ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Скалы не были созданы, даже с научной точки зрения, прежде, чем возникло проявление; сначала пришла вибрация, а затем пришли скалы.
Но различие между мистической и научной точками зрения в следующем: ученый говорит, что интеллект развился из скалы путем постепенного процесса, в то время как мистик говорит, что скала была только степенью интеллекта; интеллект был сначала, а скала пришла потом.
Весь процесс проявления предполагает, что он работает по направлению к одной и той же цели. Существует две точки зрения, с которых можно смотреть на это: одна заключается в том, что гора когда-нибудь может превратиться в вулкан, или дерево может однажды принести плоды, и таким образом цель его существования будет выполнена. Другая точка зрения, которая, возможно, более совершенна, состоит в том, что камни и деревья, животные и человек — все работают для одной цели, и весь процесс творения работает для нее. А что это за цель, на которую работает каждый аспект творения? Чего ждут леса и деревья? Какого момента? Какой вещи? Чего ищут все животные, кроме пищи? Что придает важность любой деятельности человека, а по выполнении ее влечет его к следующей? Это одно нечто, но скрытое под многими формами. Это — поиск слова, потерянного слова. Чем дальше развивается творение, тем сильнее его желание услышать это слово.
Так же как существует постепенный процесс эволюции от царства минералов к царству человеческому, так же существует постепенный процесс развития от определенного состояния эволюции человека к состоянию совершенства. Что заставляет человека желать услышать слово восхищения или хвалы, удовлетворяющее его? Что приятно для него в слушании голоса, слова своего друга? Что очаровывает его в музыке, поэзии и что приносит ему радость? Это то же самое потерянное слово, предстающее в различных формах.
Кажется, что в начале творение было глухо и немо; я имею в виду в начале материального творения. И чем является то, что чувствует эту боль осознания бытия глухим и немым? Это дух совершенства, который был совершенен в восприятии и выражении. То, что говорит Джелал-уд-дин Руми о душе в «Маснави», объясняет всю трагедию жизни. Хотя каждый человек, каждая душа испытывает боль в определенной степени, и каждая душа будет описывать причину этой боли по-своему, все же за разными причинами кроется одна причина, и она состоит в том, что душа находится в плену. Другими словами, причина в том, что слово было потеряно.
Души на различных стадиях эволюции пытаются искать это потерянное слово тем путем, которым они привыкли искать; и пути, которые были созданы для поисков этого слова, стали правильными путями или неправильными путями, грехами или добродетелями. По этой причине мудрый человек терпим по отношению ко всему, поскольку он видит, что каждая душа имеет свой собственный путь следования своей собственной цели; но в основе выполнения всех этих предназначений, целей лежит одна цель, и она — в нахождении потерянного слова.
Ни одна душа, однако, не обретет удовлетворения, пока не коснется совершенства, о котором говорится в Библии: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный». Другими словами, это означает, что дух Бога сам проходит через различные фазы для того, чтобы осознать это совершенство; и хотя оно ограничено по сравнению с совершенством собственного Бытия Бога, все же он постижимо. И удовлетворение в этом.
Какое объяснение может быть дано этому совершенству? Что это? Каков этот опыт? Это совершенство является тем, что слова никогда не смогут объяснить: глаза души становятся открытыми, и потерянное слово приходит в «уши души» со всех сторон. Поэты Востока изображали это в прекрасных образах и историях, подобных истории о Раме и Сите. Они описывали радость этого совершенства как состояние влюбленного, который потерял свою возлюбленную и снова нашел ее. Но ни один образ не может лучше выразить эту идею, чем образ человека, потерявшего свою душу и вновь обретшего ее.
Глава 7 КОСМИЧЕСКИЙ ЯЗЫК
Есть люди, которые знают наперед о пришествии наводнений, приходе дождя или перемене погоды; о всевозможных изменениях в природе. Что помогает им узнавать это? Без сомнения, существуют знаки, становящиеся словами для тех, кто может прочесть их; и по этим знакам они могут понять приближение природных событий. Для таких людей эти знаки являются языком природы; но для тех, кто не понимает их, все это просто тарабарщина.
Как объяснить тот факт, что те, кто знает не только астрономию, но также и астрологию, могут видеть в движениях планет и звезд, соответствующих людям, их прошлое, настоящее и будущее? Просто существуют знаки, указывающие на прошлое, настоящее и будущее так же, как и слова; и по ним они узнают о приближающихся событиях: френологи могут узнавать вещи по форме головы; те, кто понимает физиогномику, могут прочесть по лицу вещи, о которых никто никогда им не говорил. Есть и такие люди, кто знает важную науку хиромантии: здесь знаки рук говорят с ними так же громко, как и форма лица.
Существуют и естественные ситуации, когда, например, мать понимает язык маленького ребенка, который еще не способен говорить. Его слезы и улыбки, его взгляды объясняют матери его настроения, его радости и неудовольствия, его стремления и желания. Сердце любящего знает радость, горечь и перемену настроения возлюбленного и без слов. Есть врачи, которые благодаря своему жизненному опыту стали столь искусны, что, прежде чем пациент произнесет хоть одно слово, они уже знают, в чем дело. Есть бизнесмены, в которых бизнес так въелся, что как только человек приходит в их магазин, они уже знают, будет ли он покупать или уйдет, не купив ничего. О чем это говорит нам? О том, что каков бы ни был наш жизненный путь, наша профессия, наш бизнес или род занятий, помимо всего этого существует некое чувство внутри нас, которое может понять язык, выражаемый без слов.
Также есть и другой предмет, близко связанный с этим; и он заключается в том, что все в жизни говорит, все является слышимым, общается, несмотря на кажущееся безмолвие. То, что мы, каждый на своем языке, называем «словом», есть только слышимое слово; то, что мы считаем слухом, есть только слышимое ушами; потому что мы не знаем, что еще можно слышать. Но фактически, нет ничего безмолвного; все, существующее в этом мире, говорит, представляется ли оно нам живым иди нет; и поэтому словом является не только слышимое нами, но все есть слово.
Настоящее значение слова есть жизнь; а есть ли что-то, что не является жизнью, даже будь оно безмолвным? Возьмите, к примеру, человека, не знающего тайну планет, их влияний, их природы или их характера; что они могут сказать ему? Ничего. Он знает, что существуют планеты, и это все. Как далеко заходит наука астрономия, если человек, изучавший ее, может сказать только то, что планеты оказывают определенное влияние на погоду и на времена года; но астролог, может быть, услышит голос планет более ясно, и он может сказать, что планеты имеют определенное влияние также на человека и на его жизнь. Получается, что для одного человека планета молчит, для другого она говорит шепотом, а для третьего говорит вслух.
Так же и с физиогномикой: для кого-то человек является загадкой; другой знает что-то о нем по чертам лица; а для третьего он подобен открытой книге. Один врач считает необходимым провести обследование пациента с помощью всех видов инструментов; другой врач предпочитает спросить пациента о его состоянии; а третий врач просто смотрит на пациента и знает о нем, может быть, больше, чем сам пациент.
Разве не та же самая вещь происходит и с искусством? Мы видим, что один человек идет в картинную галерею, смотрит на различные картины, но замечает только разные цвета и линии. Ему нравится смотреть на них, и это все; он больше ничего не знает об этом. Другой человек, который видит исторический предмет картины, заинтересован сильнее, чем первый, потому что картина сказала ему больше; но есть третий человек, для которого картины — живые. Картина, которую он видит, которую он ценит, общается с ним. Он читает в ней значение, смысл, помещенный в нее художником; она открывается для него под его взглядом. Таким образом, через посредство картины мысль или идеал одного человека становятся известны другому. Точно также для одного человека музыка является шумом, или, возможно, гармоничной группой нот, или времяпровождением и родом развлечения. Другому она приносит некоторую радость, некоторое удовольствие; он чувствует музыку, предстающую перед ним. Но есть третий человек, который видит душу исполняющего музыку и дух того, кто эту музыку написал, даже если она была написана тысячи лет назад.
Разве не все разговаривает? Будь то в искусстве, науке или в любой другой форме, жизнь выражает свое значение. Если бы только человек мог понять это, он смог бы понять все. Тот, кто не понимает этого, не поймет ничего; его чувство закрыто; это все равно, что быть глухим. Его чувство общения с вещами притуплено и он не понимает. Но если человек сам не слышит, он не должен говорить, что жизнь не разговаривает; и точно также, если человек не может чувствовать смысл жизни, он не должен говорить, что жизнь не имеет смысла. Слово находится повсюду, и слово постоянно говорит. Под «словом» подразумевается не то слово, которое слышно ушами; под словом подразумевается все, что передается, что выражается и что приходит как откровение; то, что человек слышит ушами, обоняет носом, ощущает на вкус или касается различными чувствами, — все, что становится постижимым, — это есть слово. Другими словами, миссия жизни состоит в том, чтобы передать что-то, и все, что она передает, есть слово, посредством какого бы чувства человек ни испытывал его.
Слово зависит не только от пяти чувств — вкуса, слуха, зрения, обоняния и осязания. Мы привыкли называть их так, потому что мы испытываем их через пять различных органов; но в действительности существует только одно чувство, — чувство, испытывающее жизнь посредством или через механизм пяти внешних чувств. Поскольку жизнь испытывается через эти пять различных направлений, опыт жизни становится разделен на пять отдельных переживаний; то есть можно сказать, что слово, или жизнь, становится видимым, касаемым, слышимым и его можно понюхать или попробовать на вкус. Но помимо этих пяти аспектов, при помощи которых мы привыкли слышать это слово, существует другой способ слышания его, независимый от пяти чувств, и этот способ слышания слова называется интуитивным. Когда вы встречаете кого-то, вы не можете сказать, увидев или услышав этого человека, что вы знаете его, будь вы удовлетворены им или не удовлетворены, вызывает ли он у вас симпатию или антипатию; но вы говорите, что у вас сложилось определенное впечатление о нем. И это показывает, что существует язык за пределами чувств, язык, который мы в состоянии понять, если единое чувство открыто в определенной степени. Некоторые люди никогда не испытывали этого чувства; некоторые испытывали его больше, другие меньше, некоторые сознательно, некоторые бессознательно; но когда приходит несчастье, печаль, неудача или успех, человек обычно чувствует его.
Несомненно, некто, обладающий нежным сердцем, великим сочувствием, любовью, пробудившейся в его сердце, более способен испытывать это чувство, настроение. Именно это чувство может быть названо интуицией, — нечто, не зависящее от чувств. Возможно, женщина ощущает его сильнее, чем мужчина. Очень часто женщина говорит мужчине: «Я чувствую это; я чувствую, что нечто будет иметь успех или потерпит неудачу», — а когда он спрашивает ее, по какой причине, поскольку мужчина очень разумное существо, она будет только повторять: «Я чувствую это». Это язык, который она понимает; мужчина не услышит его.
Существует другой опыт, другое переживание. Это опыт не только духовных или очень продвинутых людей; он известен также и художнику, и материалистическому человеку, изобретателю. Он может не верить этому, но этот опыт приходит все равно; это чувство того, как создать его изобретение или как сформировать его систему; как составить план, как написать поэму или как организовать что-то, что он хочет организовать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...