ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я пришел помочь вам с этой трудной задачей, – самым любезным тоном сообщил он.
Некоторое время Грента смотрела на него, любуясь его загорелым лицом, носом с небольшой горбинкой, голубыми глазами, в которых теперь читалось выражение обманчивой невинности. Затем тихо засмеялась.
– Спасибо.
Пока они сверяли вещи с расписками, разбирались со справками о продаже и другими документами, она все думала: он пришел помочь ей или чтобы увидеться с Ориеллой?
Графиня к ленчу не вышла, и за столом На террасе сидело только четверо: Мервин, Крейг, Ориелла и Грента.
Крейг сердечно улыбался Ориелле через край бокала с вином. Грента всем сердцем жаждала лучше понять этого человека. И она снова сказала себе, что, если в ней есть хоть капля здравого смысла, с этого момента она будет считать Крейга добрым другом, но не больше.
Глава 10
Осмелев от успешного изъятия у Роландо инкрустированной шкатулки, которую, как она считала, он украл, Грента снова занялась расспросами о недостающих предметах.
– Вы помните венецианское зеркало? – спросила она однажды утром Ориеллу. – После смерти вашего дедушки оно было на вилле?
– Я почти уверена в этом. Я же вам говорила, что смотрелась в него.
– В таком случае, если нам удастся это доказать, зеркало не должно быть отдано Роландо, – заявила Грента.
– Крейг сказал, что если нам удастся найти, где Роландо хранит сокровища, или узнать имя эксперта, который его консультирует, тогда мы сможем заставить Роландо вернуть украденное.
– Эксперта? – переспросила Грента.
– Да. – Ориелла немного нахмурилась. – Этого человека может знать Эдмондо.
Эдмондо, пожилой мажордом, управляющий хозяйством графини, оказался в высшей степени услужливым, когда Грента осведомилась у него об эксперте. Он сообщил, что Роландо часто привозил из Неаполя эксперта по искусству оценить различные коллекции, принадлежащие Саймону Харфорду Страттону. Мажордом не знал его адреса, но назвал его имя.
Адрес эксперта по искусству нетрудно было найти в телефонной книге.
Немного поразмыслив, Грента решила, что разумнее всего не представляться эксперту лично, а написать ему письмо и спросить, нет ли у него на примете для продажи какой-нибудь определенной вещи. И сделать это кому-нибудь постороннему, например Джозефу.
Мервин не возражал, и Грента позвонила Джозефу в Сорренто.
– Я не хочу вовлекать вас в грязные делишки, но мне нужна ваша помощь. Не могли бы вы от своего имени написать этому торговцу, что у вас есть друг, который очень хочет купить венецианское зеркало конца семнадцатого или начала восемнадцатого века, предпочтительно восьмиугольное?
– Конечно, – согласился Джозеф. – Буду рад помочь вам. Я знаю от Крейга, что вы, кажется, напали на след человека, который проявляет повышенный интерес к сокровищам виллы Страттонов?
– Больше ни слова! – со смехом перебила его Грента. – Все должно сохраниться в тайне!
Через день-другой Анна, взявшая на себя заботу о Бенно, принесла ему настоящую мандолину.
– У Пьеро, садовника с соседней виллы, теперь новый инструмент, а этот я попросила его подарить Бенно, – пояснила она.
– Не слишком ли дорогой подарок ребенку? – возразила Грента.
– Нет. Бенно хороший мальчик. Он ее не сломает.
– Ладно. Большое спасибо, Анна. И молодому человеку тоже спасибо, пожелайте ему счастья.
Позвонил Джозеф и сообщил новости относительно венецианского зеркала. Эксперт ему ответил, и Крейг с Андре сегодня вечером привезут ей его письмо. Грента поблагодарила Джозефа за помощь, но когда разговор закончился, села за стол и засмеялась. Неужели для того, чтобы привезти письмо из Сорренто, нужны двое сильных мужчин? Интересно знать, какова их истинная цель?
Когда ранним вечером мужчины приехали, Грента с Ориеллой играли в теннис.
– Нам сказали, что мы найдем вас на корте, – сообщил Крейг.
– Надеюсь, вы удачно довезли вашу тяжелую ношу? – насмешливо поинтересовалась Грента.
Поздоровавшись, Андре взял Ориеллу за руку, и они удалились, оставив Гренту с Крейгом наедине.
Письмо было написано по-итальянски. Эксперт предлагал приехать к нему в галерею Неаполя посмотреть на имеющиеся у него зеркала.
Грента пришла в восторг.
– Вы, конечно, понимаете, что это могут быть вовсе не те зеркала, которые вы ищете? – заметил Крейг.
– Да, но пока что это самый удачный наш шаг: мы проникнем в галерею! А вдруг там окажутся и другие пропавшие предметы?
– Кто поедет с вами в это воровское логово? – полюбопытствовал Крейг. – Мервин?
– Да, и синьор Раметта, адвокат, если мы договоримся о дате. И вы тоже, если хотите, – запоздало добавила она.
– Спасибо, лучше поздно, чем никогда. – Крейг посмотрел на нее, приглашая ее исправить ошибку или извиниться, но она не приняла вызова.
– Бенно подарили мандолину, – сообщила ему Грента. – Как вы думаете, может быть, Андре стоит посмотреть на нее и оценить, не слишком ли это ценная вещь для маленького мальчика?
Грента сходила в дом за мандолиной, потом они вместе с Крейгом отыскали Андре с Ориеллой.
– Неплохой инструмент, – заявил Андре, взяв на мандолине несколько аккордов. – Вполне подходит для обучения мальчика.
– А теперь сыграйте нам серенаду! – заказала Ориелла.
Она села на каменную скамейку, Грента рядом с ней, а Крейг встал в двух-трех футах от них. Андре исполнил пару хорошо известных мелодий.
– Сыграйте «Вернись в Сорренто», – попросила Ориелла.
– Вы действительно хотите, чтобы я вернулся в Сорренто? – откликнулся Андре.
– Сыграйте! – произнесла она тоном, не допускающим возражений.
Когда он во второй раз заиграл рефрен, на тропинке внезапно появился Роландо. Он по-дурацки заморгал, глядя на четверых, повернувшихся к нему.
– Добрый вечер, Роландо, – приветствовал его Крейг. – Вот уж не ожидали встретить вас…
– Убирайся немедленно! – воскликнула Ориелла. – Тебе не разрешено приходить сюда, ни в дом, ни в сад!
– Простите, я подумал… – Роландо не стал объяснять, что он подумал, и бросился в кусты, а Крейг побежал за ним.
– Любопытно, – очень скоро вернувшись, заметил он. – Он перелез через разрушенную стену, ведущую в соседний сад.
Грента улыбнулась, но не стала ничего объяснять. Это подождет, но теперь ясно, что некоторые мелодии служат кодом для связи между музыкантом и Роландо. Сегодня он попался в ловушку, ожидая встретить или Пьеро, или садовника графини Крейг с Андре остались на обед, но Ориелла заранее их предупредила, чтобы они ничего не говорили о неожиданном визите Роландо.
Когда была назначена дата визита в Неаполь к торговцу, Грента с Мервином договорились представиться потенциальными покупателями зеркала. Синьор Раметта сыграет роль еще одного покупателя, интересующегося другим товаром.
Первое зеркало, которое показали Гренте, было овальным, и она покачала головой в знак отказа. Второе находилось в плачевном состоянии, а в третьем, безусловно восьмиугольном, помутнело стекло.
– У вас есть еще? – спросил Мервин, владеющий итальянским лучше Гренты.
Торговец кивнул:
– Есть. Сюда, пожалуйста.
Он провел их в комнату, заставленную мебелью, статуэтками, фарфором и сотней других предметов.
Грента переглянулась с Мервином. Торговец приберегал лучшие товары до последнего. Мервин не скрывал, что он американец, и старый пройдоха решил, что ему можно всучить любой хлам.
– Это – превосходно сохранившееся зеркало, – отодвинув в сторону покрытый гобеленом табурет, начал торговец.
Зеркало было завернуто в материю, и Грента чуть не вскрикнула, когда увидела оригинал грубого рисунка, найденного ею в переписке между Страттоном и торговцем.
– Сколько? – спросила она.
– Семьсот пятьдесят тысяч лир, – быстро ответил торговец.
Грента подняла брови. Страттон заплатил за него всего двести фунтов, а эта цена была втрое больше. Роландо, безусловно, стремился продать вещи по хорошим ценам.
– Что вы думаете? – спросила она Мервина.
– Я бы поторговался, – ответил он. – Цена довольно высока. – И тут же спросил: – Вы согласны на шестьсот тысяч лир?
– Слишком дешево, – помотал головой торговец. – Владелец даже не заикался о такой цене.
Итак, ясно, что торговец – не владелец, а просто продает зеркало, принадлежащее другому.
– Естественно, вы обязаны продать его зеркало за самую выгодную цену, – уклончиво пробормотал Мевин. – Мм… Я подумаю. Шестьсот пятьдесят?
– Семьсот, – огрызнулся торговец.
– Разделим разницу. Шестьсот семьдесят пять?
После долгой паузы торговец кивнул.
Грента облегченно вздохнула.
– У вас есть другие вещи, которые вас попросил продать тот же владелец?
– Разумеется. Большая часть того, что находится в этой комнате, принадлежит синьору… ему. Он будет только рад избавиться от них.
Торговец чуть не раскрыл имя владельца, и Грента пожалела о существовании такого понятия, как профессиональная этика. Она осторожно прошлась среди мебели, зорко высматривая вещи, похожие на те, что числились в описи как недостающие. Несколько бронзовых статуй, в том числе и копия «Танцующего Фавна» из Помпеи; письменный стол, похожий на тот, что стоит в одной из комнат виллы; фарфоровые вазы, которые могли входить в коллекцию…
– Да, здесь много очень интересных экземпляров, – констатировала она. – Мы, наверное, зайдем в другой раз и обязательно посмотрим их.
Внизу торговец выписал официальную расписку о продаже зеркала, и Мервин достал свою чековую книжку.
– Кажется, мы договорились о шестистах семидесяти пяти тысячах лир? – пробормотал он.
– Верно.
– Очень жаль, синьор, что приходится торговаться из-за краденой собственности.
Торговец тревожно вскочил.
– Краденой? Не может быть! Зеркало… мне отдал…
– Ну? – подогнал его Мервин. – Продолжайте! Синьор Камерино?
– Но как?.. Я не понимаю… – Торговец помертвел от страха.
– Это зеркало… и большая часть того, что находится в той комнате наверху, было без разрешения вынесено с виллы Страттонов в Монтори.
– Как вы можете это доказать? – Торговец уже начал отходить от первоначального шока.
Грента вынула копию оригинала расписки о продаже зеркала.
– Вот описание… херувимы… позолоченные завитки, голубая эмаль. Хотите посмотреть рисунок?
– Но это всего лишь один предмет, – возразил торговец.
– Верно, но у нас есть данные и о многих других предметах, – показав торговцу листок бумаги, продолжила Грента.
– Вы можете поинтересоваться у синьора Камерино, как к нему попали эти вещи, – предложил Мервин. – Ответ нам известен: их подарил ему дядя, знаменитый Саймон Харфорд Страттон. Но самое удивительное заключается в том, что с виллы исчезло множество вещей уже после смерти старика!
В разгар дискуссии к ним присоединился синьор Раметта, представившийся адвокатом графини Страттон. Он напомнил торговцу о наказании за продажу краденых товаров.
– Но я не знал…
– Теперь знаете, – огрызнулся адвокат. – Я привез с собой юридический документ, запрещающий вам продавать то, что принадлежит, пусть даже предположительно, синьору Роландо Камерино. Эти товары должны оставаться здесь до моего разрешения.
– А зеркало мы возьмем с собой, вот расписка, подписанная мной и синьором Раметтой, – решил Мервин.
На обратном пути Грента раздумывала, почему не пришел Крейг? Она же сообщила ему дату, время и место, но он не появился.
Стефано Раметта вместе с Мервином и Грентой поехал в Монтори, на виллу Страттонов, где их с нетерпением ждала Ориелла.
– Все удалось? – шепотом спросила она.
– Отчасти, – признался Мервин. – Зеркало мы привезли, но, наверное, совершили оплошность, и теперь Роландо улизнет от нас. Торговец наверняка ему позвонит.
– Нет, нет! Роландо здесь! – ответила Ориелла. – Пришел Крейг и убедил маму позвонить Роландо, пригласить его, чтобы обсудить, как им мирно решить все юридические проблемы. Мама позвонила, и Роландо пришел.
Гренту ошеломило столь дерзкое действие Крейга.
– Значит, вот почему он не приехал в Неаполь!
Через некоторое время все собрались в библиотеке, где обычно работали Мервин с Грентой.
Сначала Роландо возражал против присутствия Гренты, Мервина и Крейга на том основании, что обсуждаться будут чисто семейные проблемы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19