ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но одно то, что ее рука лежала на твердой груди Нила, приводило ее в трепет. Он казался огромным, как дерево, и тепло его тела чувствовалось сквозь рубашку.
Звук телефонного звонка и топот ног в комнате прервали их поцелуй. Нил оторвался от ее губ. Его рука соскользнула с ее шеи на плечо и дальше, медленно, на руку.
Он посмотрел ей прямо в глаза и сосредоточенно произнес:
– Я постоянно думаю о тебе. Сара глубоко вздохнула.
– Взаимно.
– Тогда почему мы ничего не предпринимаем? Хотя они еще не допили свой кофе и Сарин стакан с ромом был наполовину полон, Нил взял ее за руку и направился к выходу.
Они подходили к флигелю, когда Роджер встал на их пути.
– Скажите, кто-нибудь из вас делал прививку от малярии?
– Это немалярийный район, – хмуро ответил Нил. – Тераи – единственное опасное место в этой стране.
– Я знаю, но одну из моих подопечных укусил москит, и теперь ее лихорадит. Я понятия не имею, что с ней делать.
Сара заметила, как напряглось лицо Нила.
– Где она? – спросил он озабоченно.
– Вон там. – Роджер показал в сторону двух женщин. Одна из них сидела на стуле, а вторая хлопотала возле нее.
Нил отпустил руку Сары.
– Мне лучше на нее взглянуть.
– Конечно. – Она последовала за ним. Нил подошел к женщинам.
– Я слышал, вам нездоровится. Что случилось? Женщина взглянула на него полным муки взглядом. Хотя она сидела на солнце и была накрыта несколькими шерстяными одеялами, ее явно знобило.
– Спина болит… между лопатками. И еще мне ужасно холодно, не могу унять дрожь. О, Боже, я надеюсь, что это не малярия. Мой дед мучился ею всю жизнь.
– Когда у вас заболела спина?
– Около часа назад. До этого все было хорошо, только небольшой кашель.
В разговор включилась другая женщина:
– Маурин сильно простудилась перед самым нашим путешествием. Простуда прошла, но кашель остался. У нее всегда были слабые легкие. Мы сестры. Меня зовут Делия.
– Мое имя Нил. Я доктор, – сказал он тихо. -Маурин, вам нужно лечь. Я возьму кое-какие инструменты и через пять минут приду и послушаю ваши легкие.
Когда Маурин с сестрой исчезли в доме, Нил подозвал Сару.
– Прости меня, но боюсь, что у нее пневмония, а в ее возрасте и в таком климате это не очень желательно.
– Почему ты исключаешь малярию? Даже если в Катманду ее нет, она ведь могла заразиться, если москит случайно был привезен сюда из Тераи в чьем-нибудь рюкзаке.
– Вполне возможно, но симптомы появляются через десять дней после укуса москита. А Роджер сказал, что они приехали менее недели назад.
Нил пригласил Сару в его комнату. Порывшись в сумке, он достал пластиковую коробку.
– Насколько серьезна пневмония? – спросила она.
– Раньше, когда не было антибиотиков, это была тяжелая болезнь. Теперь же она лечится достаточно быстро, но у некоторых, особенно у людей преклонного возраста, может продлиться несколько недель.
– Им повезло, что ты оказался здесь.
– Но не очень повезло нам, – удрученно заметил Нил. – Подождешь меня, ладно? – Он послал ей воздушный поцелуй и направился к дому.
Оставшись одна, Сара гуляла по саду, размышляя над тем, что, если бы не инцидент с Розой, ее бы здесь точно не было и что ее появление почему-то всегда сопровождается чьей-то болезнью.
Ее размышления прервал Роджер:
– Вам понятно, что происходит?
– У Нила есть кое-какие знания в области медицины. – Она подумала, что Нилу вряд ли хотелось бы, чтобы всем стало ясно, насколько они глубоки. – Я уверена, он знает, что делать.
– Надеюсь. Будет очень неприятно, если у старушки окажется малярия. Она неплохой художник… даже занималась в художественной школе когда-то. Но, как и все женщины ее поколения, променяла творчество на какого-то парня, которому стирала носки. Теперь он на том свете, и она снова свободна, но уже слишком поздно в чем-либо совершенствоваться.
– Никогда не поздно находить в себе таланты.
– А какой у вас талант? Я уверен, что, конечно же, есть.
– Я компьютерщик.
Роджер с недоумением посмотрел на нее.
– Как это?
– Учу людей работать на компьютере. Это совсем не из вашей области. Извините меня. Я пойду к себе.
Сара была в номере, когда пришел Нил.
– Все подтверждается. Была бы возможность, я послал бы ее сделать рентгеновский снимок. Но все равно я на девяносто девять процентов уверен, что это пневмония, поэтому дал ей жаропонижающее лекарство; завтра она уже сможет отправиться в городскую больницу. – Нил бросил взгляд на часы. – Уже время ланча. Сейчас уберу инструменты, и пойдем.
По дороге к главному дому он взял Сару за руку и посмотрел на нее взглядом, который выражал нескрываемое желание.
Сара засмеялась. Неожиданно она почувствовала себя прекрасно. Мало того что она находится на вершине мира в прямом смысле этого слова, так еще и пребывает на пике эмоций. Встретить такого мужчину – это действительно большая удача.
Но сказки кончаются, и всегда приходит время возвращаться в реальность. Рано или поздно ей придется в нее вернуться.
Но пока она была здесь, с Нилом, в этом райском месте. Только глупец позволяет себе в такие мгновенья думать о том, что они закончатся.
Глава 5
Когда они вошли в дом, художники уже сидели за столами.
Нил подвел Сару к самому дальнему столику.
– Не жди, что будет вкусно, – сказал он. – Это тебе не Катманду.
Саре было все равно, что подадут на ланч, пусть бы миску пустого риса и ничего больше. Она думала только о том, что последует за ланчем. Предложи он ей забыть о еде, она бы согласилась не раздумывая.
Роджер вышел из соседней комнаты и, заметив их, подошел.
– Позвольте мне угостить вас чем-нибудь. Чтобы хоть как-то отблагодарить вас за помощь.
– Спасибо, но мы уже сделали заказ, – мягко, без всякого намека на грубость ответил Нил, но по его тону было понятно, что они хотят остаться наедине.
К облегчению Сары, Роджер это понял.
– Тогда, может быть, вечером, – сказал он и направился к своей группе.
– Скорее всего – нет, – тихо произнес Нил. Он что-то сказал менеджеру по-непальски. И вместе с заказанными блюдами им принесли еще бутылку белого вина.
Основное блюдо, рис с овощами, напомнило Нилу, как однажды его сестра Дженни, будучи в гостях у своего друга, чья мать работала поваром в диетической столовой, осталась у них пообедать. Хорошие манеры, с детства привитые им родителями, заставили Дженни проглотить сырые ростки, вареный пастернак и водянистый шпинат.
Сара понимала, что в ответ на эту анекдотичную историю из жизни семейства Кеннеди было бы естественно рассказать что-нибудь смешное из жизни своего семейства. Она была единственным и очень поздним ребенком у своих родителей, отец не обладал чувством юмора, а мать была слишком запугана, чтобы проявлять его. Только после встречи с Наоми Сара поняла, что она тоже подавляла в себе естественное свойство человеческой натуры видеть в жизни смешное.
Пытаясь перевести разговор на другую тему, Сара рассказала Нилу, что нашла его колонку в Интернете, и начала расспрашивать о методике его работы.
Отвечая на ее вопросы, Нил задумался, зачем она проверяла его – из простого любопытства или из осторожности.
Кстати, он всегда отвечал на ее вопросы, а вот Сара уходила от ответов. Единственным человеком, о котором она упомянула, была ее партнер и подруга Наоми. И – ни слова о родственниках. А может, она сирота и предпочитает не говорить об этом? Но что-то подсказывало ему, что это не так.
Принимает ли она контрацептивы? – подумал Нил. Пожалуй, нет. Женщины ее возраста, опасаясь побочного действия таблеток, переходят обычно к другим способам предохранения. Впрочем, это неважно.
Возможно, когда они станут близки друг другу, она расскажет ему о себе!
* * *
Художники, закончив с едой, стали расходиться.
– Пойду проведаю Маурин. Поесть она вряд ли захочет, но нужно проследить, чтобы она как можно больше пила. Я скоро вернусь.
Сара проводила его взглядом и вернулась к недопитому бокалу прекрасного вина. Они успели выпить почти всю бутылку, но она не почувствовала даже легкого опьянения. Голова была удивительно ясной. Она прекрасно сознавала, что стоит на пороге событий, которые могут перевернуть всю ее жизнь, если даже в ней не будет Нила.
К тому моменту, когда Нил вернулся, она допила вино и ждала его около выхода.
– Как она?
– Спит. Я не стал ее будить. Мы поговорили с Делией в коридоре. Она в прошлом логопед… очень интересная женщина.
По пути к флигелю Нил вдруг привлек Сару к себе и страстно поцеловал. Затем, взяв ее за руку, быстро зашагал вперед. Сара едва поспевала за ним. Ее губы пылали от жаркого поцелуя, сердце готово было выпрыгнуть из груди. У нее не было времени все обдумать, потому что через несколько секунд они уже были во флигеле.
– У тебя или у меня? – спросил Нил.
– У тебя, – сказала она, задыхаясь. Он открыл дверь и, когда они вошли, закрыл ее на замок, затем двумя сильными рывками задернул занавески на широком окне.
О Боже, вот оно, подумала Сара с тревогой в душе.
Она снова оказалась в его объятиях, и минутная тревога сменилась приятным чувством защищенности. Она была уверена: этот мощный мужчина никогда не использует против нее свою огромную силу.
Целуясь с ним, Сара почувствовала, что ее подняли в воздух, а через мгновение она уже лежала на кровати.
– Мм… ты восхитительно пахнешь, – прошептал Нил, уткнувшись в нее носом.
– Ты тоже.
Ее руки блуждали по его широким плечам.
– Но на тебе слишком много одежды.
Нил стал постепенно раздевать ее, начав с кожаного ремня на брюках. Затем расстегнул пуговицу и молнию и высвободил заправленную в брюки блузку. Сара наблюдала, как он борется с маленькими пуговками.
Сегодня утром она решила вместо обычного бюстгальтера и трусиков надеть пикантное нижнее белье, которое Наоми посоветовала ей взять на всякий случай.
Сейчас как раз настал такой момент.
– Красиво. – Он прикоснулся к шелковистой материи блузки, его рука медленно гладила сквозь шелк ее живот, плавно двигаясь вверх до грудей.
Даже через ткань она почувствовала тепло его ладони, и ее охватило сильнейшее желание ощутить эти руки на своей коже. Она приподнялась, стянула с себя жилет и небрежно бросила его рядом. Затем сняла через голову блузку. Наконец завела назад руки и расстегнула лифчик.
И тут же засомневалась в правильности своих действий. Что, если увидев ее обнаженное тело, он разочаруется? Ей, увы, не двадцать, у нее небольшая и не слишком упругая грудь.
– Прелесть… Я так и думал, что она такая. Сара вздохнула с облегчением, а Нил стал ласкать трепещущее женское тело так, будто ничего более приятного для него не существовало.
Из-за его ласк Саре трудно было не только говорить, но и дышать, но она все же произнесла:
– Позволь мне.
Он неохотно оторвался от нее и откинулся на спину.
– Я весь твой.
Сев на него верхом, она стала расстегивать ремень. Время шло, а ее действия все еще не увенчались успехом – пряжка слишком сильно стягивала ремень. Нил, подперев рукой голову, другой проворно расстегнул ремень. Все это время Сара чувствовала на себе его пристальный взгляд. Он не отводил глаз от ее обнаженного тела и когда она боролась с пуговицами на его рубашке. Наконец она распахнула ее, словно обертку на праздничном подарке, и ее взору открылся, как ей показалось, самый прекрасный в мире мужской торс. Кожа Нила была неожиданно гладкой, без волос, и покрыта легким загаром. Темная дорожка начиналась лишь ниже пупка. Грудь, плечи, ребра были будто отполированы, как у завершенной деревянной скульптуры.
Начав с ключицы, она плавно заскользила подушечками пальцев вниз по его телу, наслаждаясь его возбуждением.
Нил приподнялся, снял рубашку, и Сара удивилась своему чувственному возбуждению – она и не предполагала, что способна на такое.
Затем он перевернулся, оказавшись сверху, и их полураздетые тела в первый раз соприкоснулись.
– Ммм… – Издаваемый ею звук напоминал мурлыканье кошки.
Нил ответил ей низким грудным рычанием, чем вызвал у Сары безудержный смех, но через минуту ей уже хотелось плакать. Потому что такое однажды было в ее жизни и никогда больше не повторялось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19