ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru); Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
«Шеер Р. Германский флот в Мировую войну»: М.: Эксмо, Изографус; СПб.: Terra Fantastica; 2002
Аннотация
Автор этой работы – английский адмирал и составитель не появившегося в печати официального описания Ютландского морского боя 31 мая 1916 года. Только в 1927 году Харпер получил возможность написать свою книгу, которая дает ясное представление о главных эпизодах этого крупнейшего сражения на море в ходе Первой Мировой войны, а также о действиях английского командования. Действия германского флота изложены автором предельно кратко – отчасти за недостатком материалов в момент написания книги.
Харпер Дж. Э. Т
Правда об Ютландском бое
Предисловие к изданию книги 1938 года
(Отсутствует в издании 2002 г, источник – war-at-sea.narod.ru)
За истекшие два десятилетия Ютландскому бою было посвящено много самых разнообразных трудов как на страницах специальной военно-морской литературы, так и в популярных очерках и статьях. И тем не менее интерес к этому крупнейшему событию войны 1914–1918 годов не пропадает до настоящего времени. Это может быть объяснено не только появлением новых материалов по еще не исследованным деталям боя, но и меняющейся оценкой действий сторон в целом и поступков отдельных участников Ютландского боя.
Большинство британских авторов, а также «Официальное описание Ютландского боя», изданное английским адмиралтейством, имеют некоторые расхождения. Но в целом их выводы в основном совпадают. В них чувствуется общий тон, заданный адмиралтейством, для поддержания общественного мнения и для обеспечения своего авторитета и тех традиций британского флота, носителем которого адмиралтейство считает себя и на которых воспитывает личный состав флота.
Однако, с течением времени появляются труды, которые резко расходятся с тоном адмиралтейства, дают новую оценку событиям и участникам боя. Одним из таких трудов была известная книга адмирала Бэкона «Ютландский скандал». Харпер также не согласен с официальными заключениями адмиралтейства. Он смело критикует таких видных руководителей в Ютландском бою каким был адмирал Битти.
Известно, каким ореолом славы было окружено имя Битти, этого «национального героя», «носителя славных традиций Нельсона». Слава Битти уже гремела в 1914 и 1915 годах после боев у Гельголанда и Доггер-банки. Позднее Битти в глазах общественного мнения Англии, раздраженного бездеятельностью Гранд-Флита, возносится как единственный активный и боевой флотоводец.
И вот, свыше десяти лет спустя появляется новая оценка этой центральной фигуры Ютландского боя, обоснованная новыми фактами.
Книга Харпера, освещая теневые стороны английского морского командования, тем самым характеризует внутренний разлад в руководящих кругах британского империализма, осуществляющих его морскую политику. Только смена руководителей верхушки допустила возможность отрицательной критики даже тех фактов и лиц, которые до этого были вне каких бы то ни было сомнений.
Книга Харпера вышла в свет в 1927 году, после того, как Битти покинул пост первого морского лорда. До этого труд Харпера, понятно, не пошел дальше стен адмиралтейства.
Нас интересует больше фактический материал, преподносимый в книге Харпера по Ютландскому бою, чем борьба и карьеризм английских адмиралов.
Харпер хорошо систематизирует исторический материал. Все основное и главное оттенено, мелкие, несущественные детали устранены Наиболее интересные данные относятся к вопросам боевого управления. Организованность в этом важном деле во флотах обоих противников была явно слаба. Оба командующих почти в течении всего боя пребывают в состоянии достаточного незнания оперативной обстановки. Получаемые донесения были или неверные, или запоздалые, многие донесения не доходили вовсе, система опознавания оказалась негодной.
Харпер не без основания обрушивается на Битти за его поступки в отношении своего командующего Джеллико и своего младшего флагмана Эван-Томаса. Можно согласиться с Харпером, что тактическое преимущество немецких линейных крейсеров в первой фазе боя (главным образом условия видимости) не имело бы того значения, если бы Томасу была правильно поставлена задача. Опоздание Томаса Харпер целиком относит к вине Битти, к его «фатальной» ошибке.
Нападки на Битти достаточно обоснованы и за последующие его поступки, недонесение Джеллико о гибели двух линейных крейсеров, неверные сигналы и т. п.
Но, восхваляя Джеллико, Харпер забывает, что командующий не может не отвечать за ошибки своих подчиненных флагманов и командиров. В конечном счете Джеллико являлся командующим, он обучал и воспитывал свой личный состав.
Освещение немецких действий в бою Харпер дает недостаточно. Его вывод: «Что вся тактика Шеера сводилась главным образом к тому. чтобы непрерывно спасать свой флот из опасного положения, грозившего ему гибелью» – довольно метко характеризует поведение Флота Открытого моря.
Действительно, вместо стремления нанести поражение противнику немецкий флот проявляет в лучшем случае непревзойденную тактическую ловкость отрыва от Гранд-Флита. Ночные условия – преимущество слабого и лучше подготовленного – немцами используются недостаточно.
И, наконец, этот позорный обстрел своего тонущего крейсера «Wiesbaden».
Впрочем, подобные факты у пресловутого немецкого флота встречались и раньше.
Харпер хорошо излагает ночные действия англичан, из них можно вынести много поучительного, несмотря на то, что оба флота уклонялись от ночной встречи и атаки миноносцев. К существенным результатам они, однако, не привели. Ночь оказалась хорошим обеспечением для прикрытия даже таких крупных соединений, какие участвовали в Ютландском бою.
Если сопоставить стратегическое положение обоих флотов, на фоне которых произошла Ютландская встреча, то осторожность Джеллико находит себе оправдание: это показал итог войны. В Ютландском сражении Джеллико мог проиграть войну, Шеер рисковал только поражением. Большая тактическая ловкость, проявленная Шеером в ночном маневре, могла наутро привести к встрече у Horns-Reef, куда он направлял дирижабли для разведки. Радио было перехвачено адмиралтейством, но Джеллико получил его с запозданием.
Труд Харпера наиболее полно охватывает только общетактическую сторону боя и вопросы управления Но это как раз то, что было слабым местом о Ютландском бою Полезно знать его отрицательные примеры, которые поданы достаточно критически.
I. Условия погоды
Для лиц, изучающих Ютландский бой, чрезвычайно важно постоянно помнить об изменяющихся условиях видимости в различные моменты боя. Погода имела большое влияние на его исход: можно даже утверждать, что если бы во время боя было ясно, то тактика обоих противников могла бы быть совершенно иной, чем она была в действительности. Ясная погода была бы невыгодной для того флота, который желал уклониться от боя, т. е. она была бы благоприятна для нас.
В самом начале боя линейных крейсеров видимость была сравнительно хорошей, но в 16 ч. 15 мин. она значительно ухудшилась в восточном направлении, что благоприятствовало противнику. К 17 ч. 00 мин. условия стали еще хуже. По словам Битти: «Силуэты наших кораблей выделялись на ясном горизонте в западном направлении, тогда как противник был большей частью скрыт от нас туманом, появляясь только иногда, в моменты прояснений».
К тому времени, когда вступил в бой линейный флот, эти условия еще ухудшились; небо было затянуто, дул слабый ветер, но море было спокойно. Все это вместе создавало очень плохую видимость, еще более ухудшавшуюся от дыма кораблей, опознавать которые было чрезвычайно трудно.
По выдержкам из опубликованных отчетов флагманов и командиров кораблей можно видеть, что после 18 ч. 00 мин. определить более или менее точна дальность видимости было совершенно невозможно. Она непрерывно изменялась по всем направлениям. После 18 ч. 00 мин. средняя дальность видимости ни разу не превысила 60 кабельтов, но в общем она была все время еще меньше. В отдельных случаях в некоторых направлениях можно было на короткое время различить предметы на расстоянии 80 кабельтов, но зато в других направлениях они были видимы только на 10–15 кабельтов. Следует также отметить, что после 18 ч. 00 мин. за все время не было ни разу такого момента, когда хотя бы с одного из наших линейных кораблей можно было видеть одновременно более трех или четырех кораблей противника.
До настоящего момента на эти факты не было обращено достаточного внимания. За все время боя Джеллико не был осведомлен ни о силе, ни о составе германского флота, определить же это самому по тем кораблям, которые иногда случайно мелькали перед ним в тумане, он, конечно, не мог.
Утром 1 июня Джеллико сигналами запросил о местонахождении «Индефатигебла» и других кораблей. Этот факт может служить явным доказательством того, что наши потери предыдущего дня ему фактически не были известны.
Необходимо еще раз особо отметить, что каждый желающий заняться исследованием вопросов тактики в Ютландском бою или же, в частности, предполагает изучить или просмотреть схему расположения кораблей, должен непрерывно помнить о существовавших тогда условиях видимости и принимать это во внимание.
Если бы, изучая схему, мы провели окружность радиусом в 5–6 миль, принимая за центр «Айрон Дюк», то мы приблизительно получили бы то положение, какое представлялось в то время Джеллико. При этом необходимо еще помнить, что большая часть пространства, находящаяся внутри этого круга, была также скрыта от него дымом различных кораблей. Однако судить о принятой тогда тактике исключительно по дальности видимости с «Айрон Дюк», было бы, конечно, неправильно. Такой метод означал бы полное игнорирование остальных кораблей, которые, занимая другое положение в общем строю, иначе представляли себе всю картину, хотя условия видимости были для них одинаково плохи. Таким образом, те схемы, в которых заштрихованные части показывают дальность видимости Джеллико, дают столь же неверное представление об общей картине боя, как и простые схемы. В действительности же мы сможем правильно и точно судить об общем положении только в том случае, если будем всегда твердо помнить, что нашим адмиралам, руководившим боем, общая картина представлялась на плоскости, как на тактическом планшете, а не с птичьего полета, с аэростата.
II. Влияние минно-торпедного оружия и подводных лодок на тактику в Ютландском бою
Мы видим, как в течение тех ста лет, которые протекли от дней Трафальгарского боя до Ютландского, под влиянием применения пара и дальнобойной артиллерии изменился весь характер войны в море и как глубоко введение минно-торпедного оружия и подводных лодок повлияло и на морскую тактику.
Если заранее тщательно не изучить общий характер и различные способы подводных атак и меры возможного противодействия им, то понять ход Ютландского боя или, тем более, составить себе о нем правильное представление совершенно невозможно.
Использование подводного оружия может быть разделено на:
1) торпедные атаки линейных кораблей;
2) торпедные атаки легких надводных сил;
а) днем;
б) ночью;
3) торпедные атаки подводными лодками;
4) мины, сбрасываемые отходящими кораблями на пути преследующего противника;
5) минные поля.
Рассмотрим теперь каждый из этих пунктов отдельно и посмотрим, какое влияние эти способы использования подводного оружия оказывают на движение флота противника.
Использование торпед на больших кораблях
Линейные корабли и линейные крейсеры обеих сторон имели такую мощную артиллерию и днем представляли собою такую заметную цель, что торпедная «дуэль», естественно, являлась бы для обоих чрезвычайно невыгодной. С другой стороны, если суммировать торпедное вооружение линейных кораблей, то оно представляет собою настолько мощную силу, что пренебрегать им не следует. Несколько удачных попаданий в подводную часть могут значительно убавить скорость хода одного или двух линейных кораблей, даже если бы утопить их не удалось, как это и случилось с «Мальборо», для которого полученное им повреждение не являлось вначале большой помехой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...