ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ни с места.
— А что? Что случилось?
— Впереди синий луч.
— Что это такое — синий луч?
— Это охранное устройство. Если ты пересечешь синий луч, вон из той будки вылетит тепловая торпеда. И начнет тебя преследовать.
— Меня?! — закричал Тристан. — Да меня ни один катер не догонит.
— Катер не догонит, а торпеда догонит, — возразила Павлова. — Она с форсированным двигателем и на нее натянута акулья шкура.
— А как же вы? — спросил Тристан. — Вы же пересекаете луч.
— У нас есть фосфоресцирующая фольга на груди. Это и пароль и пропуск в одно и то же время.
— Значит, я должен остаться здесь? — спросил Тристан.
— Здесь ты пропадешь с голоду. Здесь очень плохо с рыбой. Пойдем со мной. Тебя же надо накормить — такого здоровяка.
— Но как я пройду?
— Тебе придется меня обнять. Мы пройдем одним телом.
— О'кей!
Тристан очень много чего знал про повадки и выдумки ребят средних лет. И он подумал про себя: «Как школьники в метро».
Очевидно, в предыдущей своей жизни Тристан был школьником. (А может быть, Тристан так много знал про школьников потому, что младший сын морского технолога Старского Джонни постоянно читал ему книжки о городе и показывал видеокиномультфильмы и детективы.)
— Уж чего-чего, а обниматься я умею, — сказал Тристан и облапил Павлову. (Хотя это неправильно так говорить про дельфинов. Ведь у них плавники.)
— Но, ты не очень, — сказала Павлова. — Не очень-то обнимайся.
— Я же для дела, — возразил Тристан.
— Сейчас ты у меня схлопочешь тоже для дела.
— Но-но, — сказал Тристан, — без рук.
Они миновали синий луч.
— Послушай, — сказала Павлова, — какая у тебя запасная версия?
— Какая такая запасная версия?
— Ну, если тебя поймают, что ты будешь говорить? Что шел лодку взрывать?
— Кто меня поймает? — удивился Тристан.
— Наши, наши тебя поймают. У шпионов бывает запасная версия. Ну, допустим, ты бабочек ловил или приплыл бабушку навестить.
— Ага, с ракетной установкой на пузе и со шпионской камерой на голове.
— Твою установку никто не видел, а камеры и геологи используют.
— Я знаю, — сказал Тристан. — Я буду геодезический дельфин. Однажды на практике мы работали с геодезистами. Мы измеряли магнитное поле Земли.
— О'кей, — согласилась Павлова.
Приближалась сторожевая вышка секретного пионерского лагеря «Белочка».

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «ЗАДЕРЖАТЬ И ОБЕЗВРЕДИТЬ!»
…ЕСЛИ ПОЛУЧИТСЯ!
Полковник Моржов сидел с биноклем у окна уже почти половину суток. Он обшаривал всю гавань метр за метром. От солнечных бликов слезились глаза.
— Где же Павлова?
Но пусто было на волнах. Одни бумажные пакеты из-под молока беспокоили внимание полковника.
Каждые полчаса у него звонил телефон и начальственный голос генерала Мокрого спрашивал:
— Ну что, товарищ полковник, подводная мина еще не обнаружена?
— Никак нет, товарищ заместитель командующего.
— Неизвестный предмет никак себя не проявлял?
— Никак нет, товарищ заместитель командующего.
— Не пора ли уже поднимать по тревоге весь краснознаменный Черноморский флот?
— Никак нет, товарищ заместитель командующего. Подождем еще, я на Павлову очень надеюсь.
И он еще яростнее всматривался в треугольные молочные пакеты.
Заместитель по кадрам подполковник Стукач С.С. каркал под руку:
— Я говорил вам — непроверенный кадр эта Павлова. Надо было Сидорова посылать. А что если ваша Павлова ушла, да еще с фотокамерой.
Тут Моржов закричал:
— Вижу, вижу твою фотокамеру. Вон она плывет!
Он бросил бинокль на стол, схватил преобразователь речи, напоминающий противогаз без резиновой маски, и быстро вышел из кабинета.
Заместитель по кадрам тов. Стукач С.С. схватил бинокль, приставил его к глазам и начал очень внимательно исследовать бухту.
«Э, да она не одна пришла, — понял он. — С ней какой-то молодчик рядом».
— Глаз с него не спускать! — приказал он сам себе и сам себе ответил:
— Есть не спускать глаз!!!
Как только Павлова и Тристан приблизились к дельфиньему комплексу, Павлова велела Тристану спрятаться под мостками.
Она вызвала служителя дядю Яшу из его домика специальной кнопкой на бетоне у мола и закричала:
— Дядя Яша, есть у тебя рыба?
Павлова не кричала, а скрипела, как все дельфины. И скрипела совсем негромко. Но дядя Яша давно уже работал с дельфинами, столько лет, сколько себя помнил, и он понимал все с полуслова без всякого преобразователя речи.
— Есть, — ответил он, — конечно, есть. А что?
— Вот этого молодого че… типа надо бы накормить.
— Сейчас накормим, — сказал дядя Яша и, взяв ведро, пошел за рыбой к леднику.
Через некоторое время он вернулся и стал бросать Тристану большие рыбины одну за другой. Он бросил их штук десять.
Павлова успокоилась и решила:
— Теперь можно к начальству.
Но, как это ни странно, Павлова не сразу поплыла к начальству, а сделала две непонятные операции. Она нырнула и подплыла к подводной клетке с табличкой «Изолятор — Карцер — Предвариловка» и тяжелым блестящим намордником перекусила один прут внизу. Затем, не показываясь на поверхности, подплыла к своей собственной клетке и перекусила у себя пару прутьев на глубине. И только после этого снова вынырнула на поверхность. Но не около своей клетки, а почти на середине бухты, в том самом месте, где погрузилась в воду.
Дверь в ее клетку со стороны моря была открыта. Павлова вплыла туда и увидела, что ее давно уже ждут тренер Петр Пустышкин и полковник Моржов.
Тренер Пустышкин сразу упал навзничь на бетонную полосу и стал осматривать и трогать Павлову. Все ли в порядке? Нет ли ран и повреждений? Все было о'кей.
Он расстегнул ремни на дельфинихе и втащил на мол тяжелое шпионское снаряжение.
— Ну что, Павлова? — закричал Моржов через намордник-преобразователь.
— Что сообщать начальству? Что там было: бомба, мина, робот-шпион или что?
— Ничего особенного, — ответила Павлова. — Так, один геодезический дельфин из Америки. Он измеряет магнитное поле.
— Какое магнитное поле? Чье магнитное поле? Наше магнитное поле?
— Магнитное поле Земли.
— И он из Америки? — допрашивал Моржов.
— Из Америки.
— Из ШСА?
— Ну да. Из ШСА.
— Где он сейчас? Ты его уничтожила?
— Зачем? — удивилась Павлова. — Зачем его уничтожать? Вполне приличный дельфин.
— Он же в наших водах измеряет магнитное поле, вода-то ведь наша.
— Вода наша, — согласилась Павлова. — А Земля-то общая.
«Да, — подумал про себя Моржов. — Политическая подготовочка у нее хуже некуда… Иностранный дельфин измеряет наше поле, считает наши магнитные линии, а ей хоть бы что».
Он не стал заниматься походным воспитанием Павловой. Он помчался к телефону успокаивать командующих и их заместителей, всяких там Сухих и Мокрых. Самое главное, что это была не атомная бомба. А с геодезическим дельфином мы разберемся. Мы ему еще покажем магнитное поле!
Тем временем заместитель Моржова подполковник Стукач уже готовил поимку Тристана.
— Катера, на выход! — командовал он. — Сети готовь!
Катера стали готовиться, прогревать моторы.
Тристан забеспокоился. Он слышал шум моторов под водой и понимал, что их включается все больше.
Высунув голову над водой, он видел, что у клетки Павловой идет беседа. Слышал, как автоматический замок в металлической калитке заклацал и щелкнул, отрезав ей выход в море. И понял, что все складывается не так, как хотелось бы. Поэтому он стал потихонечку пробираться к выходу из бухты.
— Товарищ Мокрый командующий! — закричал Моржов в трубку. — Вернувшаяся Павлова докладывает, что это не бомба и не мина. Это геодезический дельфин с аппаратурой.
А так как он не снял преобразователь речи, в трубке у начальника раздалось:
— Скрип — хрип — хроп — хряп — крип — рип — кроп — кряп — хром — бром
— крюй! Хлюп — хлип — палоли — липлапли — хрюп — хрюп… не хрен… Фиг
— гиф — хри — фи — браме!
— Ты чего там хрюкаешь? — закричал генерал. — Ты где это нахрюкался?
— Я не нахрюкался, товарищ командующий. Это я забыл преобразователь речи снять.
Он оттянул маску подальше от лица и повторил:
— Товарищ Мокрый командующий! Вернувшаяся Павлова докладывает, что это не бомба и не мина. Это геодезический дельфин с аппаратурой.
— Очень хорошо, — сказал товарищ Мокрый. — Приказываю дельфина обезоружить, погрузить в ванну и доставить для допроса в Симферополь живым или мертвым.
— Как в Симферополь? Почему в Симферополь? — залопотал Моржов. — В какой ванне? Как доставить? Куда доставить?
— В центральное разведывательное управление флота! Вот куда, — резко ответил заместитель командующего Мокрый.
— Это что каприз? — спросил Моржов.
— Это приказ, — сурово ответил генерал.
Моржов опустошенно положил трубку на рычаг, но тут же с радостью увидел, как несколько катеров гоняют по бухте неизвестного дельфина. На одном из катеров рядом с рулевым он увидел Стукача.
Катера пытались сетью захватить мощного красавца самца. Но это было настолько глупо, что даже ребенок понял бы, что это бесполезно.
Катера то толкали друг друга, то со всего хода отскакивали один от другого как бильярдные шары. То два катера ловили в сети третий.
«Просто мультипликация! — подумал про себя Моржов. — У этого подполковника не мозги, а побрякушки. Додумался, боевого дельфина рыбацкой сеткой заманивать».
Моржов включил радиокомандное устройство на столе и проревел на все окрестности:
— Самолеты-амфибии на выход. Все привести в боевую готовность! В бомбовые отсеки загрузить контейнеры с сонным порошком.
Но так как преобразователь речи остался у него на лице и случайно включился, по всему водоему разнеслось:
— Храп — хрюп — хреп — крек — крак — крюк — хлюп — хлип — бомс — браме — пирс — парс — перс — хр… пр… тр… — и так далее.
Так что Павлова и все дельфины поняли: дела у Тристана плохи. И не спасут его сильные мускулы, быстрые плавники и быстрые мозги. Против системы людей бессильны личности дельфинов.
А пилоты самолетов не поняли ничего.
Поэтому у Тристана появились шансы добраться до синего луча раньше самолетов.
Моржов быстро исправил свою ошибку и повторил приказание уже без преобразователя речи. И взревели на этот раз уже самолетные двигатели.
Может быть, Тристан и успел бы добраться до синего луча, перепрыгнуть через него, если бы ему не мешали катера.
Они заходили то справа, то слева и перегораживали дорогу сетью. С каждым разом Тристану все труднее давался прыжок через сеть. А тот фокус, который он применил около дельфинария, здесь не проходил. Сети были снабжены специальными пружинами и удар по ним только отнимал силы.
«Кажется, я доигрался! — подумал Тристан. — Эх, Павлова, Павлова!»
Вот вверх поехала белая роща на белых столбах вместе со всеми березами, гнездами и воронами на них. Вот засветились огоньки взлетной полосы. Вот вылетели на вечерний солнечный свет три самолета повышенной обтекаемости. Вот они взяли курс в сторону Тристана, погнались за ним, дымя белыми хвостами.
И как ни метался, как ни нырял Тристан, запутывая след, порошковое облако настигло его и накрыло белым саваном.
А когда настигло его облако, всплыл он вверх брюхом в сопровождении многих мелких рыб и медуз.
— Приказ катерам, — ревел Моржов из своего кабинета, — подобрать дельфина, пока он не захлебнулся!
Но ничего не делали люди на катерах и не могли сделать: они спали. Спали прямо в катерах, несущихся с бешеной скоростью неизвестно куда.
Из одного самолета катапультировался второй пилот. Он ударился об воду с огромной кучей брызг и глубоко ушел в море. Потом он вылетел пробкой на поверхность, снова ушел под воду и снова всплыл.
Пилот осмотрелся и подплыл к Тристану. Он обнял дельфина, что-то сказал ему и поднял его клюв над водой.
Так их вместе и втащили в лодку.
Через час после этих событий наступила ночь.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ПОБЕГ
Тристан проснулся ночью с дикой головной болью. Он долго не мог вспомнить, что с ним случилось и где он находится.
А лежал он, готовый к отправке в Симферополь, в пластмассовой ванне в изоляторе предварительного заключения.
Проснулся Тристан оттого, что кто-то сильно раскачивал ванну и толкал его в бок через мягкую пластмассу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12