ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она что-то держала - кусочек резного дерева на длинном шнурке.
– Береги силы, - попросил ее Оби-Ван, но она подняла кулон, словно драгоценность.
– Оби-Ван, - еле слышно произнесла она. - В нем… осталось… добро. - Она перевела дыхание. - Я уверена… все еще… есть… - Голос ее прервался, и рука упала. Оби-Ван почувствовал, что жизнь покинула ее.
"Она верила в Энакина до конца", - подумал Оби-Ван, склонив голову. Он не знал, кого оплакивает - Падме, своего погибшего друга или их обоих.
Оборудование медицинской капсулы поддерживало жизнь Дарта Вейдера на всем пути до Корусанта. Медицинские дроиды из Имперского реабилитационного центра на Корусанте, лучшего в Галактике, благодаря сообщению Императора были готовы и ждали пациента. Они тут же приступили к обследованию. Работы впереди много, доложили они. Утраченные конечности можно без труда заменить протезами, но все осложняли ожоги. Нужно принять особые меры против образования рубцов. Хуже того, легкие Дарта Вейдера сгорели, и для того, чтобы дышать, ему потребуется вентиляционная система. И еще…
– Работайте, - бросил Император.
Дроиды согласно покивали и взялись за дело. В ожидании новостей Дарт Сидиус мерил пол шагами. Ведь даже сам Император, сам лорд ситхов, за которым стояли все передовые технологии новой Галактической Империи, едва ли мог ускорить процесс выздоровления.
Медицинский дроид появился не скоро.
– Повелитель, мы сделали все возможное, - доложил дроид. - Он жив.
– Прекрасно, - произнес Дарт Сидиус с чувством, очень похожим на облегчение. - Прекрасно.
Дроиды провели его в операционную. На столе лежала черная фигура. Новые механические протезы скрывались под черными перчатками и сапогами, а покрытое шрамами лицо - под черной блестящей маской.
Стол начал наклоняться, и фигура приняла вертикальное положение. Раздалось сиплое дыхание.
"Да, - подумал Дарт Сидиус. - Его будут бояться. И даже если он не достигнет того могущества, на какое я надеялся, все равно он станет могущественнее кого бы то ни было".
– Лорд Вейдер, - сказал он. - Восстань.
Раздался низкий голос, искаженный установленными внутри шлема динамиками.
– Да, учитель.
Шлем повернулся, словно бы опаленные ослабевшие глаза под ним оглядывали комнату, но на самом деле они приспосабливались к экранам, которые увеличивали и усиливали изображение, чтобы он мог что-то видеть.
– Где Падме? Она в порядке?
"И теперь последний штрих, - подумал Дарт Сидиус. - Эти слова навеки свяжут его с темной стороной. И для этого почти не придется лгать".
– Боюсь, она умерла, - сообщил он, добавив в голос тона нежной печали и упрека. - Вероятно, ты убил ее в приступе гнева.
Вейдер протестующе зарычал. А потом закричал. Подавшись вперед, он рванул ремни, которые привязывали его к столу, и снова раздался крик. Кругом все взрывалось и летало по комнате - детали, дроиды, оборудование, все, что не было закреплено. Дарт Вейдер дал выход горю и отчаянию.
И когда Дарт Вейдер кричал, Дарт Сидиус улыбался. Теперь его ученик действительно принадлежал ему. Навсегда.
Конференц-зал на борту звездолета Бейла Органы выглядел в точности так же, как любой другой конференц-зал, в котором приходилось бывать Оби-Вану. Ему совершенно не хотелось там находиться. Он был не в состоянии принимать судьбоносные решения, касающиеся будущего, и тем более думать о прошлом. Но решать все равно было некому, кроме него, Йоды и Бейла. Вот он и сидел, пытаясь заставить измученный разум придумать, как поступить с телом жены своего лучшего друга и двумя младенцами, которые могли оказаться последней надеждой галактики.
– На Набу ее тело отправьте, - заключил Йода. - Пусть беременной кажется она. Детей в безопасном месте спрятать нужно.
– Там, где их присутствие не почувствуют ситхи, - добавил Оби-Ван.
– Разлучить их придется.
Бейл Органа поднял голову.
– Мы с женой возьмем девочку, - предложил он. - Давно хотели удочерить какую-нибудь малышку. У нас ей будет хорошо.
"Спрячем на видном месте", - подумал Оби-Ван и кивнул.
– А мальчик?
– На Татуин. К семье его отправь. Вспомнив, как суров и жарок татуинский климат, Оби-Ван поежился. Но деваться было некуда. Татуин был захолустной планетой, правившие там преступники-хатты никогда не изъявляли желания присоединиться к Галактической Республике и едва ли решат примкнуть к Империи.
– Я возьму ребенка туда и сам буду за ним приглядывать, - решил Оби-Ван. Он покосился на Йоду, ожидая, что тот его подбодрит, но не дождался. - Мастер Йода, как вы считаете, смогут ли близнецы Энакина повергнуть Дарта Сидиуса?
– Мощна сила в роду Скайуокеров, - ответил Йода. - Надеяться нам остается. - Он перевел глаза на Бейла. - Что ж, решено тогда. Исчезнем, пока время есть.
Бейл кивнул и отправился дать указания пилоту. Оби-Ван тоже поднялся.
– Постой, мастер Кеноби, - сказал Йода.
Оби-Ван обернулся. "Что еще случилось?"
– Во время уединения на Татуине учиться тебе придется.
– Учиться? - Он никогда не слышал об обучении мастеров.
Йода улыбнулся.
– Друг старый к бессмертию путь нашел - учитель твой Квай-Гон Джинн.
– Квай-Гон?! - поразился Оби-Ван. - Но… как?!
– Тайны древнего Ордена уиллов изучил он, - ответил мастер Йода. - Как связаться с ним можно, научу тебя.
– Я смогу с ним поговорить?
Йода кивнул, и Оби-Ван почувствовал, как отпускает старое-старое горе, не утихавшее с того дня, когда погиб его учитель.
– Как стать единым с Силой, научит тебя он. Сознание ты сохранишь, слившись с Силой. А возможно, и физическое тело.
"Какая печальная ирония, что это знание мы обрели сейчас, когда джедаев больше нет", - подумал Оби-Ван. А потом посмотрел на Йоду. Нет, джедаи еще есть. Пока. Он услышал за стеной тоненький писк новорожденного младенца и почти улыбнулся. Еще остается надежда на будущее.
Эпилог
Сенатора Падме Амидалу торжественно похоронили на Набу. Толпы жителей выстроились вдоль улиц, чтобы проводить в последний путь свою бывшую королеву. Падме лежала в украшенном цветами гробу с резным кулоном из дерева джапор на груди - ее возлюбленный Энакин подарил ей этот кулон давным-давно, когда ей было четырнадцать лет, а ему девять, когда война казалась немыслимой, а лорды ситхов - дурным сном.
Оби-Ван и Йода следили за похоронами с борта звездолета Бейла Органы. Подойти ближе они не решились. Император наверняка тоже наблюдал за происходящим на Набу, и джедаи не могли так рисковать.
Вскоре после этого Император вместе со своим новым учеником отбыл в отдаленную область галактики, где начиналось строительство нового супероружия - гигантской космической станции, способной одним лазерным выстрелом уничтожать целые планеты.
После похорон Бейл Органа направил свой корабль на Алдераан. Когда крейсер покинул Набу он выпустил в противоположных направлениях две спасательные капсулы. Одна из них унесла мастера Йоду на негостеприимную и необитаемую болотистую планету Дагоба; другая, с Оби-Ваном Кеноби и вопящим новорожденным мальчиком на борту взяла курс на Татуин. Девочка, как и планировалось, отправилась на Алдераан, - ей предстояло вырасти принцессой, став приемной дочерью Бейла Органы и его супруги, королевы Алдераана. Вместе с ней отправились дроиды Ардва-Дидва и Си-Трипио.
Долетев до Татуина, Оби-Ван продал спасательную капсулу на запчасти. При той криминальной обстановке, которая царила в Мос-Айсли, следы капсулы исчезли в считанные часы. На вырученные кредиты Оби-Ван приобрел верхового эопи и приехал на нем на влагодобывающую ферму, где жил Оуэн Ларе, сводный брат Энакина. Оуэн и его жена Беру согласились вырастить племянника. Оби-Ван не стал рассказывать им ничего, кроме того, что оба родителя ребенка мертвы, и не стал уточнять, как именно погибли Энакин и Падме.
Когда два татуинских солнца склонились к закату, Оби-Ван отправился в пустыню. В сумке у него лежал меч Энакина. Он будет хранить его - до самого конца долгого, одинокого изгнания, хранить как память и как напоминание, до того самого дня, когда передаст его сыну Энакина, Люку Скайуокеру.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20