ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Аннотация
У Саши Лэзитер есть все, что может пожелать тридцатишестилетняя женщина, — привлекательная внешность, успешная карьера, удобный дом, дорогая машина. Нет лишь семьи, о которой она мечтает долгие годы. Четыре неудачных брака оставили в ее сердце горечь несбывшихся надежд. Удастся ли немногословному вдовцу и его месячной внучке заполнить пустоту в жизни Саши? Неужели судьба даст ей пятый шанс на счастье?
Дикси Браунинг
Ее пятый муж?
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Саша откинулась в шезлонге и, закрыв глаза от слепящего солнца, клонившегося к горизонту, наслаждалась теплым ветерком, игравшим ее жоржетовой блузкой. Пусть у нее нет постоянной зарплаты, но прозябание в тесном помещении без окон в подметки не годится тому, что она имеет сейчас.
Мерный шум набегавших волн убаюкивал ее.
— Пять минут, — пробормотала она.
Всего только пять минут, и затем она вскочит, закончит проверку списка, подумает, не забыла ли о чем-нибудь, а потом поедет в офис нового клиента, чтобы узнать, когда можно приступить к работе.
Саша была дизайнером интерьеров и зарабатывала на хлеб с маслом, оформляя помещения, предназначенные для профессиональных целей, юридические конторы, агентства по торговле недвижимостью, врачебные кабинеты. Иногда в межсесознье ей приходилось отделывать снятые в аренду дома на северном побережье Аутер-Бэнкс, но что она действительно любила, так это начать работу по отделке особняка с нуля. Любые бюджетные ограничения лишь стимулировали ее творческую изобретательность.
Она удовлетворенно вздохнула. От дуновения теплого юго-восточного ветра волосы упали ей на лицо и, не открывая глаз, она отвела их назад. Хорошо бы снять туфли, но тогда нужно сесть и наклониться, чтобы расстегнуть пряжки на щиколотках. Зря она не надела шлепанцы.
— Тщеславие — имя твое, Саша, — пробормотала она. Беда в том, что узконосые туфли на шпильках чертовски льстят ее самолюбию, и она просто не может не надевать их, даже зная, что ей придется спускаться и подниматься по этим треклятым лестницам.
Конечно, у нее есть пара туфель без каблуков, но она их не носит. Дома ходит босиком или в бесформенных бабушах, но каждый раз, выходя на люди, она заботится о том, чтобы выглядеть как можно лучше — на случай, если ей попадется потенциальный клиент. Подруги, которым было известно ее происхождение, называли это синдромом Золушки.
Саша никогда не спорила с ними. Под тщательно наложенным макияжем, мелированными светло-каштановыми волосами и модной одеждой, приобретаемой на сезонных распродажах, не говоря о бижутерии, которую она обожала, Саша Коумз Кэссиди Бун Лэзитер оставалась все той же Сэлли Джун Пэрриш — старшей дочерью бедного фермера, который когда-то выращивал табак, а затем превратился в проповедника.
В такие минуты, как эта, ей хотелось забыть о прошлом. Интересно, болели ли ноги у Золушки в хрустальных туфельках? На вид они ужасно неудобные.
— Расслабьтесь, ноги, — сонно пробормотала она. — Как только мы попадем домой, вы получите полную свободу, обещаю.
Вечернее солнце приятно припекало. Будучи от природы рыжеволосой, Саша покрывалась веснушками, несмотря на любые кремы от загара.
Еще минута — и она войдет в дом и закончит проверку списка. На прошлой неделе приезжали уборщики, но в помещении все еще неприятно пахло табачным дымом. Покрывало на постели было смято, как будто кто-то не успел привести комнату в порядок. Чтобы застелить огромную двуспальную кровать, требуется, вероятно, целая команда горничных.
К счастью, уборка не входит в ее обязанности.
Саша записала предметы меблировки, которые подлежали замене: подушки для кресел, столовые приборы и мелкие тарелки, которые, вероятно, брали на пляж и не принесли обратно, хромоногий стул, запятнанный абажур и два высоких табурета, служившие, по-видимому, мишенью при игре в дартс. Обычно за порядком следят владельцы домов, но, по словам Кейти Макайвер, агента по недвижимости в этом районе, хозяин «Дрифтвиндз» позвонил ей в последнюю минуту и попросил найти человека, который к открытию сезона мог бы привести коттедж в надлежащий вид.
Саша уже не раз сотрудничала с Кейти. На этот раз это была грошовая работа, но она не в таком положении, чтобы отказываться от предложения, каким бы незначительным оно ни было. Взять случай с коттеджем Джемисонов, например. Если они хотят, чтобы их вложения приносили прибыль, Кейти или кто-то другой должен проверять клиентуру, насколько это допустимо с точки зрения закона. Последние съемщики натирали доски для серфинга в одной из душевых и оставили ее в безобразном состоянии.
Помня о длинных акриловых ногтях, Саша осторожно потерла виски. Легкая головная боль, мучившая ее весь день, заметно усилилась. Она надеялась, что несколько минут полного расслабления помогут избавиться от нее, но этого не произошло.
Через минуту она войдет внутрь и закончит осмотр. На одном из покрывал осталось незамеченное уборщиками красное винное пятно. Люди, которые могут позволить себе арендовать коттедж стоимостью более миллиона долларов, часто ничего не ценят.
Думай о чем-нибудь умиротворяющем, приказала она себе. О тающем на языке горьком шоколаде. Об Алане Джексоне, нежно напевающем тебе на ухо. О неиссякаемой платежной карточке.
Вот она, сидит в коттедже на взморье — если дом, в котором шесть спален, семь ванн и плавательный бассейн можно назвать коттеджем, — а проклятая головная боль не дает ей насладиться этим.
Саша все еще пыталась расслабиться, когда почувствовала, что на нее упала тень. Не открывая глаз, она нахмурилась. Тень от чего? Кейти сказала, что все коттеджи будут пустовать до Дня памяти погибших в войнах.
Открыв глаза, Саша заморгала — солнце било ей прямо в лицо. На небе не было ни единого облачка. Однако она могла бы поклясться, что по ней только что пробежала тень.
Вероятно, пролетел пеликан. Хотя ее детство прошло в другой части штата, ей было хорошо известно, что задолго до застройки побережья дюны находились в безраздельном владении морских птиц, бедняков, ютившихся в лачугах на песчаных холмах, нескольких семей, занимавшихся рыболовством, и стад диких пони.
Вздохнув, Саша снова закрыла глаза, чувствуя, как солнечный свет, проникая сквозь розовато-лиловые тени на веках, приобретает красновато-коричневый оттенок. Она почти погрузилась в сон, когда это произошло снова. Красновато-коричневый цвет сменился черным и наоборот. Медленно открыв глаза, Саша подняла голову и огляделась.
Никакого движения. Ни одного москита.
Испытывая скорее любопытство, чем страх, она закрыла глаза и провела рукой над лицом. Тот же самый результат — мгновенная темнота. Определенно что-то на секунду скрыло от нее солнце.
Реактивный самолет? Воздушные экскурсии не редкость в этих местах, но они начинаются с наступлением летнего сезона. Кроме того, если это не был планер, она бы услышала характерный звук.
Саша попыталась сесть; что бы то ни было, это не игра воображения. Здесь нет ничего, что может отбрасывать тень: ни птиц, ни самолетов, ни летающего Супермена.
Черт подери, теперь уже не расслабишься!
Она все еще пыталась подняться с низкого шезлонга, когда услышала глухой звук от удара и что-то вроде приглушенного восклицания. Чувствуя лихорадочные удары сердца, она обернулась.
Солнце, отражаясь в раздвижных дверях, не давало ей заглянуть внутрь. Разум подсказывал, что никто, находившийся внутри, не мог отбросить тень на галерею, но разум, как известно, становится первой жертвой женского испуга.
Заперла ли она за собой дверь, когда вошла?
Иногда она забывает о подобных мелочах. Кейти могла увидеть ее машину и зайти, чтобы посмотреть, как идут дела. Или кто-нибудь из уборщиков вернулся, чтобы взять забытую вещь. Возможно, они не закончили уборку.
Но все это не может объяснить тень, пробежавшую по верхней галерее.
Схватившись за подлокотники шезлонга, Саша крикнула:
— Кто там, черт вас возьми? — Вскочив наконец на ноги, она приготовилась броситься внутрь и запереть раздвижные двери. — Послушайте, кто бы вы ни были, я устала, у меня болят ноги и раскалывается голова! Лучше не связывайтесь со мной!
Она явно начиталась триллеров. Но преступления — печальный факт нашей жизни, они происходят даже здесь, в этом райском уголке побережья.
Как большинство фешенебельных коттеджей, «Дрифтвиндз» снабжен современной системой охранной сигнализации.
Которую она не удосужилась включить…
Вот черт! Ведь у нее где-то записаны инструкции — какие цифры нажимать, и сколько ждать, и что делать потом. Но, не собираясь задерживаться здесь, она просто не стала утруждаться.
Неуверенность сменилась тревогой. О господи! Что, если ей придется спасаться бегством?
Она отнюдь не бесшабашная современная героиня. Несмотря на ненависть к физическим упражнениям, приходится признать, что иногда без хорошей спортивной формы не обойтись.
Перегнувшись через деревянные перила, Саша посмотрела на асфальтированную стоянку внизу.
Единственная стоящая там машина — ее собственный красный «лексус» с открывающимся верхом.
Итак, это не Кейти и не уборщик. Она бросила опасливый взгляд на внешнюю лестницу, почти ожидая, что неизвестный вот-вот появится на галерее. То, что это невозможно, ее не смутило: потом она сообразит, каким образом кто-то снизу смог отбросить тень наверх.
Как это говорится — возвратимся к реальности?
Реальность номер один: в ее голову проникли рабочие с пневматическими молотками.
Реальность номер два: у нее только что закончились критические дни, поэтому в ее состоянии, вероятно, виноваты гормоны, отчего ей вовсе не легче.
Реальность номер три: вероятно, ей просто померещилось.
Исторгнув тяжелый вздох, Саша повернулась, чтобы войти внутрь. И на фоне заходящего солнца увидела силуэт на веранде соседнего коттеджа, в котором, как предполагалось, никого не должно было быть.
Они смотрели друг на друга через пятнадцатиметровую полосу песчаного пляжа. В руке он держал какой-то предмет, нацеленный прямо на нее.
Пистолет?
Саша с трудом проглотила набежавшую слюну. У нее захватило дух. На таком расстоянии невозможно определить, что это такое. Единственное оружие, которое она когда-либо видела вблизи, было старое ружье, которое отец использовал для охоты на белок и зайцев.
Предмет, который она видит, небольшой и больше похоже на фотоаппарат, чем на пистолет, но, с другой стороны, какого фантастического оружия сейчас только нет!
Здравый смысл, которым, надо признаться, она не отличается, подсказывает, что, если бы неизвестный хотел причинить ей вред, он воспользовался бы моментом, когда она, сонная и беззащитная, лежала в шезлонге. Вероятно, он делает снимки для агентства недвижимости. Она никогда бы не заметила его, если бы не упавшая на нее тень.
Солнце мешало Саше различить черты лица фотографа, но, судя по силуэту, у него широкие плечи и узкие бедра. Воображение подсказало ей несколько живописных деталей, и она раздраженно отвернулась.
Должно быть, гормоны бушуют. Разве он не может оказаться преступником, который перезимовал в запертом коттедже, что намного приятнее, чем скрываться в горах, как Эрик — как там его фамилия? — которого десятки лет разыскивало ФБР?
Теперь, когда вот-вот начнется летний сезон, ему приходится покинуть насиженное место и искать новое укрытие. А широкие плечи у него, вероятно, из-за того, что в банде он специализируется на проломе стен. Та штука, которую он держит в руке, вполне может оказаться устройством для выдавливания стекол или определения цифровых комбинаций сейфа.
Нет, ей положительно необходимо положить конец чтению детективных романов!
Самое разумное — незаметно скрыться в комнату, где она оставила сумочку, в которой у нее сотовый телефон, и на всякий случай набрать 911. Как у любой разумной женщины — несмотря на тайные подозрения, Саша искренне надеялась, что она именно такая, — этот номер стоит у нее на автоматическом наборе.
Приняв беззаботный вид, она быстро подошла к раздвижным дверям, проскользнула внутрь и поспешно огляделась в поисках сумочки, каждую секунду ожидая вторжения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...