ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лика, Васька и Карина остались на площадке.
-- Черт знает что, -- пробормотала Карина. -- Никогда не думала, что с помощью клюквы и зажигалки можно запросто грабить людей.
-- Откуда они взялись, черт их побери? -- спросила обессиленная Лика.
-- Когда мы спустились, они как раз выходили и закрывали дверь, Карина указала на соседнюю квартиру. -- Повернулись к нам и сразу заорали хором.
Лика подняла валяющийся на полу бумажник, потом достала из кармана сарафана бумажку со списком и немедленно вычеркнула огрызком карандаша указанный на двери номер. Сладкая парочка явно не годилась в убийцы.
Когда женщины вошли в квартиру, жертвы нападения все ещё находились в плачевном состоянии. Брюнет вытянулся на диване без признаков жизни, перед ним на коленях стоял взволнованный херувим и пытался привести его в чувство, хлопая по щекам и дуя в лицо. Из кухни появился Кирилл со стаканом воды, набрал её в рот и от души окатил обоих. Брюнет открыл глаза и немедленно застонал. Херувим пал ему на грудь и зарыдал. Потом вскочил и истерично спросил:
-- Ну, и что вам от нас нужно? Ограбили, чуть Вову не убили...
-- Послушай, Вася, -- примирительно сказала Лика, протягивая ему портмоне, -- никто не собирался вас грабить и убивать. Мы просто шли к Кириллу, и вы испугались собаки. Собака тоже вас испугалась, так что вышло много шума из ничего. Ну подумай сам, неужели кто-то станет заниматься грабежом прямо у дверей собственной квартиры?
-- А зачем пистолет наставляли? -- глухо простонал с дивана Вова.
-- Да не пистолет это! -- Карина щелкнула страшной зажигалкой и она исправно выдала язычок пламени.
-- А почему собака такая жуткая, вся морда в крови? -- херувим трясущимся пальцем ткнул под стол, где схоронился трусливый бультерьер.
-- А это он клюкву ел. Витамины, -- нервно рассмеялась Карина.
-- Воды, дайте воды! -- простонал Вова.
Кирилл протянул ему стакан с оставшейся водой, но его перехватил Вася и принялся заботливо поить друга. Потом пострадавший, наконец, сел на диване и потрогал затылок.
-- Болит? -- кинулся к нему херувим.
-- Шишка будет наверняка. Пойдем домой, Вася. Нужно что-нибудь холодное приложить.
Услышав свое имя, из-под стола вылез бультерьер и вопросительно уставился на парней. Те вздрогнули, поджали ноги и застыли.
-- Да не обращайте на него внимания, он даже резиновую игрушку не может толком укусить! -- напал на Карину нервный смех. -- Просто его тоже Васей зовут, вот он на кличку и отзывается.
-- Это не кличка, -- обиделся Вася. -- Это человеческое имя. Ладно, Вовчик, пойдем отсюда. А если кому-то нравится от пистолета прикуривать и собак клюквой кормить, то от этого не должны страдать мирные люди!
С этими патетическими словами он нежно обнял за плечи друга и повел его к дверям. После их ухода сначала воцарилась тишина, а потом началась дружная коллективная истерика. Все трое хохотали до слез, пытаясь время от времени что-то сказать, но только махал руками. При этом, щадя самолюбие соседей, они старались хохотать потише, что вызывало спазмы и обильные потоки слез. Лика рыдала в диванную подушку, а Карина использовала для этой цели несчастного Ваську, который, в конце концов, принялся выть в голос, не понимая, что творится с хозяйкой.
Первым отсмеялся Кирилл. Шмыгая носом, он отправился на кухню и принес два стакана воды. Дамы отпили по глотку, причем Лика, чуть не захлебнулась, увидев чертову зажигалку, засунутую за пояс Кирилла.
-- Убери немедленно эту заразу с глаз! -- рявкнула она, откашлявшись.
-- Почему? -- удивился Кирилл. -- По-моему, эта штука себя отлично показала, и расставаться с нею я не собираюсь.
Карина, наконец, отпустила помятого пса, тут же от греха подальше спрятавшегося под стол, и поставила пустой стакан.
-- Ну, ребята, весело тут у вас! -- пытаясь привести прическу в порядок, произнесла она.
-- Да уж, ещё веселей будет, если эта нервная парочка в милицию побежит! -- хмыкнул Кирилл.
-- Да никуда они не побегут -- будут до вечера стенать и друг друга жалеть.
Тут раздался звонок в дверь. Кирилл вышел в прихожую, заглянул в глазок и переменился в лице:
-- Милиция!
-- Спрячь зажигалку! -- в два голоса зашипели перепуганные Лика и Карина.
Кирилл тотчас швырнул зажигалку на диван, а Лика накрыла её подушкой. Потом, подумав, перепрятала в ящик тумбочки.
Трясясь, как осиновый лист, Кирилл открыл дверь и впустил нежданного гостя. Тот козырнул и представился:
-- Лейтенант Васин.
Из--под стола немедленно вылез измазанный клюквой и мокрый от пролитых на него слез бультерьер и, мотая хвостом, ринулся к остолбеневшему милиционеру. Лика и Карина одновременно с двух сторон бросились к псу, утащили с глаз долой на кухню и заперли. Кирилл тем временем путано втолковывал стражу порядка про любовь собаки к витаминам и созвучие их кличек, то есть фамилий. Лейтенант, ошеломленно пытаясь понять, почему его фамилия ассоциировалась у явно ненормальной собаки с клюквой, напряженно топтался у дверей.
Пришлось вернувшимся из кухни женщинам почти силой усадить его в кресло. Усевшись, милиционер собрался с мыслями и поинтересовался, кто здесь хозяин квартиры. Дамы дружно указали на Кирилла. Тот страшно испугался и принялся объяснять, что он тоже не хозяин, а только снимает жилье. Причем, фамилия настоящего хозяина начисто вылетела у него из головы, и он полез в тумбочку в поисках записной книжки, где та была записана. Открыв ящик, он настолько переменился в лице, что лейтенант тут же вскочил и тоже заглянул туда. Взял в руки псевдопистолет и с интересом посмотрел на него, а потом на странного типа, пугающегося вида собственной зажигалки.
Лика нервно достала сигареты, милиционер нажал на курок и дал ей прикурить. Карина взяла с полки пепельницу и тоже закурила. Кирилл, наконец, опомнился, нашел книжку и, запинаясь, продиктовал фамилию хозяина квартиры. Лейтенант записал её и фамилию Кирилла, потом, вздохнув, достал фотографию и поинтересовался:
-- Вы видели когда-нибудь этого человека?
Кирилл глянул на снимок, и у него снова отвисла челюсть. На фотографии был запечатлен не то Егор Васюкин, не то Георгий Васильев. Милиционер уже успел привыкнуть к мысли, что данный мужик меняется в лице от всяких пустяков, поэтому терпеливо повторил вопрос. Лика встала и тоже взглянула на снимок. В отличие от Кирилла, она была готова к увиденному. Конечно же, расследование убийства предполагает опрос жильцов дома, где оно произошло, поэтому она спокойно сказала:
-- Я видела вчера этого мужчину. Его нашли мертвым в лифте. А до этого он заходил к нам, вернее, к Кириллу. Помнишь, милый, это тот самый, что интересовался, не видели ли мы его брата. -- С этими словами она положила руку Кириллу на плечо.
-- Так-так, -- клещом вцепился в неё милиционер. -- И что ещё он говорил?
-- Да ничего больше, сказал, ищет брата. Мы ничем не могли ему помочь, и он ушел. -- Она незаметно сжала плечо Кирилла, давая знак молчать.
-- А вы не видели, куда он потом пошел?
-- Кажется по лестнице. Да, точно, вверх по лестнице. В лифт он не входил, я как раз собиралась спуститься во двор, лифт не был занят, -вдохновенно излагала Лика полуправду. Не могла же она сказать, что безуспешно пыталась проследить, куда именно пошел убитый позднее мужчина. Но милиция имеет право получить информацию о его маршруте -- авось это поможет найти убийцу.
-- Долго вы пробыли во дворе? - заинтересовался лейтенант.
-- Минут сорок просидела на лавочке, потом шум поднялся, и я пошла посмотреть. А там, в лифте, лежит этот мужчина, уже мертвый. Я, конечно, еще оставалась, когда милиция приехала. Вернулась часа через два.
-- А вы что делали все это время? -- повернулся лейтенант Васин к Кириллу.
-- Спал я, -- вздрогнул Кирилл. "До чего же нервный, -- подумал милиционер, -- дергается, словно его блохи кусают".
-- Спал он, -- подтвердила Лика.
-- А вы, гражданочки кем приходитесь..., -- он заглянул в бумажку: -Волкову Кириллу Петровичу?
-- Ну, как вам сказать... Кстати, а вас как по имени-отчеству? Вадим Николаевич? Так вот, я знакомая Кирилла Петровича. Соседка, к тому же, я живу в двадцать седьмой квартире. И захожу иногда по-соседски, -- принялась объяснять Лика.
Лейтенант понимающе кивнул -- соседка заходит к соседу, понятное дело, лямур-тужур.
-- А вы кем приходитесь Кириллу Петровичу? -- продолжил дознание страж порядка, обращаясь к Карине.
-- А я знакомая его знакомой, -- кивнула та на Лику. -- Мы с ней недавно встретились и пришли в гости к Кириллу Петровичу. -- Последовал кивок в сторону Кирилла.
-- А документики у вас имеются? -- настаивал лейтенант, явно заподозрив троицу в обычном желании сообразить на троих или в чем-то ещё более предосудительном.
-- Конечно, конечно, -- Карина принялась шарить в своей объемистой сумке, извлекая то подтаявшую пачку масла, то пакет с раскисшей клюквой.
Все заинтересованно следили за процессом, гадая, как может выглядеть документ, побывавший в таком соседстве. Наконец Карина извлекла паспорт. Милиционер перелистал книжицу и, записав данные её владелицы, вернул. Потом вопросительно посмотрел на Лику. Та смутилась.
-- А у меня с собой документов нет, дома оставила. Я могу сходить, принести.
-- Идемте вместе, я к вам все равно собирался зайти, -- предложил лейтенант, очевидно опасаясь, что дама решила попросту смыться.
Лика представила, какое впечатление произведет на него бардак, царящий в квартире, и смутилась ещё больше. Но делать было нечего и, предупредив бдительного Васина о том, что у неё уборка в разгаре, повела его к себе. Кирилл с Кариной остались.
Первым делом они выпустили исстрадавшегося в одиночестве Ваську и попытались оттереть с его морды клюкву. Но сок так въелся в белую собачью шкурку, что никак не смывался, и Кирилл предложил вывести его "Белизной". Карина возмутилась, потащила бультерьера в ванную и принялась основательно мыть с шампунем, одновременно пытаясь выведать у Кирилла про убийство, из-за которого к ним приставал милиционер.
Услышанные туманные объяснения вселили в душу женщины уверенность в том, что дом, в который она так опрометчиво попала, населен сплошными убийцами, ворами-домушниками, громилами и прочими криминальными элементами. Особенно смущали её многочисленные одинаковые мужики, то и дело фигурирующие в рассказе. Так что только желание разобраться в количестве и роли однотипных субъектов удержало её от немедленного бегства из страшного места. К тому же, у Кирилла не нашлось фена для сушки собаки, а тащить мокрого Ваську на улицу, значило обречь нежного бультерьера на простуду.
Лика вернулась минут через пятнадцать уже без милиционера и сквозь зубы сообщила, что у лейтенанта просто глаза полезли на лоб при посещении её жилища. Один только вид изрезанного пуфика и горы книжек вперемешку с постельным бельем и французским сервизом должен был вселить в него сомнения в умственной полноценности дамы, убирающей квартиру такими методами. Особенно после того, как Лика отыскала свой паспорт в куче обуви, вываленной из шкафа в прихожей. Сейчас Лике хотелось только одного -- чашечку кофе, но её кофе весь рассыпали, и придется тащиться в магазин.
Карина немедленно пошарила в своей сумке, достала банку "Нескафе" и погнала Кирилла ставить чайник. Лика мрачно уселась в кресло, на колени ей немедленно полез мокрый Васька.
-- Уйди, убоище! -- цыкнула на него хозяйка, потом закурила и спросила: -- Что за одинаковые мужики тут у вас ошиваются?
Лика подскочила от неожиданности и попыталась выкрутиться:
-- Да убили в лифте тут вчера одного типа, а сегодня Кирилл увидел во дворе похожего на него человека с бультерьером. Поэтому к тебе и прицепился, собака такая же.
-- А мне он говорил про трех мужиков... И при этом так трясся, что бог знает что можно было подумать.
-- Кирка вообще недотепа редкостный, навязался на мою бедную голову!
-- Я думала, что вы... -- удивилась Карина.
-- С ума сошла? -- перебила её Лика. -- Чтобы я -- с этим недоразумением ходячим?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...