ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но чтоб к вечеру яхта была найдена. Считайте, что это личная просьба папы Фурникулеску.
А чего ее обнаруживать, эту яхту? Стоило только подать сигнал, как приходил ответный от Павловой. Яхта была всего лишь в тридцати километрах от катера.
— Да, господа кистеперые, — продолжил капитан, — когда найдете яхту, прикрепите к ее днищу вот этот подарочек.
— Мы не кистеперые, — поправил капитана Тристан.
— Значит, членистоногие.
«Сам ты членистоногий», — подумал про себя Тристан и хмуро сказал:
— Мы китовые.
— Ребята китовые — очень франтовые, — пропел капитан. — Так не забудьте. Прикрепите к ее днищу этот подарочек. — Он швырнул Тристану довольно большой и тяжелый пластиковый диск с чем-то похожим на антенну.
— А что это, господин адмирал? — спросил Генри.
— Это радиомаяк, сынки. Очень ценная штука. Тысяч на сто долларов. В дальнейшем зовите меня просто Джимми.
На яхте «Мария» было спокойно и тихо. Играла музыка. Официанты разносили пиво. Телевизор сообщал последние новости в смысле рекламы омаров и креветок. И повсюду лазал желтоватый мексиканского вида ребятенок — то ли сын, то ли внук министра иностранных дел.
Прикрепившись ко дну корабля магнитной присоской, плыла по морю Павлова. Неожиданно из потока воздушных пузырей возникли Генри и Тристан со своей непомерных размеров тарелкой. Начались объятия, радостные выкрики.
— Слушай, старуха, мы это у тебя прикрепим, — сказал Тристан. — Нам начальство велело.
— А мое начальство мне велело никого к кораблю не подпускать, — возразила Павлова.
— Что же делать? — растерялись Тристан и Генри.
— А что это такое?
— Какая-то очень ценная штука. Тысяч на сто долларов.
— Вот и прикрепите ее к своему кораблю. Не пропадать же такому добру.
Тристан и Генри немедленно вернулись к своему катеру и привесили ему на днище это ценное изделие с рожками.
Яхта «Мария» продолжала свое путешествие. Желтенький ребенок бегал по палубе и играл в мяч. Конечно, мяч очень скоро оказался за бортом. Мальчик заскулил:
— Хочу мячик! Хочу мячик! Хочу мячик, папа!!!
Не останавливать же парусник из-за детской игрушки. И парусник шел и шел. А ребенок ревел и ревел. Чайки начали шарахаться.
У детолюбивой Павловой сдали нервы. Она подхватила мяч носом, догнала яхту и бросила малышу. Началась игра. Все любовались ею. Потому что Павлова умела делать чудеса — ловить и возвращать предметы, жонглировать ими, стоя на хвосте, делать в воздухе сальто.
Теперь малыш изменил свое решение:
— Хочу рыбку!
Эта мысль показалась капитану более интересной и перспективной. Он приготовил сетку-паук и стал пытаться ловить Павлову. Еще бы, заимей такого дельфина, и любой цирк тебе откроет двери — счастливая старость тебе обеспечена. Правда, мокрая.
Но не тут-то было. Ловить Павлову такой сеткой — пустой номер. Все равно что ловить ласточку сачком для бабочек. Она только прыгала через нее и качалась в ней как в люльке. А потом снова выпрыгивала.
Посовещавшись с судовым врачом, капитан бросил Павловой рыбу из холодильника, предварительно запихнув в нее три таблетки снотворного. Хороший урок на будущее!
Павлова стала засыпать на ходу. В таком состоянии выловить ее пауком, конечно, ничего не стоило. Вот паук опустился, сетка подошла, лебедка заработала. Беспомощная Павлова поехала вверх.
В самый последний момент пришла помощь. Из моря пулей вылетел Генри и плюхнулся в эту же сеть.
— Капитан! — закричали матросы. — Они все к нам захотели. Так им понравилась треска.
Но когда из моря вылетел и плюхнулся в сетку Тристан, радость матросов поубавилась, а мощности лебедки явно не хватило. Сетка медленно, потом быстрее, быстрее поползла вниз.
Еще секунда и дельфиниха в воде. Поддерживая ее с двух сторон, Генри и Тристан отвели ее от яхты. В ответ на эти действия раздался пароходный рев малыша.
В это время капитан партизанского катера Джимми опустил в воду конец сигнального устройства и стал отдавать приказания Тристану и Генри:
— Военнообязанные Тристан и Генри срочно вызываются к катеру.
Тристан и Генри подвели Павлову к корпусу яхты «Мария» и помогли ей надеть боевую одежду. С ракетницами на боках и спине она приклеилась магнитной присоской к кораблю и постепенно начала приходить в себя.
— Держись, — сказал Генри. — Мы мигом. Только туда и обратно. Узнаем, что случилось.
В кабинете полковника Еллоу на дельфиньей базе опять выступало военно-морское начальство.
— Очень странно, — говорил пожилой адмирал, вращаясь в плавающем кресле, — они прошли уже треть пути, а реакционная яхта «Мария» до сих пор не напала на прогрессивный катер папы Фурникулеску.
— Что же делать? — спросил полковник.
— Ускорить события. Подтолкнуть.
— Приказ понял, — взял лапищей под козырек Еллоу.
— Это не приказ, — ласково поправил его адмирал. — Это намек.
Полковник нажал кнопку селектора. Из воды возникла молоденькая секретарша с непромокаемой папкой.
— Немедленно передайте на катер намек руководства: «В ближайшее время вам следует подвергнуться нападению агрессивной яхты „Мария"“.
— Слушаюсь, — козырнула непромокаемой папкой секретарша и уплыла. Адмиралы с удивлением смотрели ей вслед — не русалка ли она? Адмиралы вопрошающе подняли глаза на полковника.
— А что вы хотите?! — оправдывался он. — Культурная программа на базе на низком уровне, развлечений нет. Моральный уровень военнослужащих сами знаете какой.
Когда дельфины добрались до капитана Джимми, он зло сказал:
— Где это вы шляетесь, военнослужащие? Или мне сообщить вашему начальству, что вы не выполняете приказа?
— Почему, шеф, — говорит Тристан. — Вы приказали нам искать яхту «Мария», и мы ее нашли…
— Да? И где же она?
— В сорока милях к отсюда к северу.
— О'кей! Надевайте ваши намордники и ракеты и готовьтесь к бою.
— У нас приказ защищать вас, мистер Джимми, — возразил Тристан. — Но у нас нет приказа на кого-то нападать.
— Вот и защищайте, — парировал Красавчик Джимми, — а нападать буду я сам.
Катер набрал огромную скорость и начал делать поисковые круги. Команда прильнула к прицелам пулеметов и к пусковым устройствам торпед.
Забеспокоилась команда на яхте «Мария».
— Шеф, — сказал радист капитану, — нас преследует какой-то неизвестный катер. Что будем делать?
Капитан обратился к министру:
— Господин министр, нас преследует неизвестный катер. Они требуют, чтобы мы отключили двигатели.
— Я думаю, это катер папы Фурникулеску. Надо уходить.
— Полный ход! — последовал приказ капитана в моторный отсек. — Приготовиться к бою.
Яхта была неплохо вооружена. Она размаскировалась и из-под прогулочных лодочек и беседочек возникли торпедные аппараты.
Некоторое время шла погоня. Но катер все-таки был быстроходнее.
— Капитан, запросите союзников, что делать?
От яхты пошли радиосигналы. Они прилетели в кабинет Моржова, где как раз и находилось районное военно-морское начальство.
— Дружественную нам яхту «Мария» преследует неизвестный катер, — докладывал Моржов адмиралам. — Команда запрашивает инструкции.
Адмиралы секунду размышляли над картой.
— Дайте им ответ: «Немедленно следуйте в квадрат № 349, где под видом нефтяного танкера перевозит нефть наш мирный авианосец „Никита Хрущев“, или в квадрат № 943, где под видом туристского лайнера крейсер „Заслуженный отдых“ перевозит в Анголу мирные десантные кубинские войска».
Тем временем катер почти настигает яхту. «Мария» дает залп — и две торпеды, вспенивая воду, несутся на катер. Навстречу торпедам устремляются Тристан и Генри. Они отжимают торпеды от цели. Торпеды расходятся все больше и больше, оставляя катер в середине. Пройдя мимо катера, они устремляются друг к другу и взрываются в километре от цели.
— Молодцы, селедки! — в восторге кричит Красавчик Джимми.
Катер становится на пути яхты.
«Срочно сдавайтесь! Считаю до трех! В противном случае мы пустим вас ко дну!» — радирует Красавчик Джимми.
В это время на базе Тристана и Генри у полковника Еллоу адмиралы в некоторой растерянности. Секретарша-русалка доставила следующие телеграммы:
«Внимание! По сведениям со спутника БИС-43 с палубы нефтяного танкера „Никита Хрущев“ поднялось вверх несколько десятков самолетов. Идут в сторону „Марии"“. „Внимание! Из люков туристского лайнера „Заслуженный отдых“ в море вышло десять торпедных катеров. Направляются в квадрат яхты «Мария"“.
Поэтому Красавчику Джимми срочно был направлен железный приказ: «Немедленно уходите в открытое море».
— Капитан, — закричал радист. — Дан приказ уходить.
— Отлично, — согласился Красавчик Джимми. — Взрываем яхту и уходим. Эй, селедки, вы прикрепили тарелку куда следует?
— Так точно, — ответил Тристан. — Наглухо.
Радист на подносе подал Джимми радиоключ, капитан включил его и передняя часть его собственного катера с места в карьер взлетела на воздух. Радист улетел, а Джимми остался с ключом в руках.
— Караул! — закричал он в микрофон. — Они нас взорвали. Они напали на нас.
И пока его катер медленно погружался в воду, красавчик капитан бросился в кабину легкого вертолета на корме.
— Вперед! — скомандовал он пилоту. — Мы должны расстрелять эту яхту. Иначе папа Фурникулеску расстреляет нас.
Вертолет сделал заход на яхту, и две огненнохвостые ракеты из-под его днища устремились к белому кораблю. Секунда и два взрыва просто разломали яхту «Мария».
В стороне три дельфина в ужасе наблюдали эту картину.
— Это и есть учебные взрывы, обещанные нам капитаном Джимми, — сказал Генри.
— И производятся они боевыми ракетами с боевого вертолета, — подхватила Павлова.
Море постепенно пустело. В разные стороны расходились спасательные лодки. На месте белой яхты плавал на обломках крушения только один желтоватый ребенок, тот самый, который играл в мяч с Павловой. И почему-то вертолет упрямо кружил и кружил над этим местом и все стрелял и стрелял из пулемета по обломкам корабля и по копошащемуся ребенку.
Этой картины не выдержал все тот же Генри. Он крикнул Павловой:
— Стреляй. Чего ты ждешь?
— Дельфины не должны нападать на людей, — возразила она.
— Люди здесь, — возразил на это Тристан. — А там эти… как их там… коммунисты.
Он разогнался и в очередной заход вертолета, на три метра вылетев из воды, сделал выстрел ракетой.
Наступила полная и резкая тишина. Океан был спокоен и велик. Дельфины бросились к малышу, который уже взобрался на маленький плот, и быстро начали буксировать его в сторону ближайшего кораллового рифа.
И вовремя, потому что на это место уже прилетели первые из пятидесяти обещанных самолетов и подплывали первые из пятидесяти обещанных катеров.
Они долго кружили над местом побоища, исследуя его долго и тщательно. Но они не нашли ничего тревожного и подозрительного и удалились на свои «мирные» базы.
Никого в океане. Только тройка дельфинов толкала по очереди куда-то маленький надувной плотик с маленьким мальчиком. Они становились все меньше, и меньше, и меньше. И постепенно превратились в точку.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. МИККО — СЫН ПАВЛОВОЙ
Раннее утро. Тихо спит военно-морская база.
Огромное залитое солнцем море окружает ее. Никого. Никого-никого. Ни одной тебе подводной лодки, ни одного катерочка.
Но вот в море появилась маленькая черная точка. Это была Павлова, она толкала перед собой крохотный надувной плотик. На плоту сидел желтокожий ребенок и держал в руках надувного красного крокодильчика. Павлову сопровождали Тристан и Генри.
— Прячьтесь! — сказала она им. — Уходите! Это плохо кончится. Вас могут поймать.
— Меня! — возмутился Тристан. — Меня! Меня никто еще не ловил!
— Ты забыл, от какой клетки эти рубцы! — напомнила ему Павлова. — Так я покажу. Во-он от той.
— Она права! — согласился Генри. — Уходим.
Дельфины повернулись и поплыли к выходу из бухты.
— Эй, Павлова! — закричал Генри напоследок. — Мы побудем здесь, неподалеку. Вместе с вольными. В случае чего ты нас зови.
На этом они и расстались. Павлова подплыла к круглой педали у бетонного пирса с надписью «Вызов служащего» и толкнула носом эту педаль.
Раздался низкий, пароходного толка гудок и из двери маленького служебного помещения вышел заспанный дядя Яша.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12