ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В ее
глазах мелькнуло разочарование.
- У нас есть свежие упаковки декоративных орнаментов. Вы можете
выбрать из них, Лорна.
Кристаллы сидели рядами на полках рефрижератора, их переплетенные
корни были опущены в лотки с питательным раствором. Как только я открыл
первую дверь, нас обдало холодом и мы услышали нестройные звуки.
Разноголосые кристаллы пели каждый свою мелодию.
После долгих колебаний Лорна выбрала тинклер цвета красного вина.
- Орнаменты... - произнесла она, когда я упаковывал кристалл. - Для
завтрашнего банкета Катрин Джордж?
Я кивнул.
- Мне всегда нравились ее декорации. Если будете собирать их сегодня,
мне можно посмотреть?
Ни один мужчина не смог бы отказать этому фиолетовому взгляду. Я
подал ей защитную куртку и кислородную маску, так как в лаборатории
поддерживалась низкая температура и разреженная атмосфера. Передо мной
встала проблема, как сконцентрироваться в ее присутствии, под ее взглядом,
ощущая ее запах так близко.
Она сама разрешила эту проблему:
- Я не хочу просто стоять рядом. Что мне делать?
Я предложил ей перенести лотки с кристаллами из кабинета на рабочий
стол и подать мне блоки, используемые как основа. Вскоре я уже объяснял ей
технологию соединения кристаллов. Отдельный образец слишком прост, только
комбинация постоянных, вибрирующих или дискретных низких тонов дает
необходимую частоту звука. Заказ, который мы выполняли, требовал, чтобы
цвета и звуки переходили один в другой, переливались, смешивались. Я
показал Лорне, как обрывать корневую сеть, оставляя достаточную длину
корня для посадки на основу нужного цвета, затем, как закрывать защитный
угол готовой группы. Когда подошел Ли, закончивший работу с хорами в
вивариуме, орнаменты были почти готовы, в глазах Лорны поверх маски
отражалась цветовая гамма кристаллов, окружающих нас.
Ли поднял брови:
- По-видимому, я здесь уже не нужен.
Загорелась лампа вызова. Я вздохнул под маской:
- Подождите минуточку, я быстро.
Покупателями были шесть леди среднего возраста. Из их разговора я
понял, что они возвращались домой после посещения Звездных ворот и
случайно заметили мою рекламу. Они хотели купить на память недорогих
сирен.
Я продал им пастельных тинклеров и после объяснения, как продлить
период "цветения" кристаллов, не заботясь о том, слушают они меня и будут
ли следовать моим указаниям, выпроводил болтливую компанию и поспешил
назад в лабораторию.
Однако, эти шесть леди были только началом. Поток туристов казался
неиссякаемым, к нему присоединились подписчики, недовольные своими
кристаллами, и, наконец, заказчик, требующий поющую группу для рожающей
жены. Несмотря на весь этот кошмар, работа продвигалась быстро, и к
закрытию мы не доделали лишь шесть из двадцати пяти орнаментных групп.
Лорна выпрямилась, оглядывая нашу работу, вслушиваясь в мелодии
перезвонов.
- Как красиво, - улыбнулась она мне. - Похоже на концерт.
Я усмехнулся:
- При следующей селекции я сыграю мой "Концерт Уинтерского Сада."
Глаза Лорны затуманились. Они не видели меня, она была где-то далеко,
на созвездии Андромеды или даже еще дальше.
- Лорна?
- Сад, - произнесла она мечтательно. - Сад, - северное сияние снова
зажглось в ее глазах. Голос повеселел:
- Это было бы замечательно.
Ли нахмурился:
- Только не сад Сирен.
Я пояснил:
- Они обладают своеобразным свойством. По отдельности, кажутся
безразличными к тому, что их окружает, но собранные в большие группы, они
становятся более чувствительными. Когда люди рядом с ними испытывают
сильные эмоции, сирены реагируют, обычно повышая частоту своих звуков.
Даже сигналу воздушной тревоги до них далеко. Если группа велика,
по-соседству с ней лопаются все стекла, а сад из этих групп может
разрушить и ближайшие дома.
- Это - правда? - ее глаза сверкнули как у дикого животного в свете
костра, она улыбнулась, взяла меня за руку.
- Это - один из самых необыкновенных дней в моей жизни. Можно, я
зайду как-нибудь еще?
Я с трудом подавил желание удержать ее руку, положить себе на грудь.
- В любое время.
- Я обязательно расскажу вам, как выглядели наши кристаллы на
банкете. До свидания, Ли.
Он кивнул. Мы оба проводили ее взглядами.
- Господи, какая женщина, - вздохнул я. - Эти глаза!
- В ее глазах притворство все... - пробормотал Ли.
- Что?
Он повернулся ко мне:
- Будь осторожен. Смотри не влюбись в нее. Я фыркнул:
- Это было бы глупо. Ты знаешь таких женщин: они капризны, кидаются
на любую новинку, способную разогнать их скуку. Не думаю, что мы
заинтересуем ее надолго.
- Но если она пробудет здесь какое-то время?
- Мне достаточно хорошо известен характер ее зловредного супруга.
Я почти убедил его.
Я даже почти убедил себя, пока снова не увидел Лорну. Она пришла на
следующий день после банкета у Джорджей, передать ее настроение почти
невозможно - истерика, смех и слезы вперемежку. В глазах застыло дикое
выражение, встревожившее меня. Мне показалось, земля поплыла под моими
ногами.
- Это было какое-то бедствие, - проговорила она. - О нет, не
орнаменты. Они - прекрасны. Мне хотелось всем сообщить, что я помогала их
составлять, но, - вздохнула она, - Питер сказал: "Лучше бы ты увлекалась
полотерством". Неприятности начались, когда все сели за стол. Катрин
усадила композиторов Денни Кейса и Линкольна Говарда друг против друга.
Кейс - ярый приверженец традиций, как Вы знаете. Он с пренебрежением
отозвался о гармонии в сочетаниях орнаментов. Говард принял это замечание
на свой счет, как критику своих музыкальных рядов. Началась ссора. Они
раскричались, ближайшие кристаллы стали им подвывать. Потом включили все
остальные группы.
Я застонал.
- визг был такой, как-будто кто-то пронзает иглами мой мозг. Мне
хотелось подраться, разбить что-нибудь. То же испытывали все остальные.
Они скрипели и визжали, стекло, посуда билась слева и справа. Окна
полопались. Кейс и Говард чуть не убили друг друга - их с трудом
растащили.
- Похоже, миссис Джордж аннулирует свою подписку, - произнес Ли.
Лорна погладила его по руке:
- У вас еще осталась я.

Она стала нашей постоянной посетительницей. Мы могли видеть ее по
три-четыре раза в неделю. Я спросил, откуда у нее столько свободного
времени.
- Питер слишком занят политикой, - ответила она. - Он никогда не
берет меня с собой в деловые поездки. Считает, что я недостаточно
дипломатична. Веду себя как ребенок.
Я не заметил ее ребячливости, хотя она, действительно, задавала
вопросы сотнями. Некоторые из них - глупые, некоторые - наивные, некоторые
- неожиданные, показывающие ее наблюдательность.
Она научилась помогать мне в работе с клиентами и составлять
небольшие хоры из поселенцев вивариума. На удивление, ее способности к
дизайну оказались выше, чем у меня. Она могла бы достичь уровня Ли. Моя
жизнь превратилась в ожидание ее появления. Казалось, только Ли недоволен
сложившейся ситуацией. Он третировал ее с неизменной вежливостью, даже
галантностью: ее присутствие не смягчало его угрюмость, когда же он
улыбался, в глазах не было теплоты.
- Что ты имеешь против нее? - не выдержал наконец я.
Он оторвал взгляд от группы, которую составлял для церемонии венчания
Гуилфорда.
- С тех пор, как она здесь появилась, ты совсем забросил питомник.
Я глупо ухмыльнулся:
- Виноват. Ты мог бы привыкнуть к моим увлечениям.
Он подключил позиции двух тинклеров, недоверчиво пожав плечами.
- Она другого класса, Мишель.
Эта фраза меня задела.
- Ты думаешь, я хочу поймать фортуну?
Он не поднял головы:
- Мне интересно знать, что ловит она. Лорна из тех женщин, которые
могут заполучить любого мужчину, кого захотят.
- Ты полагаешь, что меня она не может захотеть?
Тинклеры начали диссонировать. Ли провел по ним пальцем, как бы
успокаивая:
- Что ты ей можешь дать такого, чего нет у сотни других более
сильных, умных и здоровых мужчин? Он был прав, и несмотря на смягчающий
тон, его слова обожгли меня. Я услышал агрессивную ноту в своем голосе, но
не попытался скрыть ее.
- Это - одинокая женщина. Ее муж все свое время посвящает игре
"власть в тени трона", а возвращаясь домой, он только и делает, что
отыскивает ее ошибки и ругает за них. Одинокие часто влюбляются в людей в
благодарность за то, что они их любят.
- Она не влюблена, - ответил он серьезно. - Посмотри объективно. Я не
хочу сказать, что наивность - всего лишь поза, только поверхностный слой
ее души. Когда-нибудь ты увидишь нечто совершенно иное в ее глазах, темное
и страшное. Если же ты сейчас ей нужен, то не ради себя самого.
Поднимающийся визг кристаллов действовал мне на нервы. Я раздраженно
стиснул зубы:
- Поскольку твои сексуальные убеждения не допускают любовь между
мужчиной и женщиной, тебе не следует давать советы.
Он глубоко вздохнул:
- Я не хочу видеть тебя несчастным.
- Прекрасно. Я не нуждаюсь в твоей заботе и не смей лезть в мою
личную жизнь!
- Пожалуйста, потише. Я не смогу закончить группу, если кристаллы
будут так выть.
"Болван!" - подумал я. "Его планы расстроены, вот он и бесится."
Проводить время с Лорной становилось все приятнее. Составляя группы,
она смеялась и подпевала кристаллам. Больше всего ее увлекала высадка
живых кристаллов с неповрежденными корнями в песок. Они жили дольше, и это
заинтересовало ее.
- Они, как миниатюрные сады, - заметила она однажды. - Неужели
настоящие сады действительно невозможны?
- Вы непременно хотите устроить сад? Боюсь, это нереально. Вспомните
банкет у миссис Джордж. Представьте себе все то же самое, увеличенное во
много раз.
Она вздохнула:
- было бы так красиво.
Указательным пальцем она вырыла маленькую ямку в песке.
- Можно же как-нибудь контролировать силу их реакции. Вы пользуетесь
несбалансированным раствором для минорных хоров, поющих на похоронах.
Нельзя ли нечто подобное подобрать для снижения их чувствительности?
Я согласился:
- Вполне возможно. - Чем больше я думал об этом, тем сильнее эта идея
занимала меня. Если мне удастся уменьшить их восприимчивость, "кошмар
Джорджей" никогда не повторится.
- Черт побери, хотелось бы мне выкроить время для исследований. Глаза
Лорны заблестели как темный обсидиан:
- У меня все время свободное. Я выделил ей одну секции в кабинете.
Она заполнила ее кристаллами, сидящими в чашках с песком, пропитанным
питательным раствором. Любопытство заставляло меня заглядывать к ней почти
каждый день. Звуки становились все более странными. Каждые 4-5 дней
настроение Лорны менялось. Оно было то бодрым, то безнадежным. Я решил,
что лучше не расспрашивать ее, а ждать, когда она сама захочет рассказать
мне о своих успехах. Прошло несколько недель. Я сидел, сосредоточившись
над книгой, когда вдруг почувствовал, как волосы на моей голове встали
дыбом. Из лаборатории доносился страшный вой. Я кинулся туда, не зная что
думать.
1 2 3 4

загрузка...