ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Valkiriya
«Зима драконов»: Эксмо; Москва; 2008
ISBN 978-699-26779-8
Аннотация
Такалина, Богиня-Созидательница, сотворила из падающей звезды Дракона и даровала ему дом на севере. Племя крылатых королей всегда было малочисленным, но род их не угасал, и вот родились два мальчика-близнеца. Но кровь отца-дракона унаследовал только один из них, и второй позавидовал ему. И воспряло древнее Зло, и замер в ужасе мир под ледяным дыханием Зимы Дракона...
Элизабет Линн
Зима драконов

У нас бескрайняя страна; еще никто не достиг ее
Границ. И она скрывает тайны, недоступные
воображению человека.
Здесь мы живем двумя жизнями: лето – под факелом
жаркого солнца, зимой – под ударами северного ветра.
И когда Мрак опускается на нашу страну… мысль
человеческая движется окольными путями… и многое
дотоле скрытое, становится явным.
Слепой Амбросий
ПРОЛОГ
Лежавшая в постели женщина была очень слаба. Пот струился по ее Лицу и телу. Стоял август, и горячий утренний воздух застыл в каменных покоях. Огромный холм живота почти не шевелился. Вот уже два дня продолжались родовые схватки – слишком долго для такой маленькой, хрупкой женщины. В комнате пахло потом, кровью и ароматическими травами.
– Моя милая леди Хана, вы должны тужиться, – уговаривала Лирит Кордис, главная среди женщин замка.
Она вытерла худое мокрое лицо роженицы прохладной тканью. Лирит прекрасно разбиралась в рождении детей; она и сама произвела на свет троих отпрысков, которые уже выросли, и присутствовала при рождении Коджиро Атани, хозяина замка. Лирит старалась говорить спокойно, но на лице ее застыла тревога. Хана Атани лежала с закрытыми глазами, ничего не замечая. Страх клубился в комнате, как дым. Роды начались на месяц раньше срока, и дети – двое, милосердная Мать! – были крупными, а узкобедрая Хана отличалась хрупкостью… Ей едва исполнилось семнадцать лет.
Однако она была женой воина и дочерью воина. Глубоко вдохнув, Хана собрала остатки мужества и сил и сделала то, о чем ее просили. На нее обрушилась ослепительная боль. Закинув голову назад, точно раненая лошадь, Хана закричала. Стоящие на бастионах часовые услышали ее вопль сквозь высокие узкие окна, а те, чьи жены или любовницы уже рожали, мысленно сосчитали часы и покачали головами. Некоторые бросали незаметные взгляды на Лоримира Несса. Молодой аверранский воин стоял в стороне, обратив лицо к солнцу и опираясь локтями о каменный парапет.
– Лирит, – прошептала Хана. – Мне так больно.
– Я знаю, сердце мое, – ответила Лирит. – Так должно быть. Будь храброй. Боль пройдет.
Но боль не проходила, лишь немного отступая временами. Женщины, стараясь хоть как-то облегчить страдания роженицы, делали ей горячие компрессы, давали сладости для поддержания сил. Хана Диамори Атани металась на постели, потом прошептала имя.
– Ты ничего не слышала, – резко сказала Лирит юной Бриони, которая принесла из кухни чистую воду.
Хана Атани застонала и снова трижды повторила имя человека, который не был ее мужем. Однако всему наступает конец. Распростертая на смятых влажных простынях, Хана неожиданно хрипло закричала. Руки отчаянно сжались в кулаки. Кровь хлынула между ног, и вместе с кровью появился покрытый слизью ребенок с красной кожей и золотистыми волосами. Аум, помощница управителя, приняла его и осторожно вытерла чистым полотенцем, Лирит недрогнувшей рукой перерезала пуповину.
– Почему так много крови? – испуганно спросила Бриони.
– Внутреннее кровотечение. Помалкивай и нажми вот здесь, – сказала Лирит.
– Как ребенок?
– Мальчик, – ответила Аум. – Сильный. Хорошо сложен. Глаза как голубые самоцветы. – Ребенок громко закричал. – И у него сильные легкие.
– Возблагодарим Мать. Хана, милая моя малышка. Хана! Джулия, дай ей понюхать ароматической травы. Второй ребенок еще не родился.
– О милосердная Седи! – прошептала Аум. Лирит подняла голову.
– Что такое?
В голосе уравновешенной Аум слышалась паника. Вместо ответа она схватила ручку ребенка и показала ее Лирит. У мальчика оказался удивительно крупный кулачок. А потом Лирит увидела маленькие, кривые и острые когти.
– Ребенок дракон, – сказала Лирит, посмотрев в сияющие лазурные глаза мальчика, и в ее голосе прозвучала гордость. – Кровь дракона проявилась. О дорогой. Ты истинный сын своего отца. Когти отпадут. Но сейчас нужно их перевязать, чтобы он не поранил себя или Тессу. – Тесса, кормилица из Чингары, ждала на кухне. – Аум, искупай его и уложи в колыбель.
– Лирит, леди Хана не дышит! – воскликнула Бриони.
– Приподними ее немного, – приказала Лирит. – Поднеси ароматические травы. Вымой лицо самой холодной водой, которая у нас есть.
Но им негде было раздобыть холодной воды в то душное августовское утро. И когда красное солнце поднялось из восточного моря, Хана Диамори Атани умерла. Лирит извлекла второго ребенка из ее чрева.
У мальчика оказались такие же золотистые волосы, как у брата, однако на маленьких пальчиках не было когтей. Лирит опустила его вниз головой и шлепнула по спине, чтобы он начал дышать. Мальчик вздохнул, но не закричал.
Горячий ветер пробежал по каменным покоям, и над бастионами послышался громкий стук рукоятей кинжалов по щитам. В замке поднялся шум.
– Наконец-то! Лорд– дракон вернулся домой, – сказала Аум и сложила руки на груди Ханы. Покойная казалась особенно хрупкой. – Бриони, быстро, принеси чистую простыню. И не задерживайся! Милорд может войти в любой момент. Нельзя допустить, чтобы он увидел ее такой.
Бриони торопливо вышла из комнаты. Она очень устала – женщины не спали два дня и две ночи. Лирит положила второго мальчика на протянутые руки Джулии. – Выкупай его и заверни, как следует. Он выглядит хрупким по сравнению с братом. – Тут только она заметила кровь на правой щеке и на бедре. – Бедный малыш. Вам было тесно в материнской утробе, и твой старший брат торопился поскорее выбраться на свободу. Обещаю тебе, что твои шрамы заживут. – Молчаливый ребенок внимательно смотрел на нее, неподвижно лежа на залитых кровью руках.
Послышался стук тяжелых сапог по каменному коридору. Дверь распахнулась; женщины быстро отступили в сторону. Лорд был молодым человеком, гибким и сильным, его волосы, подобные желтому пламени, развевались за спиной, да и двигался он, точно пламя, – грациозно, беззвучно и неумолимо.
– Милорд, у вас два красивых сына, – сказала Лирит.
Она подняла старшего мальчика. Коджиро Атани протянул к нему свои сильные теплые руки. Лирит вложила в них ребенка.
– Ребенок– дракон, – прошептал мужчина и склонил голову. – Добро пожаловать, мой маленький и золотой. Имя твое Карадур. – Это означало Приносящий Огонь. Лицо Коджиро засияло от гордости. – Он прекрасен.
– С ним все хорошо, милорд. – Лирит взяла из рук Джулии второго ребенка. – А это его единоутробный брат.
Коджиро Атани посмотрел на второго мальчика.
– Он такой маленький… – Длинная царапина на щеке ребенка все еще кровоточила. – Он ранен. Кто это сделал?
– Его старший брат слишком торопился выбраться наружу, – негромко ответила Аум.
– Ага. – Мужчина погладил гладкую, словно лепесток цветка, щеку Карадура. – Ты нетерпелив. Так нельзя поступать с братом! – Ребенок-дракон бессмысленно смотрел вверх, размахивая кулачками. – Лирит, он смотрит на меня! Он меня видит?
– Нет. Он еще слишком мал, милорд, – ответила Лирит.
С величайшей нежностью Коджиро Атани вручил своего старшего сына Аум. Потом осторожно положил руку на пушистую головку младшего.
– Ну, мой маленький, тебя зовут Тенджиро. – Это означало Надежда Небес. Он нахмурился. – Он такой тихий. Мальчик здоров?
Лирит нащупала пульс – он был ровным и сильным.
– Мальчик в полном порядке, милорд.
– Постарайтесь, чтобы с ним ничего не случилось, – тихо проговорил Коджиро Атани. – Если с моими сыновьями что-нибудь произойдет – у других также есть дети _ На мгновение в знойном воздухе вспыхнул бело-золотой драконий огонь, и в глазах лорда-дракона промелькнула бешеная ярость.
Девушка Джулия и Аум Найлсдеттер вздрогнули. Но Лирит Кордис служила Алому Дракону, Аталайя Атани, матери Коджиро, и знала, что более всего, после верности, драконы ценят мужество. Она спокойно посмотрела на хозяина замка.
– Вашим детям ничего не грозит, милорд.
– А моей жене?
Лирит отошла в сторону, чтобы он взглянул на постель и лежащую на ней женщину. Бриони и Джулия успели сменить окровавленные простыни, укрыли ее розовым шелком и расчесали чудесные темные волосы, которые волнами спадали на подушку. Изящное лицо с кожей цвета слоновой кости стало гладким, точно лунный свет. На тонкой шее блестело ожерелье с топазами и янтарем, принадлежавшее Аталайе Атани.
Коджиро подошел к постели и взял руку жены.
– Она была такой молодой, – сказал он. – И оказалась далеко от дома.
– Милорд, мы сделали все, чтобы ее спасти, – сказала Лирит.
– Я знаю… – Он повернулся. – Сегодня ночью мы будем бодрствовать у ее ложа. Аум, ты была ее подругой. Ты позаботишься об этом? А завтра мы найдем место ее упокоения.
– Вы не отошлете тело домой?
– Нет. Аверра слишком далеко. Конечно, я сообщу о смерти Ханы ее семье. Но ее душа должна остаться рядом с детьми, чтобы охранять их.
Женщины переглянулись.
– Но где…
Рядом с темными стенами замка Атани не существовало погребальных курганов или пирамид. Драконы не находят вечного покоя на земле.
Коджиро Атани нетерпеливо нахмурился.
– Какое это имеет значение! Она мертва. – Он отпустил холодную руку Ханы. – Нам нужно место, где мои сыновья могли бы ее навещать, – продолжал он уже мягче.
Потом он развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Аум положила Карадура Атани в колыбель.
– Лирит, я должна тебя оставить, – тихо сказала она. – Я слишком долго отсутствовала, Азил будет меня искать… – Азилу, ее сыну, исполнилось три года. – Я пришлю Тессу. Тебе еще что-нибудь нужно?
Лирит покачала головой. Аум и Джулия тихо вышли из душной печальной комнаты. Лирит присела на край постели. Она была ширококостной, тучной женщиной, у нее болели ноги. Слегка раскачиваясь, Лирит начала тихонько напевать. Тенджиро неподвижно лежал у нее на руках.
– Лирит, – раздался тихий мужской голос. Она вздрогнула, инстинктивно прижимая к себе ребенка. На пороге стоял Лоримир Несс. – Можно мне ее увидеть?
Лирит встала.
– Тебе не следовало сюда приходить.
– Я знаю. – Бородатое лицо мужчины застыло от горя. Он быстро подошел к постели, взял тонкую руку Ханы Диамори Атани и поднес к губам. – Когда ее похоронят?
– Завтра.
– Ты знаешь, где будет могила? Нужно, чтобы вокруг была зелень. Она любила сады. – В бороде у него блеснули слезы. Он посмотрел на тихого ребенка на руках Лирит. – Это ребенок– дракон?
– Нет. Это его младший брат, Тенджиро. Лоримир, уходи, пока тебя никто не увидел.
– Хорошо, – кивнул воин и вышел.
Тихий ветерок слегка отодвинул занавеску на высоком окне. Солнечный луч упал на окровавленную щеку Тенджиро Атани. Он пошевелился, всхлипнул, и его тонкие веки затрепетали.
– Бедняжка, у тебя нет матери. Но вес будет хорошо, – проворковала Лирит, укачивая ребенка.
Птичка спит, жучок бежит,
Солнышко ушло гулять,
Звездный свет идет искать,
Тише, тише, мой малыш,
Ночи шепоток услышь.
Мальчик на ее руках лежал очень тихо, зажмурив глаза в лучах яркого солнца.
Часть 1
ГЛАВА 1
Его звали Карадур Атани. Брат называл его Каджи; офицеры гарнизона в лицо обращались к нему «милорд», а между собой называли Драконом.
Дом его, замок Атани в Иппс, известный как Крепость Дракона, с черными стенами, был древним и прочным, подобно северным горам, на которых его возвели. В отличие от соседних замков Крепость Дракона никогда не подвергалась нападению и осаде. Ее ни разу не занимал враг.
Голубым сентябрьским утром человек, которого солдаты называли Драконом, в сопровождении своего лучшего друга, брата– близнеца и половины гарнизона ехал по склону холма, на котором стояла его Крепость. Он охотился на кабана. Дикий зверь вышел из леса, расположенного к северу от Чингары, и оказался на пшеничном поле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...