ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


-- Как свалился? -- ахнула Лика.
-- Веревку неправильно на перилах закрепил, одного конца не хватило, и я загремел метров с двух. Вроде не ушибся, но на теле могут остаться отпечатки моих ботинок.
-- Это не страшно, ведь мы его утопим в болоте. А кстати, где это твое болото?
-- За Берестово нужно ехать, там топи непролазные. Мы в тех краях когда-то на картошке были, еще в институте.
-- Ты с ума сошел, туда ехать часа три, не меньше! Как раз к рассвету приедем. И бензина не хватит, придется заправляться, а это риск. Да по дороге постов ГАИ штук пять...
-- А других болот я не знаю, -- растерялся Кирилл.
-- Тогда болото отпадает. Дай подумать! -- раздраженно буркнула Лика.
Думала она минут пять. Потом решила:
-- Придётся топить в Генеральском пруду.
-- Правильно, в пруду, -- обрадовался Кирилл: -- А где это?
-- Вот заодно и узнаешь, где. А кстати, ты покрывало куда дел, которым труп был накрыт? -- вспомнила Лика.
-- На заднем сидении. Мне пришлось тащить его под мышкой, неудобно страшно.
-- Так накрой им нашего клиента, как будто спит. И нам спокойнее будет.
Кириллу пришлось вылезать из машины. Пока он шарил в поисках покрывала, Лика, обернувшись, рассмотрела лицо покойника. Конечно, красавцем он при жизни не был, но после смерти выглядел спокойным и даже довольным, никаких вытаращенных глаз и перекошенного рта -- вполне нормальное лицо спящего человека. Лика вздохнула -- каким ты был человеком, Егор Васюкин? Кого любил, кого ненавидел? И кто тебе воткнул нож в спину? Нож!?
-- А где нож? -- подскочила она.
Кирилл от неожиданности треснулся головой о крышу салона и взвыл. Потом полез в карман и достал складной нож-бабочку:
-- Я его покрывалом протер, не мог же я оставить его в спине.
-- Ладно, только не вздумай потом прихватить его с собой.
-- Может сейчас выкинуть?
-- С ума сошел, на нем наверняка кровь осталась и твои отпечатки. Не приведи господи, ещё найдет кто-нибудь и в милицию понесет. Положи рядом с... телом.
Кирилл вздохнул и сунул нож на прежнее место. До пруда они добрались минут через двадцать. Лика узнала о нем совершенно случайно -- по телевизору была передача о бывшем имении какого-то генерала, героя битв с Наполеоном. От имения остались только разрушенный дом, часовня и огромный глубокий пруд, причем место и дорогу к нему в передаче описали подробно и даже засняли. Место было такое живописное, что Лика не удержалась и съездила туда. Запустение вокруг царил страшное, но пруд поражал размером, наверное, раньше тут вели какие-то горные работы, а потом котлован заполнили водой, запрудив ручей.
Выбравшись за город, Лика свернула, не доезжая до мрачно дымившей в темноте ТЭЦ, миновала лесочек за мелкой загаженной речушкой и поехала по ухабистой дороге, которая вела прямо к пруду. Он открылся во мраке неожиданно и произвел на Кирилла сильное впечатление.
-- Ничего себе водоемчик! И почему я о нем не слышал? Тут пляж есть?
-- Тут, если не убьешься на берегу, то утонешь непременно -- вода очень холодная, наверное но дне родники бьют. Ну ладно, вылезай, здесь берег самый крутой и глубина порядочная -- лучше места не найти. И не вздумай что-нибудь забыть в машине.
Тщательно протерев руль и ручки дверей, соучастники покинули машину. В последний момент Лика сняла её с ручного тормоза и схватила злополучное покрывало, чтобы не оставить ни малейших улик. Машина, стоявшая на склоне, медленно тронулась, было, вперед, но потом остановилась, так что пришлось её слегка подтолкнуть. После этого бедная "девятка" покатилась к обрывистому берегу и эффектно бухнулась в пруд, подняв тучу брызг. Погружалась она в воду не спеша, словно надеясь удержаться на плаву. И вот уже на поверхности ничего не осталось, только пузыри воздуха поднимались с глубины. Лика и Кирилл молча стояли и смотрели в темноту до тех пор, пока не булькнул последний пузырь.
-- Ну вот и все, теперь его никто не найдет без водолазов, -удовлетворенно сказала Лика. -- Можешь ехать в свою Испанию.
-- А как мы теперь до дома доберемся? -- печально спросил Кирилл.
-- Как, как -- пешком, дорогуша! Пешочком потопаем, не баре. Часа за три дотопаем. Хорошо, что в твое Берестово не отправились, оттуда дня два пришлось бы идти. И все лесом...
И они отправились в обратный путь по колдобистой дороге, которую иногда теряли в темноте, забредая то в кусты, то в какие-то навалы мусора. Тогда Лика включала фонарик и отыскивала путь. Постепенно небо посветлело, и обозначился розовый восток. В страшноватых колючих зарослях засвистали неизвестно как выжившие там птички. Идти стало веселее, но выпала роса, и путники слегка озябли. Кирилл хотел набросить на плечи Лики покрывало, но она отпрыгнула от него и заорала:
-- Сдурел? Я этой дрянью после трупа укрываться не собираюсь, сейчас к речке выйдем и утопим его там, чтобы следов не осталось.
-- А где она, речка?
-- Вон за тем лесочком, -- уже спокойнее произнесла Лика.
Дойдя до речушки, они долго бродили по замусоренному берегу, отыскивая среди проплешин ила и камней место поглубже. Найдя подходящую заводь, завернули в покрывало увесистый булыжник и бросили в воду.
-- Пить хочется! -- пожаловался Кирилл, алчно поглядывая на мутный поток.
-- Не пей, Иванушка, химическим заводом станешь! -- отрезала Лика: -Тут вся таблица Менделеева течет, не считая навоза с ферм.
Кирилл с сожалением вздохнул и устало поплелся за Ликой. Около поворота на городскую трассу их подобрал пожилой дядечка на "москвиче" и довез до конечной остановки общественного транспорта. Подождав полчаса, они уселись в пустой первый троллейбус и доехали до своей улицы.
Лика проспала до двух часов дня и проснулась от голода. На кухне, включив кофеварку и нашаривая в холодильнике буженину, она услышала тихую трель телефона. С досадой швырнув на стол плоский аппетитный пакетик с нарезкой, отправилась разыскивать трубку. Обнаружив её в прихожей, нажала на кнопку и зевая произнесла:
-- Да?
-- А-ва-вва! -- отчетливо послышалось в трубке. Потом что-то громко застучала и снова: -- Ты-ты-ты...
-- Перестаньте хулиганить, иначе положу трубку, -- рявкнула взбешенная Лика.
-- Не-не-не... -- снова затянули в телефоне и ей показался знакомым этот полузадушенный голос.
-- Это ты, Кирилл? -- окончательно разозлилась она. -- Опять напился, паразит?!
-- Не-не-не ... напился... -- выдавил на другом конце Кирилл: -- Он при-при-приходил!
-- Кто, черт возьми к тебе приходил? -- сразу сменила тон Лика, похолодев при мысли, что к Кириллу приходил кто-то из милиции.
-- Ва-ва-ва... -- опять заладил свое очумелый сообщник.
-- Это я уже слышала! Говори, кто к тебе приходил -- менты? Им что-то известно?
-- Нет, говорю же -- он приходил. Ва-ва-ва-сюкин! -- отчетливо выстучал зубами Кирилл. -- В-в-в галстуке!
Лика представила себе явление голого мертвеца в галстуке и ошарашено застыла с трубкой в руках. Потом разозлилась еще больше. Наверняка у Кирилла белая горячка и галлюцинации, этого ещё не хватало! И как ей могло прийти в голову связаться с этим алкоголиком? Не иначе умственное затмение нашло.
-- Сейчас я к тебе спущусь, разберусь, кто к тебе приходил в галстуке! -- пригрозила она.
-- Приходи, -- охотно согласился Кирилл, -- только скорее, иначе я просто рехнусь.
Лика быстренько оделась и, с сожалением посмотрев на готовый кофе, помчалась на седьмой этаж. Дверь открылась еще до того, как она позвонила, наверное, Кирилл ждал её, стоя у глазка. Он втащил Лику в прихожую и тут же запер дверь на замок и цепочку.
-- А ну-ка, дыхни! -- скомандовала Лика.
Кирилл обиженно дохнул на неё, но ничего, кроме запаха вчерашнего перегара, она не уловила. Выглядел Кирилл совершенно обалдевшим и перепуганным, но не пьяным. Лика прошла в комнату и уселась в кресло. Было заметно, что накануне обитатель квартиры постарался навести порядок и ликвидировать следы былых попоек. Поверхности стола и шкафов радовали отсутствием пыли, пол был вымыт, только на диване белели скомканные простыни, впрочем, тоже чистые. Видимо, Кирилл совсем недавно встал.
-- Ну, рассказывай, кто к тебе приходил, -- воззрилась она на все еще трясущегося от страха сообщника. Тот, запинаясь, поведал следующее.
Кирилл настолько устал после ночных передряг, что уснул без задних ног. Разбудил его назойливый звонок в дверь. Сначала он решил, что это приперлись Витек и Вован с очередной бутылкой. Но потом испугался, что милиция узнала об убийстве и пришла его арестовывать. В общем, Кирилл вскочил и, обмотавшись простыней, побежал открывать. И за дверью увидел убиенного накануне Егора Васюкина, облаченного в приличный костюм, белоснежную сорочку и яркий стильный галстук. Выглядел Егор прекрасно и благоухал тонким парфюмом.
Кирилл уставился на ожившего мертвеца как клоп на дихлофос. Тот тоже несколько опешил, когда перед ним предстала всклокоченная фигура в простыне. Но потом взял себя в руки и задал бедному Кириллу только один, но вполне конкретный вопрос: "Извините, вы меня раньше в этом доме не видели?"
Сами понимаете, от этого вопроса волосы на голове Кирилла окончательно встали дыбом и он, закатив глаза, замычал свое коронное "Ва-ва-ва..." Мертвец в галстуке критически осмотрел несуразного типа, который был явно не в своем уме, и с сожалением пробормотал: "Ясно, дебил, да ещё, похоже, глухонемой. Придется прийти еще раз вечером, подобный экземпляр не может жить один, присмотр нужен". С этими словами живой труп направился к лестнице и скрылся с глаз потрясенного Кирилла, который кинулся немедленно звонить Лике.
-- А тебе, случайно, не во сне все это приснилось? -- с сомнением спросила писательница детективов.
-- Нет, говорю же, приходил наш труп!
-- Во-первых, не наш, а твой, личный! Индивидуальный, так сказать, -немедленно среагировала Лика. -- А во-вторых, тебе спросонья совершенно незнакомый человек мог показаться тем типом, с которым мы всю ночь таскались. Приобрести, короче говоря, его черты.
Кирилл с сомнением покачал головой:
-- Это вряд ли. У него точно такое же лицо, борода рыжая, даже уши такие точно -- сверху прижатые, а снизу оттопыриваются.
Лика задумалась. Информация о форме ушей звучала уж очень убедительно. Но она точно знала, что убитый ножом в спину и потом утопленный в машине, мертвец не мог вот так разгуливать и наводить о себе справки. Тогда кто это мог быть?
-- А ну-ка, дай мне его фотографию, -- потребовала она.
Кирилл сбегал в прихожую и принес бумажник мертвеца. Лика укоризненно глянула на сообщника:
-- Мы же договорились бумажник в машине оставить!
-- Совсем забыл, -- оправдывался Кирилл. -- Из головы вылетело.
-- Ладно, посмотри еще раз, он приходил? -- ткнула она ему в нос удостоверение сотрудника налоговой инспекции.
-- Он, точно он, чтоб я сдох! -- закивал несчастный Кирилл.
-- Ладно, подожди меня, я постараюсь выяснить, не видел ли его кто-нибудь. И свари мне кофе, а то голова кругом идет.
-- У меня нет кофе, только чай.
-- Тогда дождись меня -- пойдем ко мне завтракать и кофе пить.
С этими словами Лика отправилась но розыски. Их результаты впечатляли. Пацаны, гонявшие во дворе на роликах, по фотографии на удостоверении опознали мужчину, приехавшего полчаса назад на темно-зеленой "ауди", входившего зачем-то в их подъезд и отбывшего буквально десять минут назад. Мужчина ещё шумнул на Кузю, который чуть не врезался в стоящую машину. Кузя подтвердил, что "дядька был в крутом прикиде и тачка наворочанная". Кроме малолетних роллеров, мужчину с рыжей бородой видела также дворничиха тётя Фая, подметавшая двор.
Обуреваемая противоречивыми чувствами, Лика вернулась за Кириллом и потащила его к себе. Дома она, наконец-то налила кофе в две большие чашки и соорудила несколько бутербродов с сыром и бужениной. Кирилл пытался выяснить, что ей удалось узнать, но услышал в ответ:
-- Пока я не поем, разговоры отменяются.
Наконец, насытившись и закурив, Лика проинформировала беднягу о том, что не он один видел покойника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Загрузка...

загрузка...