ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Мы кое-что забыли, – прошептал Нил, целуя изгиб ее шеи, ладонью лаская грудь. – Мы же в обуви.
Они не могли снять брюки, пока на ногах оставались ботинки.
Сара села на кровати и принялась развязывать шнурки.
– Мне нравится твоя спина. – Она почувствовала прикосновение его горячих губ. – Но от того, что спереди, я просто без ума. – Он протянул руку, ища на ее склоненном теле выпуклость грудей.
– Ты мне мешаешь, – запротестовала она. – Как насчет твоих ботинок?
Нил засмеялся и отпустил ее. Затем быстро скинул свою обувь на пол. Встав, он расстегнул молнию на брюках и снял их, нижнее белье последовало за ними. Сара знала, что он делает, даже не смотря в его сторону. Когда, закончив, она выпрямилась, Нил уже ждал ее в постели.
Сара собралась было снять оставшееся белье, но вдруг услышала шаги за дверью.
– Ох, нет. – В ее голосе звучало отчаяние. Но их не побеспокоили. Шаги удалились и затихли около номера в другом конце коридора.
– Похоже, народ прибывает. – Нил поманил ее к себе.
Она быстро стянула кружевные трусики и скользнула под одеяло, мимоходом заметив, что Нил готов к близости.
Но похоже, он знал о женщинах гораздо больше, чем ее прежние любовники. Без тени нетерпения он снова принялся ее целовать. Сначала губы, потом все тело. Прикосновения его губ и языка приводили ее в трепет. Тело изгибалось от наслаждения под его умелыми ладонями, которые делали из Сары готовую на все рабыню.
Невозможно было сдержать рвущиеся из нее вздохи удовольствия.
– Ох, пожалуйста… Я… О боже… Наконец она почувствовала, как он нежно овладел ею.
Открыв глаза, Сара увидела, что Нил встает с кровати. Она не успела заново сполна восхититься его могучим торсом, потому что Нил быстро исчез в ванной комнате.
Непонятно было, то ли она спала, то ли просто находилась в трансе оттого, что первый раз в жизни была по-настоящему удовлетворена.
Как ему удается так потрясающе заниматься любовью? Это талант, который природа дает некоторым мужчинам? Или главное здесь – долгая практика? Впрочем, какая разница? Он смог ей дать чувство полного удовлетворения, которого ей недоставало, какую-то часть ее самой, которую она считала давно утраченной и вот по прошествии стольких лет снова обрела.
Появился Нил, еще обнаженный, но не для того, чтобы оказаться в ее объятиях. Сняв с одной кровати одеяло, он накрыл им единственный в комнате стул. Затем подошел к Саре, подхватил ее на руки и, завернутую в простыню, понес к стулу.
– Что ты делаешь? – спросила она.
– Это чтобы ты не замерзла, пока я буду переставлять мебель. Раздельные кровати слишком ограничивают действия.
Он оттащил ночной столик, стоявший между кроватями, и сдвинул их вместе. Затем постелил белье, предварительно закрыв щель между кроватями стеганым одеялом.
Наблюдая за движениями его великолепного тела с мощными, хотя и не слишком большими мускулами, Сара почувствовала непреодолимое желание провести рядом с ним всю ночь.
И неожиданно услышала:
– Так, теперь давай начнем все сначала… без всяких ограничений. Что он имел в виду?
– Сейчас? – спросила Сара неуверенно.
– Лучшего момента не придумаешь. – Его глаза блестели, он улыбался, глядя на нее.
Сара не шелохнулась. Нил подошел к ней и положил руки на плечи. Он чувствовал небывалое возбуждение.
Наклонившись к Саре еще ниже, он подарил ей долгий поцелуй. Простыня, в которую она была укутана, соскользнула на пол, и, когда Нил стал выпрямляться, Сара обхватила его шею руками и что было сил прижалась к нему.
Они предавались любви, затем немного подремали, прижавшись друг к другу, потом еще раз занимались любовью и наконец заснули. Легкие поцелуи Нила разбудили ее. Сара оглядела комнату, погруженную в полумрак, и поняла, что наступил вечер.
– Давай примем душ. Я пойду включу горячую воду – потребуется время, чтобы ей нагреться.
Через пару минут Сара услышала журчание воды. Нил насвистывал какую-то мелодию, как самый беззаботный человек на свете. Саре было лень пошевелиться, она лежала в кровати и чувствовала себя так, словно они безостановочно предавались любви целый год, а не два часа. Теперь они вместе собирались в ванную, и она догадывалась, что это будет намного приятнее, чем принимать душ в одиночестве.
– Мне не хочется тебя огорчать, моя сладкая. Но, кажется, возникли какие-то проблемы с нагревателем. Вода не греется. – Нил стоял на пороге спальни. – Так что нам придется собрать все свое мужество и…
– Надеюсь, ты не предлагаешь мне принять холодный душ? – испуганно спросила Сара.
– У нас нет выбора. Пойдем, холодно будет только первые тридцать секунд.
– Может быть, горячая вода есть в моей комнате?
– Не думаю. Весь этот блок обслуживается одним агрегатом. Давай поднимайся. – Нил стащил с нее одеяло.
– Нил, я не хочу идти под холодный душ. Ну нельзя же насильно меня заставлять.
– Никакого насилия, всего лишь легкое убеждение.
Нил поставил ее на ноги, развернул спиной к себе и, прижав к груди, стал подталкивать к ванной.
И опять Сара почувствовала прилив возбуждения. Когда Нил начал ласкать ее грудь, Сара ощутила слабость в коленях.
– Это нечестно, – выдохнула она. Нил положил ее голову себе на плечо.
– В любви и на войне все честно. – Он легонько укусил ее за мочку, в то время как рука его скользнула вдоль ее тела вниз и легла на светло-коричневые завитки. Это заставило Сару содрогнуться от наслаждения. Как могло случиться, что после стольких лет, прожитых монашкой, в ней вдруг за один день проснулась необузданная страсть? Она покорно позволила Нилу подвести ее под душ.
Перед тем как включить воду, он развернул Сару к себе лицом и прошептал ей на ухо:
– Все будет гораздо лучше, чем ты думаешь. Он был прав. Всего какие-нибудь десятки секунд Сара чувствовала себя заживо замороженной, но потом это прошло и сменилось чудесным ощущением: она стоит под струями воды с человеком, который стал ее любовником.
Принимать душ с Нилом было как играть в эротическую игру. Сначала он намылил ее волосы. Сара чувствовала его пальцы, прикосновение тела, скользкого от шампуня. Затем, пока Нил мыл свои волосы, она гладила его тело. Наконец оба ополоснулись под струями воды, которая теперь казалась скорее бодрящей, нежели холодной.
Сара быстро вытерлась и пошла в свою комнату переодеться и сделать макияж. По настоянию Наоми она взяла с собой в поездку тушь для ресниц. Нужно всего лишь немного подкрасить ресницы и губы. Надевая серьги, Сара услышала голоса в коридоре, затем чьи-то шаги и французскую речь.
– Мы забыли посмотреть закат. – Она обернулась на звук открываемой двери – в комнату входил Нил. – Нужно не пропустить его завтра.
По дороге к основному зданию Сара рассказала ему о приехавших.
– Ты говоришь по-французски? – спросила она.
– Объясниться смогу, а ты?
– Я знаю всего лишь несколько слов.
– Возможно, они говорят по-английски. Впрочем, зачем они нам? Я вполне доволен разговорами с тобой.
Нил взял ее руку и поцеловал ладонь.
– Надо бы проведать Маурин, – сказал он, когда они уселись в ресторане за столик.
Художники еще не пришли, а французская парочка сидела там, где они с Нилом пили кофе. Пока Нил ходил за напитками, женщина заговорила с Сарой.
– Вы давно здесь? – спросила она по-английски с легким акцентом.
– Мы приехали этим утром… из Катманду. А вы?
– Мы поднимались на Меру. Нам повезло. Когда мы спустились, погода испортилась. Думаю, те, кто поднимается сейчас, не достигнут вершины.
Худая, лет около тридцати, эта женщина не выглядела такой уж выносливой. Ее спутник, вернувшийся к столу с бокалами вина, был, судя по всему, лет на двадцать старше: седые волосы, густая борода.
– Добрый вечер, мадам, – сказал он с легким поклоном. – Вы уже ели здесь? Хороша ли здесь кухня? Мы очень проголодались после подъема.
– Мне понравилось. Хотя вряд ли у них здесь есть возможность готовить нечто особенное.
– Уж во всяком случае, это будет вкуснее того, что готовил наш повар-шерпа, – сказала француженка. – Он вовсю старался, но в таких условиях готовить очень трудно. Меня зовут Максин, а это Жерар.
– Я Сара.
Сара видела, что они ждут приглашения пересесть за их стол, но не была уверена, что это понравится Нилу. К ее облегчению, как раз в этот момент Нил спустился вниз по лестнице и подошел к ним. Они познакомились, и Нил пригласил французов присоединиться к ним. Хотел он или нет, вежливость взяла свое, к тому же вновь прибывшие жаждали общения.
Они оказались интересными собеседниками.
Жерар был служащим в компании, управляющей сетью супермаркетов, но признался, что ошибся с выбором профессии, его призвание – альпинизм.
– Я пропустил тот возраст, когда можно сделать карьеру альпиниста, – сказал он печально. – Но все же стараюсь ходить в горы, когда бывает на это время.
За ужином Максин сказала, что она – компьютерный программист. Хотя ее работа была более сложной, чем Сарина, все же они нашли общий язык.
Разошлись поздно вечером. У Жерара и Максин был трудный день, и они очень устали. Нил и Сара тоже устали, но по другой причине.
Французская пара покинула ресторан первой. Нил уже успел договориться насчет транспорта, чтобы отвезти Маурин сделать рентгеновский снимок. Он собирался выехать сразу после завтрака и к обеду вернуться обратно.
С наступлением сумерек температура резко упала, а во флигеле не было отопления. Будь Сара одна, легла бы спать в тренировочных штанах и носках. Почистив зубы у себя в номере, она закрыла на ключ входную дверь и вошла в номер к Нилу, предварительно постучавшись. На его кровати лежал, как ей показалось, большой спальный мешок. Приглядевшись, она поняла, что это два спальных мешка, соединенные молнией в один.
Нил вышел из ванной в белой футболке, которая подчеркивала его загорелую кожу. Короткие рукава заканчивались там, где начинались крепкие бицепсы.
Она поставила свои вещи на пол. Нил взял ее руку и провел ею по своей щеке.
– Ну вот, я побрился. Как теперь? Жаль, не взял никакого лосьона. Места в сумке не хватило.
Сара продолжала кончиками пальцев гладить его скулы.
– Мне и так нравится, как ты пахнешь. Не нужно никаких лосьонов, чтобы завести меня. Твоего взгляда вполне достаточно.
Нил пристально посмотрел на нее.
– На меня ваш взгляд оказывает тот же эффект, мадам, – сказал он, забавно пародируя акцент Жерара. И уже своим голосом добавил:
– Ванная в твоем распоряжении. Я пока погрею твое место в постели. – Он взял ее руку и поцеловал. – Долго не задерживайся. Мне не терпится заняться с тобой любовью.
Когда Сара вышла из ванной, в комнате царил полумрак, единственным источником света была маленькая настольная лампа, стоявшая на ночном столике у дальней стены.
Сара решила, что не стоит надевать ночную рубашку, которая все равно не греет. Она нырнула в специально расстегнутый для нее спальный мешок, и вот ее уже накрыло горячее тело Нила. Он протянул руку, чтобы выключить лампу, и на мгновение повеяло холодом. Затем он застегнул молнию, и они оказались в темном теплом гнездышке, которое не смог бы заменить ни один обогреватель.
* * *
Рано утром Нила разбудил его пейджер. Он быстро выключил его в надежде, что ни звонок, ни его движения не потревожат Сару. Убедившись, что Сара крепко спит, он встал, включил лампу и направил ее свет на пол. Затем быстро, стараясь не шуметь, оделся и обулся. На улице было очень холодно, но на небе не было ни облачка, что обещало солнечный день.
Нил строго наказал Делии, чтобы она, если состояние сестры ухудшится, обязательно вызвала его. По собственному опыту Нил знал, что женщины делятся на две категории. Первая – те, кто при малейшем недомогании сразу же бегут к доктору или глотают таблетки. Вторая – те, кто пытается самостоятельно побороть заболевание до тех пор, пока не станет слишком поздно. Делия и Маурин относились ко второй категории.
Бодро шагая по траве, Нил обошел дом, чтобы взглянуть на их окна в спальне. Света не было. Успокоенный этим, он вернулся к себе.
Некоторое время он лежал на кровати, заложив руки за спину, чтобы согреть их, и размышлял о женщине, которая спала рядом с ним.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19