ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Горизонт за окном был чист. Для верности подождала с полчаса и вылезла на крыльцо. В доме курить отчаянно не хотелось, в накуренных комнатах у меня зачастую начинала болеть голова. Я решила, что сегодня шизик точно не придет, а если появится, сбегаю за Веней.
Я поставила на крыльцо вино, пепельницу, положила коробок спичек, пачку сигарет и раскрыла блокнот со стихами. Лучше всего мои мысли приводились в порядок, когда я начинала писать стихи. Сбросив с ног шлепанцы, я уставилась на страницу в ожидании музы. Муза где-то шаталась и обо мне вспоминать не хотела. Я взяла сигарету, чиркнула спичкой и услышала:
- Мы подумали, что вы нас не так поняли.
Я подняла взгляд и спичка выпала из пальцев. В глазах потемнело самым натуральным образом, и я решила, что это у меня с головой не все в порядке. За забором стояло трое абсолютно одинаковых парней. Прищурив свои сумасшедшие глазоньки, я пристально уставилась на это видение и различила, что их майки разного цвета и с разными надписями... на обычный среднестатистический глюк это мало походило... И тут я почувствовала запах дыма. Возле крыльца торчала сухая трава, и теперь она благополучно вспыхнула от упавшей спички. Я бросилась затаптывать огонь, совершенно позабыв, что сижу босиком. Взвыв нечеловеческим голосом от боли, я заскакала по прохладной скошенной траве, дико вращая глазами в разные стороны.
- Митра, - услышала я голос за спиной, - давай масло и подорожник скорее! Теуш, неси воды!
Я скакала по направлению к удобствам, подвывая при каждом контакте с землей. Разумеется, припалила я сразу обе ноги, как же иначе!
- Стойте! - за мной несся один из множества парней. - Вам нужно присесть!
Я с размаху приземлилась на траву, но не потому что вняла его совету, просто неловко подпрыгнула и оступилась.
- Митра, Теуш, ну где вы там? - паренек взял одну мою ногу и осмотрел ступню. - Ничего страшного, - обнадеживающе улыбнулся он, - быстро заживет.
- Ты кто? - простонала я. - Скажи честноо-о-о!
- Ян, - он взялся за вторую ногу. Я упала на спину, закрыла глаза и захотела умереть. Неужто их на самом деле трое?!
- Масло и подорожник, - сказал один голос.
- А вода где? - спросил второй голос.
- Вон, Теуш несет.
Я повернула голову и посмотрела вдаль. К нам мчался третий с ковшиком в руках.
- У кого-нибудь платок есть?
- Вот, - принесший ковшик, вытащил платок из кармана и тот, который Ян, начал осторожно протирать мои обожженные лапы водичкой, смазывать подсолнечным маслом и прикладывать подорожник.
- Надо бы перевязать чем-нибудь, - озабоченно сказал добытчик подорожника. - Сейчас домой сбегаю...
- Не надо, - чуть не плача произнесла я, - у меня аптечка в доме есть, там бинты!
Неужели на самом деле братья?! Как же я вляпалась, а! Позор, завтра же уеду и застрелюсь! Нет, лучше сначала застрелюсь, потом уеду!
- А где аптечка?
- В тумбочке, у камина!
- Ага, - он понесся к дому, а двое остальных, бережно придерживая мои ноги, чтобы не свалились листочки, хранили на одинаковых лицах одинаковое выражение какого-то сосредоточенного испуга, будто находились у постели смертельно больного, покрытого язвами страдальца.
- Очень больно? - прошептал тот, что с ковшиком.
- Да-а-а! - я разревелась не от боли, а от жуткого стыда. Никогда мне ещё так сильно не хотелось провалиться сквозь землю!
- Вот! - третий примчался с бинтом, и началась перевязка смертельно раненого солдата.
Потом они чуть ли не на руках оттащили меня домой, уложили на топчан, принесли с крыльца все забытые мною предметы, поставили их на тумбочку и замерли, глядя на меня серо-зелеными глазами.
- Большое спасибо, - пробормотала я и, приподнявшись, села, облокотившись на подушку. - Что стоите, рассаживайтесь.
Они быстренько отыскали два стула и табуретку, а я тем временем допила вино из стакана, и налила еще. Потом, наконец, закурила.
- Да, уж, - выдохнула я вместе с дымом, - кто бы мог подумать... значит вас на самом деле трое?
Они синхронно закивали головами.
- Первый раз такое вижу! - честно призналась я. - Еще раз, как вас всех зовут?
- Ян, - сказал тот, что был ближе ко мне.
- Митра, - улыбнулся, сидевший посередине. Это значит, я ему соседями грозила...
- Теуш, - тоже улыбнулся самый крайний. Это я ему всякие гадости кричала... Я глотнула ещё вина и, наконец, успокоилась. Вроде не так уж все и позорно, как мне показалось с самого начала.
- А как вас родители различают?
- Различают, - пожал плечами Ян, - а для остальных вот, - он протянул мне руку ладонью вниз, на безымянном пальце у него было кольцо, простой серебряный ободок. Остальные ребята тоже показали пальцы, у всех были такие же кольца, только у Митры на среднем, а у Теуша на указательном.
- Понятно, - усмехнулась я, - надо запомнить... ох, вы меня чуть с ума не свели, честное слово!
- Мы не хотели, так получилось, - развел руками Митра, - вы уж простите нас.
- Давайте сразу договоримся, на "ты".
- Идет! - улыбнулись все трое одинаковыми улыбками и на щеках у них появились одинаковые ямочки.
Не-е-ет! Мне нужно время чтобы к этому привыкнуть! И времени не мало!
Болтали мы до самого вечера, и я постепенно привыкала к близнецам, хотя моментами у меня слегка мутилось в мозгах, и казалось, что в глазах троится. Что меня больше всего удивляло, так это то, что их речь, мысли, само поведение совсем не вязались с их местом жительства. Я, слава богу, повидала деревенских парней и знала, чем они отличаются от городских. Эти же ребята производили впечатление жителей столицы и учеников хорошей частной школы. И это я никак не могла понять и объяснить сама себе.
- ...а однажды мы с Теушем на реку пошли, - веселым голосом рассказывал Митра, и я поняла, что отвлеклась от какой-то истории, всего-то на всего рыбы собирались половить. И надо же было ему поскользнуться на коряге и в воду упасть!
Я улыбнулась и посмотрела на Теуша. И вдруг внутри у меня все похолодело. Паренек смотрел на брата таким взглядом, что у меня волосы на голове зашевелились. Ян тоже смотрел на Теуша, а Митра ничего не замечая, продолжал рассказывать историю до тех пор, пока Ян не толкнул его ногой под стулом. Митра осекся и, поймав взгляд Теуша, подавленно замолчал. В воздухе повисло физически осязаемое напряжение. Неужели ребята настолько боятся показаться смешными и неловкими? Что за комплексы? Я откашлялась и сказала с недоумением:
- Ну и что такого страшного? Ну, упал и упал. У меня на каждом шагу такие гадости случаются, что упади я в реку, наверное, даже и внимания никто бы не обратил на такую мелочь.
Ян смотрел на свои руки, Теуш в окно, Митра в пол. Ничего не понимаю...
- Сено мы так и не убрали, - пробормотал Митра и с надеждой посмотрел на Яна.
- Да, - кивнул он, - пойдемте, ребята.
Они вскочили со стульев и поспешили на выход, оставив меня в полнейшем недоумении. Стараясь не касаться ногами топчана, я приподнялась, устроилась поудобнее, и стала наблюдать за ними в окно. Ребята стояли и о чем-то разговаривали, я не слышала о чем именно, но Ян и Теуш явно отчитывали Митру. Теуш даже пальцем у виска покрутил. Митра ковырял вилами траву и что-то вяло отвечал. Меня разобрало стихийное любопытство, здесь явно было что-то не то, не могли же они так разнервничаться из-за такого пустяка!
Потом Митра быстро принялся сгребать траву, а братья охапками относили её к забору. Что они там с нею делали, мне уже не было видно. Я закурила и задумалась, вспоминая историю с падением в реку, но сколько раз я её не прокручивала, ничего такого из ряда вон выходящего не нашла. Рассказать им, что ли, пару случаев из своей веселой до ужаса жизни?
Вскоре они вернулись, и Ян сказал:
- Не будем больше надоедать, и так уже весь день тебе пришлось наши глупости слушать.
И как только я не уверяла, что они мне совсем не надоели, ребята все-таки ушли, пообещав, что придут завтра. Некоторое время я думала, потом взяла тупой любовный роман, привезенный из Москвы, и читала его до тех пор, пока не перехотелось думать вообще.
* * *
На следующий день они пришли часов в одиннадцать утра и принесли букет полевых цветов и коробку с пирожными. Ноги меня почти не беспокоили, и я самостоятельно сделала всем чай. Мы расселись вокруг тумбочки и при всей своей нелюбви к сладкому, я принялась мужественно давиться пирожным, чтобы не расстраивать ребят.
- Вы знаете, - сказала я, усилием воли проталкивая в себя кусок, - я очень люблю рыбалку, просто маниакально люблю, может, покажете, где здесь водоем?
- С удовольствием, - улыбнулся Ян, - у нас и удочки есть. Можем все вместе пойти, хочешь?
- Еще бы! - обрадовалась я. - А когда вы свободны?
Они пожали плечами и переглянулись.
- В принципе мы свободны всегда, - улыбнулся Теуш. - Можем хоть сейчас идти, что нас держит?
- Ее обожженные ноги, - напомнил Ян.
Я с пеной у рта бросилась уверять, что ноги у меня выздоровели и теперь они даже лучше прежних. Не знаю, убедила я их или нет, но ребята пошли навстречу моему горячему желанию заниматься рыболовством.
Митра принес удочки, я втиснула свои забинтованные копыта в шлепанцы, и мы отправились в путь. Шли через лес по едва заметной тропинке, впереди Ян, следом я, за мной, гуськом все остальные. Лес меня просто потряс. Огромные деревья, патриархальная тишина, пушистые солнечные лучи, бьющие сквозь густые темные ветви, невысокая трава, мох - все казалось слишком сказочным, для того чтобы быть настоящим. И среди этого всего - трое близнецов... Я тряхнула головой, пытаясь зацепиться мыслями за ускользающее от меня ощущение реальности, и споткнулась о корень дерева. Взвыв на весь патриархальный лес, как милицейская сирена, я плюхнулась на мох, и схватилась за ногу.
- Что случилось? - перепугались ребята. - Лера?
- Споткнулась о корень! - я не стала пояснять, что этим спотыкачем содрала пару волдырей, иначе мальчики наверняка повернули бы домой. Сейчас все пройдет! Уже проходит!
- Зря мы сегодня пошли, - вздохнул Митра, - надо было подождать несколько дней, пока заживет. Может, вернемся?
- Нет! - замахала я руками. - Надоело дома сидеть!
- Тогда вот как поступим, - Ян передал свою удочку Митре, и взял меня на руки.
- Ты что! - запротестовала я. - Поставь немедленно, надорвешься! Слышишь?!
- Ты совсем не тяжелая, - сказал он и потопал по тропинке дальше.
Я была уверена, что его хватит от силы метров на десять, но он пронес меня и десять, и двадцать, и тридцать... не показывая при этом никаких признаков усталости! А во мне, корове, килограмм семьдесят пять, если не больше!
- Тебе не тяжело? - я заглянула ему в лицо.
- Нет, что ты, - спокойно ответил он, - только держись за шею, а то тебе не удобно.
Я обняла его и посмотрела Яну через плечо. Следом шли Митра с Теушем и о чем-то тихо переговаривались. Я представила себе всех нас со стороны, и у меня даже руки похолодели, насколько фантастичными и нереальными мы казались в этом лесу...
Километра через полтора, деревья расступились, и мы вышли к берегу реки. Поразительно, но факт, Ян даже не запыхался, более того, он таскал меня ещё минут десять, пока братья выбирали место для рыбалки.
- Вот, здесь не плохо, - Митра кивнул на симпатичное местечко, покрытое ровной зеленой травкой. Почти у самой воды росло одинокое безымянное дерево, и Ян посадил меня у его ствола.
- Лер, ты какую удочку возьмешь? - спросил Теуш, но рыбалка в тот момент занимала меня меньше всего. Я смотрела на Яна и пыталась отыскать в нем хоть малейшие признаки усталости. Ничего подобного!
- Ян, - не выдержала я, - ты каким-нибудь спортом занимаешься?
- Что? - он был занят поисками палочки для копания червей.
- Спрашиваю, спортом занимаешься каким-нибудь?
- В общем, нет, а что?
- Может, качаешься?
- Куда?
- Ни куда, а чем! Мышцы накачиваешь?
- Зачем? - он нашел, наконец, палку и удосужился вслушаться в мои вопросы. - Нет, не накачиваю, а почему ты спрашиваешь?
- А потому, что ты нес меня на руках почти два километра!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...