ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Стараясь не растянуться, я направилась вслед за ним осматривать апартаменты.
В доме действительно оказалось две комнаты, и в них даже была кое-какая мебель. В комнате побольше я, к своему безграничному изумлению, обнаружила маленький грязный камин. Пока я таращилась на это чудо, Игорь продолжал осмотр.
- М-да, - изрек он, вернувшись обратно, - скорее всего, этот дом действительно летний.
- Почему?
- Потому что здесь плиты нет.
- Как нет?
- Очень просто. В закутке, который, наверное, ну я так предполагаю, является кухней, нет даже намека на плиту. Еще здесь есть кладовка, но туда заглянуть у меня не хватило мужества. И есть лестница на чердак. Поехали отсюда?
Я отрицательно покачала головой, боясь, что если скажу хоть слово, то заплачу, и тогда Игорь уволочет меня отсюда силком.
- Я приеду на выходных, - Игорю очень не хотелось оставлять меня в доме, но он знал, какой я упрямый баран. - Надеюсь, что к этому времени ты вдоволь наотдыхаешься и тебя потянет в душную и пыльную Москву. Там ты мне покажешь бумаги на этот сарай, и я попытаюсь найти этих ублюдков, хотя, честно сказать, это маловероятно.
Я опять молча кивнула. Он принес мои вещи и шляпу. Глядя на это плетеное сооружение, я почувствовала себя такой идиоткой, что даже толком не попрощалась с Игорем. Едва дождавшись его ухода, я дала волю слезам. Рыдать стоя было утомительно, поэтому я присела на широкий продавленный посередине топчан. Опять я вляпалась! Опять!
Когда слезы иссякли, меня обуял праведный гнев, и я решила не позволять обстоятельствам испортить мне лето. Из сумки я извлекла старые драные джинсы, в которых собиралась ходить за грибами и такую же кофту. Переодевшись в эти лохмотья и засучив рукава, я принялась за дело.
Дело я решила начать с самого маленького - с кухни. Вместо столов к стенам были прибиты широкие полки, а под ними теснились деревянные шкафчики. В одном из них я обнаружила маленькую электрическую плитку и обрадовалась своей находке безмерно. Плитку я пока решила не трогать, опасаясь, что из неё посыплются тараканы величиной с ладонь, и принялась за поиски хоть какой-нибудь тряпки и веника. Нигде ничего похожего не обнаружилось, и все пути привели к кладовке. Я долго готовилась к такому решительному шагу, мне почему-то казалось, что как только я открою двери, оттуда вывалится чей-нибудь труп.
Наконец с силами я собралась и медленно приоткрыла дверцы. Никто и ничто на меня не вывалилось, а в темноте кладовой я узрела швабру, веник, ведро и пыльную тряпку. Ошалев от такого богатства, я быстренько выхватила это все, немного опасаясь, что кто-нибудь меня все-таки цапнет за руки.
Потом я долго искала воду. В доме её, конечно же, не оказалось, и я продолжила поиски на улице. В метрах пятидесяти обнаружился колодец и через полчаса нечеловеческих мучений, я притащила полное ведро.
Дом я драила до глубокой ночи. Силы были на исходе, но остановиться никак не получалось. Весь хлам, который негде было применить в хозяйстве, я вытаскивала во двор, решив запалить из этого дела костер до небес, а то, что могло бы быть полезным, запихивала в кладовку.
Когда я почувствовала, что от усталости не могу ни согнуться, ни разогнуться, поверх тщательно выбитого пестрого покрывала топчана я постелила полотенце, на котором собиралась загорать, заправила эту красоту постельным бельем, взятым с собой на всякий случай и, сполоснувшись во дворе минеральной водой из большой бутылки, рухнула на заслуженный отдых. Последняя моя мысль была о том, что за весь день я, впервые в жизни, ни разу не подумала о еде.
* * *
Проснулась я от свирепого чувства голода. Было яркое утро, тучи разошлись, и в свежевымытые окна лился солнечный свет. Умывшись остатками минералки, я судорожно принялась одеваться, надеясь, что поблизости есть продуктовый магазин и мне не придется жевать траву, чтобы хоть как-то заглушить голодные вопли желудка.
При дневном свете местечко Серебряные Ели восхитило меня. Мой дом находился на некотором возвышении, и с этого места вся деревушка была видна как на ладони. Она напоминала огромный изумруд, обрамленный высоченным хвойным лесом. На сверкающей под солнцем траве, словно игрушечные, золотились домики, кое-где белели козы... а тишина! А свежий воздух! От восхищения такой прекрасной картиной, даже желудок перестал орать от голода и благоговейно замер. Никогда не видела более красивого места и, переполненная самыми радужными мыслями, стала спускаться туда, к домикам... мне все же нужен был продуктовый магазин.
За невысокой оградой одного из домов, я увидела немолодую женщину, она развешивала белье на веревке.
- Здравствуйте, - улыбнулась я во все шестьдесят четыре зуба, - вы не подскажете, далеко ли продуктовый магазин?
- Подскажу, - она оставила свое занятие, с улыбкой подходя ко мне. - А вы в гости к кому-то приехали?
- Нет, сняла дачу на лето, восьмой дом.
- Да? - почему-то очень удивилась женщина. - И собираетесь остаться?
- Конечно, здесь замечательное место.
- Ну, слава Богу, - чему-то обрадовалась она, хотя и продолжала смотреть на меня с недоверием, будто думала, что я её разыгрываю. - Ах, вам же магазин! Вот, смотрите, - она махнула рукой на левый край лесной "оправы", - завернете туда, видите там дорога? Вот по этой дороге идите прямо, там увидите магазин и почту.
- Далеко идти?
- Нет, не очень. Вообще-то, по средам к нам приезжает машина с продуктами, так что все время ходить не придется.
- Большое спасибо.
- Приходите чай пить! - сказала женщина мне уже вдогонку.
- Спасибо! - крикнула я и бодрячком пошагала к проселочной дороге, соединяющей оба края "оправы". Я начинала склоняться к мысли, что мне все-таки повезло.
Завернув за край леса, я ещё несколько минут топала в самом приподнятом настроении, а потом невольно затормозила. Моему взору предстала удивительная картина - в сплошной стене дремучего леса светилась большая полукруглая поляна, на ней возвышался здоровенный двухэтажный дом. И какой дом! Из огромных темных бревен, с резными ставнями, потрясающей крышей, на которой виднелась какая-то фигурка... В общем, этот дом был самым настоящим произведением искусства, и я невольно разинула рот, позабыв про все на свете. Такого я ещё не видела! Не знаю, сколько я стояла и рассматривала это неожиданное явление, но потом пришла мысль, что хозяева, быть может, сейчас смотрят на меня в окно и видят, как я вытаращилась. Я опомнилась и пошла дальше, все же украдкой посматривая на дом.
Кажется, до магазина я шла часов пятьдесят, или даже сто... или значительно больше... но я к нему пришла! Магазинчик оказался небольшим, но в нем было все необходимое. От голода и жадности я набрала столько, что едва смогла поднять сумари с покупками. Съев полбатона хлеба и три куска колбасы прямо в магазине, я, под недоуменными взглядами продавщицы, поволокла свои трофеи на выход.
Обремененная непосильной тяжестью, двигалась я очень медленно, и дорога назад показалась втрое длиннее. Перечислять слова, фразы, выражения, употребляемые за время пути, не имеет смысла, любой на моем месте выдавал бы все то же самое.
Подходя к дому, я уже практически волоком тащила свою поклажу, проклиная собственную жадность и полное отсутствие физических сил, как вдруг заметила, что у меня гость. Около калитки стоял какой-то мужчина в ватнике, сапогах и с тачкой. Он внимательно смотрел в окна моей дачи.
- Здравствуйте... - прохрипела я, бросая сумки на траву. - Вы ко мне?
Мужчина обернулся. Он был пожилым, с бородой, лохматыми бровями и сердитым взглядом.
- Ты, значит, дом-то сняла? - хмуро поинтересовался он.
- Да, - немного растерялась я. Может, мне дом этого мужичка сдали? - А что?
- И ты, значит, остаться тут решила? - продолжал он допрос.
- Да, - ещё больше озадачилась я и тихонько добавила: - Если вы не против...
- Точно остаешься?
Я кивнула.
- На сколько?
- На все лето.
- Угу, - мужичок отошел от своей тачки. - Тогда тебе это должно пригодиться.
Я посмотрела в тачку и растерялась окончательно. Там стояли ведра, лежали подушки, лоскутное покрывало, кастрюли, тарелки, ножи... уйма жизненно необходимых в моем хозяйстве вещей! Должно быть, челюсть у меня отвисла, и неизвестный благодетель счел нужным пояснить:
- Ты четвертая уже, кому жулики этот дом сдают. Люди приезжают, ругаются, чуть не плачут. Мы во второй раз собрали всей деревней, кто что смог, думали, поможем, утешим, ну, чтобы люди зла не держали, наши места не проклинали, а люди все равно уезжают. Вот, значит...
- Спасибо, - я была поражена, растрогана и теперь-то точно знала, что никуда не уеду. - Вы даже не представляете, какие у вас здесь потрясающие места! Я просто влюбилась!
- Я рад, - взгляд нового знакомого смягчился и он улыбнулся. - Меня Веня зовут, - он протянул мозолистую руку, - я здесь и пастух, и сторож, и за лесника буду.
- Меня Лера, - я руку пожала, - я писательница.
- У! - его брови поползли вверх. - Здорово. Давай-ка помогу тебе
Он взял мои сумки, водрузил их поверх поклажи в тачке и все это вкатил во двор. Потом мы сообща разгружали богатство. Я носила мелочи и поражалась, что местные жители предусмотрели практически все, дабы скрасить мой быт, даже занавесочки на окна! Веня гремел в коридоре ведрами, расставляя их в ряд, и пояснял:
- Сюда мусор будешь складывать, где помойка потом покажу, сюда я тебе воды натаскаю, а завтра приду, погляжу, чего тебе тут починить, да пособить требуется.
- Огромное спасибо! - я даже не знала, как выразить свои чувства, а жрать хотелось уже просто невыносимо.
- Ничего, - махнул он рукой. - Ты тут устраивайся, если что, меня зови, я в третьем доме живу.
- Еще раз спасибо.
В ответ он кивнул и потопал на выход. Совершенно обалдев от такой удачи, я, напевая чуть ли не во весь голос, накромсала новым ножом колбасу, сыр, хлеб, разложила это в новые тарелки и, откупорив бутылочку винца, купленную в магазине, налила немного в новый стакан.
- Ура! - сказала я сама себе и посмотрела в окно на залитый солнцем уголок планеты. - За Серебряные Ели и его жителей!
После обеда во мне образовался такой прилив сил, что я, с песнями и плясками, до самого вечера превращала дачу в королевские апартаменты. И была почти счастлива. Для полного счастья мне не хватало горячего чая или на худой конец просто кипятка. Найденная на кухне плитка не работала, и это было печально. Мой взгляд упал на камин, и мое логическое мышление выдало следующую цепочку: камин - огонь - кипяток. Не долго думая, я раскурочила пару ящиков, сваленных во дворе, поломала ногой пару трухлявых досок и принялась за дело. Что-что, а камины и мангалы я разводить мастер! Есть чем похвастаться!
Но, видать, рано обрадовалась, огонь разгораться не хотел ни в какую, дымило, чадило и - все. Я и так билась, и эдак - ничего! Не на шутку разозлившись, я схватила швабру и принялась тыкать ручкой в дымоход, надеясь его прочистить. И действительно, оттуда посыпалось немыслимое количество сажи. Прокашлявшись и прочихавшись, я сходила за совком, веником, и принялась во второй раз чистить камин, чувствуя, как настроение начинает постепенно портиться.
Ссыпая сажу в ведро для мусора, я продолжала чихать, и вдруг о стенку ведра что-то глухо звякнуло. Я подождала, пока черный туман над ведром рассеется, и присмотрелась. Поверх сажи лежал какой-то небольшой предмет, похожий на пачку сигарет. Решив, что теперь моим рукам терять уже нечего, я двумя пальцами извлекла предмет и осторожно подула на него. Сажа полетела во все стороны, но существенно ничего не изменилось - предмет оставался черным. Тогда я потерла его пальцем, на ощупь это было похоже на железо. Заинтересовавшись, я набрала из ведра воды и сполоснула предмет. Уж тяга ко всему неизвестному у меня с рождения, а то, что в руках у меня не дымоходная заслонка, было очевидно. Это была железная коробочка. Я забыла про все: чай, грязный камин, грязные руки, лицо, одежду, перед моим взором сверкали бриллианты или, в крайнем случае, золотые царские червонцы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...