ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ей понадобилось несколько минут, чтобы переодеться в голубой купальник, купленный в Сорренто. Заправив волосы под белую резиновую шапочку, Грента вышла на палубу.
– Ух! – пробормотала она с притворным страхом, поглядев на воду. – Высоковато прыгать!
– Страшно? – без малейших признаков сочувствия спросил он.
– Уж больно высоко!
Вдруг Крейг слегка подтолкнул ее, и она оказалась под водой.
– Смотрите не повредите якорную цепь! – крикнул он, когда Грента вынырнула.
Она отряхнула воду с глаз и хотела ответить ему что-то язвительное, но он исчез, а через несколько минут появился в черных плавках. Изящно прорезав поверхность воды, Крейг сильными профессиональными гребками поплыл к ней.
Грента перевернулась на спину и, покачиваясь, лежала на воде, глядя на небо.
– Когда вы устанете болтаться на волнах, поплывем к яхте наперегонки? – предложил он.
– Болтаться! – негодующе взвизгнула она. – Мне все равно не победить тех, кто переплывает Ла-Манш! Я предпочитаю плавать спокойно.
– Никакого честолюбия! – язвительно заметил он.
Крейг подплыл к яхте первым и помог ей залезть на палубу.
В салоне Грента быстро оделась, освеженная плаванием в приятной воде.
Позавтракать они сошли на берег в небольшом местечке, состоящем из двух-трех гостиниц и нескольких семейных бунгало, утопающих в зелени.
– Здесь отменно кормят, – объявил Крейг, когда их подвели к столику в беседке, увитой виноградником.
Грента уже знала некоторые итальянские блюда, но из предосторожности позволила Крейгу выбрать меню.
Завтрак был превосходен: рыбный суп, запеченный ягненок с баклажанами, а на сладкое – слоеные пирожки с очень вкусной начинкой, и все это под легкое местное вино.
Крейг, похоже, никуда не торопился, и Грента тоже решила расслабиться. Закурив сигару, он вытянул длинные ноги.
– Вы отчаянно стараетесь казаться терпеливой, но я понимаю: вы мечтаете поскорее идти, чтобы за один день все осмотреть. Греческие храмы и Паэстум долго ждали вашего визита, и к ним надо подойти лениво, безмятежно.
– Я принимаю ваш упрек, – сложа руки на коленях, с наигранным смирением произнесла Грета и украдкой взглянула на Крега. Он сидел с закрытыми глазами, но она была уверена, что наблюдал за ней из-под прикрытых ресниц.
Немного погодя он повел ее по дороге, окружавшей небольшой городок. Храмы стояли на широкой, плоской равнине, вознося к чистому голубому небу высокие жолобчатые известняковые колонны.
Грента уже знала, как много столетий эти храмы были скрыты от людских глаз, их откопали только в восемнадцатом веке.
– И все равно меня удивляет, что они сохранились, а не были стерты с лица земли варварами или какой-нибудь стихией! – поделилась она своими мыслями, когда они остановились перед храмом Нептуна. – А возможно ли, что при раскопках в других местах обнаружат еще какие-нибудь храмы или иные следы греческой цивилизации? – спросила Грента.
– Мы на это надеемся, – ответил Крейг, и она почувствовала, как его голос вибрирует от волнения. – Здесь, в Паэстум, вовсю идут раскопки.
– Значит, Мервину было бы над чем здесь поработать, если бы удалось выделить время?
– Конечно. Перед ним открылось бы широкое поле деятельности.
Грента быстро взглянула на Крейга, уловив в его тоне некоторый холодок. Неужели из-за того, что она просто упомянула Мервина? Крейг смотрел вперед, на один из храмов.
Когда они дошли до храма Цереры, Грента села на теплый камень парапета, ухватившись руками за края.
– Мне нравится трогать камни, положенные кем-то почти три тысячи лет назад, – тихо произнесла она. – То же самое солнце согревало тех, кто работал, тот же дождь поливал их. Возникает ощущение вечности.
Крейг предостерегающе глянул на нее и удивленно спросил:
– И часто вы впадаете в такой поэтический экстаз?
– Вам обязательно всегда смеяться надо мной? – огрызнулась она, чувствуя, как у нее портится настроение.
Он улыбнулся и дружески сжал ее плечо:
– Я не смеюсь над вами. Не принимайте меня так уж всерьез. Я отлично понимаю, что вы имеете в виду, говоря о вечности. Это одна из причин, почему я люблю мою работу.
Через некоторое время Крейг предложил посетить небольшой музей, а потом, как и обещал, отвел ее на то место, откуда были видны все храмы в свете заходящего солнца. Грациозные колонны, похожие на блестящие бронзовые изваяния, создавали на фоне темно-синего моря почти невероятное зрелище.
На обратном пути к берегу они молчали, и Грента радовалась, что Крейг, очевидно, понимал ее настроение.
Шлюпка стояла на месте, где ее и оставили, и Крейг очень быстро преодолел расстояние до яхты. Грента с удовольствием отдыхала, пока Крейг вел яхту в Салерно, где и предложил пообедать. Но, привязав яхту на пристани, неожиданно заявил:
– Я передумал. Мы поедем в мой знакомый ресторан в Виетри. – И остановил проходящее такси. – Если вы, конечно, не возражаете?
Улыбнувшись и слегка пожав плечами, Грента села в такси.
– Эти места вы знаете лучше меня. Я принимаю ваш выбор.
– Всегда? – спросил он.
– Ну, нет, – быстро отозвалась она. – Обычно я не трачу много времени на принятие решения, если твердо уверена, чего мне хочется.
К счастью, они так быстро приехали, что обсуждение ее характера было прервано.
Официант предложил меню, и пока Крейг изучал его, Грента рассматривала стены ресторана, украшенные раковинами и освещенные фонариками в форме раковин самых разнообразных цветов, попутно размышляя, почудилось ли ей, что она уловила исполненный серьезности и важности мимолетный взгляд холодных голубых глаз Крейга? Конечно, он знал многих девушек, и, несомненно, коли взял одну из них на такую прогулку, то готов до самого вечера источать свое очарование.
– Когда вы отправляетесь на более длительные прогулки, то сами готовите себе на борту? – поинтересовалась она, твердо решив поддерживать разговор на практические темы.
– Иногда. Я не очень хорошо готовлю. Если мы обедаем на борту, то я обычно полагаюсь на компетенцию моих друзей.
– И оцениваете девушек согласно их талантам?
– Разумеется. У меня есть небольшая черная книжечка, и в ней я отмечаю их имена звездочками. Но, конечно, в кулинарном искусстве никто не может сравниться с Андре. Он достоин чести быть поваром в ресторане пятизвездочного отеля!
– Боюсь, я могла бы работать разве что в однозвездочном отеле, – призналась Грента. – А может быть, меня не взяли бы даже туда! Я не достойна быть занесенной в вашу маленькую черную книжечку.
После обеда Крейг привел ее на маленькую улочку, где торговали керамикой и всякими безделушками. Там Грента купила чашу красивой формы с серебристо-серыми стилизованными фигурками на розовато-лиловом фоне.
Наконец, они вернулись на яхту и отчалили. Грента стояла на палубе и смотрела на исчезающий Виетри. Она знала, что при дневном свете этот городок поднимается из моря нагромождением белых домов, но сейчас уже темнело, и только пляшущие огоньки, зеленые и золотистые, красные и голубые, говорили об их существовании.
Теперь пригодился теплый шерстяной жакет: на палубе яхты с заходом солнца заметно похолодало.
Причалив в Монтори, Крейг сошел на берег вместе с ней, хотя она этого не ожидала. Грента собиралась добраться до виллы на такси.
– Зайдем к Марко, – предложил он.
Играл оркестр мандолин, и Грента поняла, что сегодня, в пятницу, они дают обычный будничный концерт.
Кафе на мостовой было заполнено, но Крейг сунул официанту несколько лир, и вскоре перед ними был поставлен столик с двумя стульями.
Убаюканная музыкой, Грента чуть не задремала, но вдруг ее внимание привлекла знакомая мелодия.
– Я очень часто слышу эту мелодию, – сказала она. – Ее кто-то постоянно играет поблизости от виллы. Вероятно, это музыкант из оркестра. Интересно, кто из них?
– Может быть, тот старый дедушка, что в углу? – предположил Крейг. – Или этот коренастенький слева? А может быть, тот мальчик справа? Наверное, он увидел вас с балкона и играет вам серенаду!
– Скорее всего, его романтические порывы направлены в другую сторону.
Крейг заказал бутылку изумительного местного сладкого вина и блюдо с абрикосами и маленькими сливами.
Грента не заметила, когда смолкла музыка и ушел оркестр. Ей было приятно сидеть здесь с Крейгом, вдыхая просоленный воздух и поклевывая фрукты. Но, взглянув на часы, она вдруг обнаружила, что уже почти полночь.
– Ах, Крейг! Простите, что задержала вас! Вам, наверное, пора возвращаться домой?
– Сегодня я никуда не поеду, – засмеялся он. – Выпив столько вина, я рискую идти зигзагом! Высплюсь на борту, а утром вернусь в Сорренто.
– Да, конечно, я забыла, что вы можете переночевать на яхте.
– Вы готовы идти?
Грента немедленно встала. Оставаться больше Не имело смысла.
Крейг остановил такси и, к ее удивлению, сел с ней. На полпути к вилле он вынул из кармана крошечный сверток.
– Не развертывайте сейчас, – усмехнувшись, прошептал Крейг. – Это сувенир из Виетри.
, – Мне?
– Ну а кому же еще?
– Спасибо за прогулку, Крейг! Я получила огромное удовольствие.
Он обнял ее за плечи, и она почувствовала силу его рук. Вскоре такси остановилось у закрытых ворот виллы. Крейг вышел из машины и потянул за длинную железную цепочку гонга. Затем подождал, пока открылись ворота.
У Гренты руки были заняты свертками и сумочкой, и несколько секунд она колебалась.
– Спокойной ночи, Крейг. И спасибо вам.
Если она надеялась, что он поцелует ее на прощание, то ее ждало разочарование, потому что он лишь кивнул.
– Как-нибудь увидимся еще! – Сел в машину и уехал.
Войдя в комнату, Грента с удовольствием отметила, что Анна, по-видимому, уже легла спать. Ей необходимо было остаться одной, чтобы еще раз ощутить очарование этого дня, который начался так неудачно, а закончился сплошными удовольствиями.
Уже окончательно погружаясь в сон, она решила, что не стоит серьезно воспринимать эту поездку и воображать, что Крейг и дальше будет приглашать ее на такие прогулки. К этой прогулке надо отнестись так же, как если бы ее пригласил Мервин. И все же она не может одинаково относиться к ним! Но постарается не показать Крейгу, что ожидала большего, чем он готов ей предложить.
И вдруг вспомнила, что еще не развернула его подарок. В упаковке оказался фарфоровый ослик!
В магазинах Виетри Грента видела керамических слоников и других животных, но они не привлекли ее внимания. Однако получить такой сувенир от Крейга на память о сегодняшней поездке! Значит, вот как он к ней относится! Вероятно, Крейг дарит фарфоровых осликов всем девушкам, чьи имена вычеркивает из своей маленькой черной книжечки, чтобы напомнить, что не следует обманываться на его счет!
Глава 7
Выспавшись, Грента решила, что должна отнестись к вниманию Крейга как к небольшой перемене в ее жизни на итальянском побережье. – Утром заходил синьор Камерино, – сообщила Анна.
– Роландо?! – встревожилась Грента. – И долго он пробыл? Зачем он приходил?
– Вероятно, к вам, синьорина, а зачем – я не знаю, – пожала плечами девушка.
– Он просил что-нибудь передать?
– Кажется, нет.
Когда Анна удалилась, Грента с аппетитом позавтракала. Какую пакость на этот раз замыслил Роландо? Конечно, он догадался, что Гренты, скорее всего, не будет на вилле если не весь день, то достаточно долго, поскольку встретил ее почти в десять часов. Возможно, он проследил за ней и видел, как она садилась на яхту Крейга. Если он задумал стянуть еще какую-нибудь ценность, путь был открыт.
Одевшись, Грента сразу же спустилась в гостиную, где хранились описи, и отперла шкаф. Казалось, все лежало на своих местах, но если он не тронул описи, это еще не значит, что его визит прошел бесследно. Засунуть в карман какую-нибудь маленькую, но ценную вещь достаточно просто.
Гренту мучили угрызения совести: она чувствовала, что пренебрегла своими обязанностями в отсутствие графини. Конечно, никто не назначал ее хранителем сокровищ виллы. Дом напоминает открытый музей, куда может войти любой и, как магазинный воришка, стянуть какую-нибудь небольшую вещицу.
Весь день Грента усердно работала, полностью сосредоточившись на описях, сопоставляя занесенные в них предметы с теми, что находились в различных комнатах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19