ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На них даже приятно было смотреть, особенно
на молодых женщин. Их одежды говорили о том, что они занимались и
ткачеством, и крашением тканей. А в наряды некоторых женщин были вшиты
чудесные золотые нити, что придавало одежде очень богатый вид.
Кожа их лиц была прекрасного золотистого цвета, абсолютно гладкая.
- Я не видел раньше лучшего цвета лица, чем у этих майя, - сказал
Хэм.
Молодые женщины и некоторые парни помоложе украсили голову прическами
из пышных тропических цветов. У некоторых были красивые перья, грациозно
спадавшие на плечи.
Манку понравились одеяния всех майя, кроме воинов, накрасивших свои
пальцы.
- Похоже, они выбирают самых гадких утят и делают из них бойцов! -
посмеивался он.
А позже Док и его друзья узнали, что именно так и было. Воинами
становились те майя, которые были в какой-то степени ущербными как
физически, так и умственно. У майя не было тюрем. Когда кто-нибудь из них
совершал незначительное преступление, его не наказывали изгнанием или
тюрьмой, а заставляли становиться воином - защитником племени.
Члены воинственной секты отражали нападения врагов и сохраняли
Потерянную долину в неприкосновенности. Многие из них погибали в сражениях
и тем самым несли наказание.
Они были самыми невежественными и суеверными в Потерянной долине, эти
краснопальцые защитники.
Кавалькада шагала по улицам маленького городка.
Джонни, с восторгом прирожденного археолога, продолжал делать все
новые и новые открытия огромной важности и все время отрывался от
компании.
- Поглядите на строения! - задыхался он от изумления. - Они точно
такие же, как в знаменитом, теперь уже разрушенном городе Чичен-Ица и в
других подобных местах. Смотрите, они даже используют сводчатые крыши и
арочные дверные проемы!
Еще одна особенность зданий поразила всех, кроме Дока, так как они, в
отличие от Дока, не знали подробностей о архитектуре майя. Сооружения
изобиловали деревянными скульптурами животных, людей в самых разных
гротескных позах и птиц. Майя украшали такими фигурками каждый дюйм
свободной площади.
Вся группа, наконец, подошла к каменному дому, который был больше
остальных. Он немного возвышался над другими домами благодаря фундаменту,
сложенному из камней.
Гостей пригласили войти, и они предстали перед королем Чааком.
Король майя производил сильное впечатление, и оно было приятным.
Властитель был высокий, крепкий мужчина, чуть-чуть сутулый под тяжестью
лет. Его волосы были белоснежно седыми, а черты лица почти так же
совершенны, как у Дока! Одетый в вечерний костюм, Чаак мог бы в таком виде
сделать честь любому торжественному банкету в Нью-Йорке. На нем был
макстли - широкий пояс красного цвета. Концы пояса свисали в виде фартука
впереди и сзади.
Король расположился в середине большой комнаты. Сзади него стояла
молодая женщина. Она по многим параметрам превосходила всех индейских
девушек, которых Док и его друзья видели до нее. Совершенство черт ее лица
красноречиво говорило о том, что девушка - дочь короля Чаака. Она была
почти такая же высокая, как отец. Утонченная прелесть ее красоты,
казалось, вышла из-под мастерского резца скульптора, сделавшего девушку из
золота.
- Как куколка! - Манк даже рот открыл.
- Хороша! - согласился Ренни, а его обычно суровое лицо просветлело,
что было большой редкостью.
Док тихо, чтобы слышали только эти двое, которым вздумалось громко
обсуждать прелести девушки, сказал:
- Заткнитесь, вы, гориллы! Вы что, не видите, что она понимает
по-английски?
Манк и Ренни быстро посмотрели на девушку - и оба сразу стали
красными, как хорошо сваренная свекла: восхитительная молодая леди из
племени майя действительно слышала их слова и все поняла. Ее лицо
вспыхнуло, девушка была явно смущена.
Док, подойдя к королю Чааку, начал приветствовать правителя.
- Вы можете говорить на своем родном языке, - прервал его король.
Чаак ответил по-английски - на прекрасном английском языке!
На этот раз Док был удивлен. Прошло длинных двадцать секунд, прежде
чем он нашел, что говорить дальше. Взмахом руки он приветствовал все
окружение короля.
- Я совсем ничего не понимаю, - заговорил Док. - Совершенно очевидно,
что вы являетесь потомками древнейшей цивилизации. Вы живете в долине,
практически недоступной для посторонних. Мир даже не знает о вашем
существовании. Вы живете точно так же, как жили ваши предки сотни лет
назад. Тем не менее вы приветствуете меня на отличном английском!
Король Чаак слегка поклонился:
- Я могу объяснить вам, мистер Кларк Сэвидж младший.
Если бы на месте Дока был более слабый человек, его бы хватил удар.
Дока здесь знали!
- Ваш уважаемый отец обучил меня английскому языку, - улыбался король
Чаак. - Я узнал вас, вы его сын. Вы очень похожи на него.
Док медленно кивал головой. Как замечательно узнать, что твой
гениальный отец побывал здесь. Везде, где был Сэвидж старший, у него
оставались друзья среди людей, достойных дружбы. Затем король Чаак перешел
к представлению. Прелестную молодую леди звали Монья. Она была, как
догадались Док и его друзья, принцессой - дочерью короля Чаака.
Правитель приказал выйти короткому свирепому вождю воинов Утреннему
Дуновению. Выходил тот с неохотой, как-то крадучись. В дверях он
задержался и бросил жадный взгляд на принцессу Монью.
Док перехватил этот взгляд и сделал еще один вывод - Утреннее
Дуновение был влюблен в Монью. Но судя по гордо вскинутому лицу принцессы,
она совсем не сохла по вождю воинов.
- Ее нельзя упрекать, я думаю, - шептал Манк Хэму, уверенный, что его
тихий голос никто больше не слышит. - Представь себе, видеть рожу вождя за
завтраком каждое утро!
Хэм посмотрел на Манка - и разразился громким смехом. Лицо Манка было
такое же некрасивое, как и у Утреннего Дуновения, но, правда, более
приятное.
Док Сэвидж задал вопрос, который у него был буквально на кончике
языка:
- Как получилось, что ваш народ живет здесь так, как жили ваши предки
сотни лет назад?
Король Чаак, снисходительно улыбнувшись, отвечал:
- Нам нравится наш образ жизни, мы считаем его идеальным. Правда,
иногда нам приходится отражать нападения завоевателей. Но соседние
воинственные племена, живущие по ту сторону горы, очень хорошо нас
защищают - они наши друзья. А воины с красными пальцами выдворяют только
самых настойчивых и упорных врагов, что происходит один раз в год или даже
в два. Благодаря неприступности нашей долины делать это нетрудно.
- Как долго вы обитаете здесь - то есть когда вы впервые поселились в
этом месте? - спросил Док.
- Сотни лет назад - в те времена, когда испанцы завоевали Мексику, -
объяснял старый майя. - Мои предки, расселившиеся по долине, представляли
собой клан высшей знати майя, членов королевской семьи. Они укрылись здесь
от испанских солдат. С тех пор мы так и живем, вдали от всего остального
мира.
Док, подумав о беспорядках, кровопролитиях и алчности, которые тем
временем заполнили этот остальной мир, не мог не признать, что курс,
выбранный народом майя, имеет свои достоинства. Они, конечно, лишены
многих достижений современной цивилизации, но, видимо, и не чувствуют
отсутствия их.
Почтенный король Чаак неожиданно перебил мысли Дока:
- Я знаю, почему вы здесь, мистер Сэвидж.
- Да?
- Ваш отец послал вас сюда. Мы условились, что по прошествии двадцати
лет вы должны прибыть ко мне. А я должен решить, допустить вас или нет к
золоту, которое для нас в Потерянной долине не имеет никакой цены.
Золотые глаза Дока выражали понимание происходящего. Итак, сейчас он
слышал текст заключительной части того письма, обгоревшее начало которого
он нашел в ограбленном сейфе отца!
Все теперь стало ясно. Его отец открыл потерянную для всего мира
долину с ее необычными обитателями и баснословным запасом золота. Он решил
оставить открытую долину как наследство своему сыну. Старший Сэвидж
оформил документы на владение землей Потерянной долины и заключил какой-то
договор с королем Чааком. Задача состояла в том, чтобы узнать, что это был
за договор!
Док начал расспрашивать:
- Какое соглашение было у моего отца с вами?
- Разве он не сказал вам об этом? - удивился старый майя.
Док опустил голову и, медленно произнося слова, рассказал, что отец
совершенно неожиданно скончался. Властитель майя выдержал почтительную
паузу после печального известия, а затем вернулся к делам о золоте.
- Вы должны обязательно отдать определенную часть золота
правительству Идальго, - сказал он.
- В договоре сказано, - кивнул Док, - что одна пятая передается
правительству Идальго. Это просто замечательно. Президент Идальго Карлос
Ависпа - прекрасный джентльмен!
- Третью часть всего добытого золота необходимо поместить в надежное
место на имя моего народа, - продолжал король Чаак. - Вы должны основать
фонд и проследить за тем, чтобы была назначена порядочная, честная
администрация. Остальные две трети принадлежат вам, но не для личного
процветания, а чтобы тратить эти средства как можно с большей пользой для
других, тем самым продолжая работу, которой посвятил себя ваш отец, -
восстанавливать справедливость, помогать бедным и угнетенным, приносить
пользу людям любым доступным способом.
- Треть вашему народу - не слишком ли малая часть? - спросил Док.
Король Чаак засмеялся:
- Вы будете поражены, узнав, какую сумму эта треть составляет. И
потом скорее всего нам не понадобится золото. Потерянная долина, как вы
понимаете, так и останется такой, как она есть, - неизвестной миру. И
источник золота будет тоже неизвестен для остального мира.
Джонни, вертевший своими очками с лупой на левой стороне, слушал с
большим интересом. Он вмешался в разговор, задав недоуменный вопрос.
- Я обратил внимание на горную породу у вас здесь, - сказал он. - И,
хотя пирамида сделана из высокосортной золотой руды, нет и следа ее в
горной породе вокруг. Если вы рассчитываете отдать нам пирамиду, не
поднимется ли ваш народ защищать ее?
- Пирамида останется неприкосновенной! - голос правителя стал резким
и жестким. - Это наша святыня! Она будет стоять вечно!
- Тогда где же золото?
Король Чаак повернулся к Доку:
- Вам покажут его дней через тридцать или раньше, если я решу, что
настало время. Но до тех пор вы больше ничего не узнаете.
- Почему такое условие? - спросил Док.
В глазах старого майя забегали еле заметные огоньки, когда он
отпарировал:
- А вот этого мне не хочется раскрывать.
На всем протяжении разговора хорошенькая принцесса Монья стояла на
одном и том же месте и почти все время смотрела на Дока - в ее глазах было
удивление и восхищение.
- Я бы хотел, чтобы она так смотрела на меня! - признался Манк Хэму.
Заявление короля Чаака о тридцатидневном моратории на всю последующую
информацию завершило разговор. Он распорядился, чтобы Доку и его парням
был оказан самый лучший прием, и удалился.
Остаток дня Док с друзьями провели, стараясь подружиться с майя. Они
проделывали разные волшебные фокусы, сильно удивлявшие и забавлявшие
простых людей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...