оставляет чувство, будто ты - бестелесный
дух...
- Все, все.
- Извини. - она коснулась губами его шеи. Он прижался губами к ее
лбу. Она улыбнулась. - Круг утратил лоск.
- Это не имеет значения. Нас уже не снимают.
Возле гигантского праздничного стола в форме морского конька зарыдала
женщина. Музыканты заиграли громче. Небо пестрило люминесцентными
огоньками морских звезд, которые плыли по наводящему лучу. Одна из звезд
окропила Мура и Леоту соленой водой.
- Завтра улетаем?
- Да, - ответила она.
- Как насчет Испании? Сейчас там сезон созревания вишен. Праздник -
Хуэгос Флоралес де ла Вендимья Херезана. Возможно, последний.
- Опять фейерверки, - вздохнула она. - Слишком шумно.
- Зато весело.
- Весело. - Она скривила губы. - Давай лучше посетим Швейцарию.
Притворимся, будто мы совсем старенькие и дряхлые. Или придумаем еще
что-нибудь романтичное.
- Некрофилка! - Мур поскользнулся на влажном пятне и едва не упал. -
Лучше уединиться в горной Шотландии на берегу какого-нибудь лоха. У тебя
был бы твой любимый туман, а у меня - парное молоко и соусированный
табак...
- Нет! - воскликнула она, перекрывая пьяную болтовню окружающих. -
Лучше в Нью-Гэмпшир.
- А почему не в Шотландию?
- Я еще ни разу не бывала в Нью-Гэмпшире.
- А я бывал, и мне там не понравилось. Точь-в-точь как на Луне, если
судить по твоему описанию.
В этот миг моль задела крылом пламя свечи. Раздался грохот.
В зеленых небесах медленно вытянулась холодная черная молния. Пошел
мелкий дождь.
Пока Леота сбрасывала туфли, Мур схватил с пролетающего над его левым
плечом подноса бокал и, осушив, поставил обратно.
- Похоже, здесь разбавляют напитки водой.
- Кругу приходится экономить, - сказала она.
Мур заметил Юнгера. Тот смотрел на них, стоя на краю зала с бокалом в
руке.
- Я вижу Юнгера.
- И я. Он еле на ногах держится.
- Мы тоже. - Мур рассмеялся.
Шевелюра толстого барда представляла собой снежный хаос; левый глаз
заплыл огромным синяком. Что-то пробормотав, Юнгер выронил бокал и рухнул
ничком. Никто не пришел к нему на помощь.
- Похоже, он опять слишком увлекся.
- Бедный Юнгер, - равнодушно произнесла Леота. - А ведь мы с ним
давно знакомы.
Дождь лил не переставая, и танцоры казались марионетками в руках
неопытных кукольников.
- Они летят! - закричал человек в красной мантии, и простер руки к
небу. - Снижаются!
Мур не узнал этого человека. Очевидно, он был не из Круга.
Все головы, способные соображать, разом запрокинулись навстречу
каплям дождя. В безоблачной зелени быстро разрастались силуэты трех
серебристых дирижаблей.
- Мы спасены!
Ансамбль, словно маятник посредине траектории, на мгновение замер и
заиграл вновь: "Спокойной ночи, леди, спокойной ночи, леди..."
- Мы будем жить!
Леота сжала ладонь Мура.
- ...Мы весело летим куда глаза глядят... - пели голоса.
- Куда глаза глядят, - повторила Леота.
- Мы весело летим, - сказал Мур.
- ...Над синевою моря, под небом голубым...

Спустя круго-месяц после этого происшествия, едва не обернувшегося
катастрофой для Круга (то есть, в год две тысячи девятнадцатый эпохи
правления Повелителя и Президента Нашего Гамберта, через двенадцать лет
после приснопамятного моретрясения) Мур и Леота стояли у стены Обители Сна
на одном из островов Бермудского архипелага.
Светало.
- Кажется, я люблю тебя, - сказал он.
- Хорошо, что любовь не требует доказательств. - Леота прикурила от
его зажигалки. - Я бы не поверила никаким доказательствам. Я вообще ничему
не верю.
- Двадцать лет тому назад я встретил на Балу красивую женщину. Я
танцевал с ней...
- Пять недель тому назад, - поправила она.
- ...и подумал: интересно, захочет ли она когда-нибудь выйти из Круга
и снова стать человеком, и оставаться им до гробовой доски?
- Мне и самой нередко приходят в голову подобные мысли. Особенно,
когда мерзко на душе. Нет, Элвин, эта женщина не выйдет из Круга. Во
всяком случае, до тех пор, пока не станет старой и некрасивой.
- То есть, никогда, - заключил он.
- Ты благороден. - Она выпустила к звездам струйку дыма и коснулась
холодной стены. - Когда-нибудь ее перестанут замечать, а если кто и
посмотрит, то лишь затем, чтобы сравнить ее с какой-нибудь красавицей
далекого будущего. А может быть, это произойдет скоро, если в мире вдруг
изменятся критерии красоты. Как только это случится, она пересядет из
экспресса на обычный пассажирский поезд.
- И на какой бы станции она ни вышла, ее будет окружать чужой мир, -
сказал Мур. - Похоже, он ежедневно меняется до неузнаваемости. Прошлой
ночью... виноват, в прошлом году я встретил бывшего однокашника. Он
называл меня "сынок", "мальчик", "малыш" - причем не в шутку. Он
основательно испортил мне аппетит.
- Знаешь ли ты, куда мы идем? - спросил Мур, когда она повернулась к
засыпающему саду. - Туда, откуда не возвращаются. В небытие. Пока мы спим,
мир идет своей дорогой.
- Это помогает сберечь силы, - сказала она через несколько секунд. -
Стимулирует. Вдохновляет. Я об отсутствии привязанностей. Все в мире
тленно, кроме нас. Время и пространство не властны над нами, если у нас
нет привязанностей.
- Ни к кому и ни к чему?
- Ни к кому и ни к чему.
- А тебе не кажется, что все это - великий розыгрыш?
- Ты о чем?
- О том, что с нами происходит. Представь, что все население планеты
- мужчины, женщины, дети - год назад погибло при вторжении с Альфы
Центавра. Все, кроме нас, замороженных. Предположим, инопланетяне
распространили смертоносные бациллы...
- Я читала, в созвездии Центавра нет жизни.
- Хорошо, пусть они не с Центавра, а из другого созвездия.
Предположим, все следы катастрофы уничтожены, и один из пришельцев
показывает клешней на это здание. - Мур хлопнул ладонью по стене. - Он
говорит: "Эге! Да тут остались живые, только они заморожены. Давайте-ка,
ребята, спросим наших социологов, стоят ли эти земляне того, чтобы с ними
возиться, или лучше снять крышки с холодильников, да и дело с концом?"
Потом сюда входит социолог, любуется нашими ледяными саркофагами и
говорит: "Эти олухи заслуживают только насмешек да нескольких строк
петитом в провинциальной газетенке. Пусть они и останутся в полном
неведении. Пусть думают, что все идет по-прежнему. Вся их жизнь расписана
заранее, так что обмануть их труда не составит. Мы заполним танцевальные
залы андроидами и будем удовлетворять все прихоти этих балбесов. Мы изучим
их поведение в любой мыслимой ситуации, а когда закончим исследования,
сломаем реле времени на морозильниках, - и пусть они спят до скончания
века. Или снимем крышки, и они мигом протухнут".
На том они и порешили, и теперь мы, последние земляне, пляшем перед
машинами нелюдей, изучающих нас по одним лишь им ведомым причинам.
- Ну что ж, - улыбнулась она. - Возможно, мы даже разок-другой сорвем
аплодисменты, прежде чем протухнем.
Леота бросила окурок и, поцеловав Мура, пожелала ему спокойной ночи.
Затем они разошлись по своим "бункерам".

Спустя двенадцать недель Мур решил отдохнуть. Каждого праздника он
ожидал теперь чуть ли не с ужасом. Периоды бодрствования, на которые не
выпадало Балов, Леота проводила вместе с ним. Последнее время она была
мрачной и замкнутой - видимо, сожалела, что тратит на Мура свое
драгоценное время. Поэтому он решил ненадолго расстаться с ней и увидеть
что-нибудь реальное, совершить экскурсию по Земле две тысячи семьдесят
восьмого года.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...