ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


-- В принципе! -- Кирилл уселся по-турецки на диване и облизнулся. -Это вкусно?
-- Что? Нет, это просрочено, выкину по дороге. А насчет обаяния, это уж, извини, от тебя зависит. -- С этими словами Лика схватила сумку и помчалась к машине. Сегодня нужно было успеть очень многое, а время утекало, словно песок сквозь пальцы.
Накануне, доставив травмированного Сергея по месту жительства, они с Кариной допоздна сидели у Лики, пытаясь без употребления алкогольных напитков успокоить нервы. Без алкоголя, потому что Лике утром нужно было садиться за руль, а Карина отказалась от рюмки коньяка из солидарности.
Включив компьютер, писательница методично заносила в таблицу все известные ей факты -- примерно так, как делала, работая над новой книгой. Кто, где, когда и что сделал. Цветом выделяла особо важные или непонятные факты. К концу работы таблица пестрела пометками и стрелками. Лика задумалась над ней, то и дело добавляя новые вопросы и примечания. Карина читала на диване, изредка поглядывая на экран телевизора.
Наконец, она не выдержала:
-- Ну что, получается?
-- Нифига не получается, -- Лика закрыла окно, взяла сигареты и отправилась на кухню, бросив через плечо: -- Покурим, и спать. Иначе завтра будем ходить, как красноглазые зомби.
Но выспались всё равно плохо...
К бывшей свекрови Наташи Запеваловой Лика поехала без предварительного звонка, надеясь, что застанет её дома.
Обычная пятиэтажка-хрущёвка, подъезд, пахнущий кошками и щами с квашеной капустой. На звонок долго никто не реагировал, потом, наконец, раздались шаркающие шаги, и скрипучий голос спросил:
-- Кто там?
-- Из домоуправления, -- ответила Лика заранее припасенной фразой.
-- И чего надо?
-- Запрос нам из милиции пришел, насчет Натальи Запеваловой. Она ведь у вас была прописана?
-- И чего? Давно съехала и выписалась, так что не ищите её тут, -раздраженно ответили из-за двери.
-- Так вот и интересуются, куда она выписалась. Может, подскажете, чтобы вас милиционеры лишний раз повесткой не вызывали, -- Лика начала злиться. Но старалась говорить спокойно.
-- Ты одна там? А ну отойди в сторону. -- В глазке потемнело, очевидно, бдительная хозяйка рассматривала лестничную площадку. Потом замок щелкнул и дверь, сдерживаемая цепочкой, приоткрылась на пару десятков сантиметров. В щель высунулся красный лоснящийся нос и стал поворачиваться из стороны в сторону, словно радар. Лика терпеливо дождалась, пока нос обнюхает её и соблаговолит убраться. Звякнула цепочка и за дверью обнаружилась сухопарая дама лет шестидесяти в трикотажном халате. Ещё раз зыркнув по сторонам, хозяйка посторонилась, пропуская Лику в квартиру.
Там, среди полированной мебели, ковров и сверкающего хрусталя Лика ощутила себя вернувшейся на двадцать лет назад -- точно такая же стенка имелась тогда у родителей Верочки, даже телевизор был в точности такой же -древний цветной "Темп". Вот это да...
-- Ну, так что там насчет Натальи хочут знать? -- нетерпеливо поинтересовалась дама, усаживая Лику в покрытое вязаной накидкой кресло.
-- Извините, не знаю вашего имени-отчества.
-- Галина Сергеевна я, Сволчева. А Наташка невесткой моей была, да сплыла. Уже лет шесть как развелась с сыном моим, Коляшей и уехала неизвестно куда. А Коляша женился опять. Теперь отдельно с супругой живут.
-- А меня зовут Оля, -- соврала Лика. -- А когда точно она от вас съехала и куда?
-- Так перед самым Новым годом, -- Сволчева задумалась, -- перед девяносто восьмым годом. Вначале её подозревали в каком-то пожаре с убийством, а потом отпустили. Вот она и заявилась сюда, мерзавка. Пока нас с Коляшей дома не было, хотела всё вынести. Только я вернулась вовремя, так что ничего ей не удалось утащить, только бумажки свои забрала, все до одной. А кто же это о ней вспомнил через столько лет?
-- Родственники, вроде бы.
-- Какие родственники? -- удивилась Галина Сергеевна. -- У неё же тут не было никого, все по заграницам обосновались. И она туда собиралась, тут для их благородия условия были неподходящие.
-- Так вы не знаете, уехала она, или нет?
-- Нет, она как развод оформила, так сразу хвост задравши ходить стала. Мне рассказывали люди: "Дескать, видели твою невестушку в таком виде, что хоть прямо сейчас на панель!" Да и выражаться стала соответственно, меня как только не обругала, когда я ей не дала нас обворовать. А после пришлось замок менять, чтобы эта потаскушка больше сюда нос не совала.
-- А это было уже после того пожара? -- Лика старалась изобразить дотошную чиновницу и выведать побольше. А Галина Сергеевна с радостью выкладывала компромат на бывшую невестку.
-- Да где-то через неделю, она после того случая один раз всего и появилась. Я как зашла, чую, что кто-то в доме, а она -- шмыг к двери, облаяла и была такова. А после мы о ней и не вспоминали.
"Врешь, -- подумала Лика. -- Потом Коляша ездил к бывшей жене, чтобы документы на машину переоформить. Только разговаривала она с ним через дверь. Но вот то, что Сволчева видела Наташу уже после пожара -- факт интересный".
-- Скажите, а не могли бы вы мне дать или хотя бы показать фотографию бывшей невестки?
-- Так нету! -- воскликнула хозяйка. -- Я ж говорю, она все свои бумажки утащила и фотографии из альбома повыдергала. Даже свадебные, где они с Коляшей расписывались. Я потом как глянула -- прям обомлела вся, это ж надо было столько злобы таить. Хотя, погодите, кажется, одна осталась.
Галина Сергеевна вскочила и принялась рыться на верхних полках стенки. Рылась довольно долго, так что Лика успела рассмотреть и павлиньи перья в вазе, и корешки собраний сочинений классиков за стеклами шкафа, и рисунок ковра под ногами. Наконец хозяйка протянула ей фотографию в рамочке. На ней был изображен юноша со слегка выпученными глазами, похожий на мать, и девушка в белом платье и фате. Видно было, что девушка миловидна и светловолоса. Всё остальное на редкость стандартно: небольшой носик, накрашенные губы, слегка испуганные глаза под накрашенными ресницами -такие лица в толпе обычно не замечаешь.
Просить фотографию Лика не стала, вряд ли хозяйка захотела бы с ней расстаться. Но теперь хотя бы было известно, как в общих чертах должна была бы выглядеть Наташа.
Повертев рамочку в руках, Лика вернула снимок и стала прощаться, несмотря на то, что Галина Сергеевна порывалась выложить ей ещё кучу гадостей о бывшей родственнице.
Верная "Мышь" так нагрелась на солнце, что Лике пришлось опустить стекло. Потом она разыскала в блокноте адрес подруг Валентины и Наташи и отправилась на улицу Мичуринцев. Каким боком мичуринцы относились к улице, застроенной мрачными панельными домами, было абсолютно непонятно, потому что озеленение вокруг них представляли лишь островки замученной травы и чахлые кустики сирени. Именно в таком дворе, заставленном машинами, мусорными баками и гаражами-ракушками, жила и Ирина Соболева. Из машины Лика успела позвонить ей, представиться и попросить о встрече, так что дверь квартиры на шестом этаже открыли сразу же.
Ирина была полной женщиной с улыбчивым лицом и крохотными конопушками вокруг курносого носа. Отталкивая двух такс, норовящих перехватить предложенные гостье тапки, она со словами:
-- Извините, у меня обед готовится, -- провела Лику на кухню.
Там, не слушая возражений, хозяйка принялась кормить гостью, и только съев жаркое с малосольными огурчиками и выпив чаю с пирогами, Лика, наконец, смогла приступить к делу. На этот раз она не выдавала себя за работницу жилотдела, просто сказала, что разыскивает Наташу Запевалову. Ирина удивилась:
-- Наташку? Вряд ли вы её найдете в нашем городе, в последние годы её никто из наших ребят не видел. Словно в воду канула. В последний раз мы с ней разговаривали несколько лет назад, как раз перед тем, как Сипунова сгорела.
-- А потом?
-- Потом видела пару раз, но всё на ходу. По-моему, около поликлиники она меня просто не заметила, спешила, наверное. И в гастрономе, только поздоровались в толчее. А после Ольга сказала, что Наташа уехала. Она ведь и раньше собиралась разводиться и уезжать к своим то ли в Канаду, то ли в Штаты. Точно не помню.
-- И никому не звонит и не пишет? -- удивилась Лика
-- Не знаю. Мне -- нет, а другие тоже ничего такого не упоминали. У нас недавно была встреча, полкласса только собралось, остальные кто где. Та встреча, в девяность седьмом была последняя, когда мы почти все встретились, и Валя ещё жива была, и Серёжка Матвеев. Он через год на машине разбился.
-- А с Валентиной что случилось?
-- Да там тёмное дело, -- поморщилась Ирина. Было понятно, что говорить ей об этом неприятно. -- Она у нас очень крутая была, миллионерша. Организовала какую-то фирму типа "МММ", где люди халявные денежки получали. Ну а потом исчезла Валя вместе с собранными денежками, об этом все газеты писали. Да только недалеко сбежала, через некоторое время сгорела где-то вместе с дачей. Петров рассказывал, он тогда в милиции работал. Вроде как Валентина вызвала Наташку на эту дачу, а когда та приехала, то дом уже горел. Так что Запевалова и пожарных вызывала.
Ирина замолчала и покачала головой. Потом горестно вздохнула:
-- Иногда я достаю снимки с той встречи и грущу -- там все такие веселые и беззаботные. Хотите посмотреть?
Лика кивнула, радуясь, что не пришлось выдумывать повод, чтобы глянуть на фотографии. Ирина притащила альбом и, смахнув крошки, разложила его на столе и принялась листать.
-- Вот, смотрите, мы все тут, кроме Матвеева, он фотографировал. Пьяненькие, довольные...
Лика увидела большой цветной снимок неплохого качества -- человек пятнадцать мужчин и женщин образовывали живописную группу. Кто стоял, кто сидел, двое лежали на ковре.
-- Это мы у Симоновой в гостиной, у неё тогда была самая большая квартира, -- ткнула Ирина в высокую брюнетку. Потом передвинула палец: -Вот я тут ещё более-менее стройная, потом растолстела, как вторую дочку родила. А вот Наташа, рядом с Валькой. Классовое расслоение, как кто-то тогда пошутил!
Лика сразу поняла, что имела в виду хозяйка. Действительно две стоящие плечом к плечу женщины, несмотря на почти одинаковый рост и комплекцию, выглядели контрастно. Одна в каком-то мешковатом, явно купленном на рынке платье, с усталым блеклым лицом. Другая -- в выгодно подчеркивающем стройную фигуру костюме цвета темной бирюзы, платиновые волосы рассыпаны по плечам, белозубая улыбка, уверенный взгляд.
-- А ведь в школе были похожи так, что новые учителя их путали, -усмехнулась Ирина. -- Вот смотрите, -- она вернулась в начало альбома и показала Лике фотографию, на которой были сняты несколько девчонок в форме и белых фартучках. Действительно, две из них с одинаковыми хвостиками и одинаковыми улыбками были похожи, словно сестры.
-- Это они ещё и специально так делали, нравилось им быть похожими. Только Наташка немного сутулилась, а Валя как балерина ходила, ровненько.
-- А это выпускной вечер? -- спросила Лика, указывая на фотографию, где с букетами и воздушными шариками были сняты девушки в нарядных платьях и юноши, которым явно мешали накрахмаленные воротнички белых рубашек и галстуки.
-- Да, но тут только Наташа, вот она, справа. А Валя тогда с нами уже не училась.
-- Почему? Я думала, что вы вместе оканчивали школу, -- удивилась Лика.
-- Она в десятом классе перешла в другую школу, что-то было со здоровьем, всю зиму проболела. Потом все-таки сдала экзамены. Так что в институты мы в один год поступали, только я в наш медицинский, а Сипунова в Ленинграде училась. Там и замуж вышла. Да что мы про Валентину всё? Вы же, Лида, насчет Наташи хотели узнать. Вот с ней мы мединститут и заканчивали, она стала терапевтом, а я хирургом.
И тут только до Лики дошло, где она слышала сочетание "Ирина Соболева". Года четыре назад её соседку еле успели спасти, прооперировав прободную язву кишечника, и выйдя из больницы, та всем говорила, что оперировала её сама завотделением Ирина Борисовна Соболева, очень хороший хирург. И если бы не Соболева.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Загрузка...

загрузка...