ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Roland
«Сердце дикарки»: АСТ, Транзиткнига; Москва; 2004
ISBN 5-17-024555-6, ISBN 5-9578-0959-4
Аннотация
Луизиана… Земля изысканных креольских нравов и пылких страстей. Земля, самый воздух которой навевает страстные мечты и жгучие желания…
Здесь – и только здесь – мог лихой, отчаянный Кин Родон встретить богиню, юную и прелестную Алексу Карвер, рожденную для пламенной любви и безумного блаженства.
Ради такой девушки стоит пожертвовать многим.
Ради такой любви не жаль даже поставить на карту собственную жизнь…
Кэрол Финч
Сердце дикарки
Глава 1
Сент-Луис, май 1805 года
Одинокий ястреб кружил над землей и своими острыми глазами наблюдал за молодой женщиной с волосами цвета воронова крыла. Она склонилась над костром, где готовился обед. Алекса Карвер вытерла со лба пот и бросила через плечо встревоженный взгляд: отец давно должен был появиться. Рассеянно схватилась за ручку чайника и тут же, еле слышно чертыхнувшись, затрясла обожженными пальцами.
– Проклятие, – пробормотала она, погружая руку в ведро с водой. Ее взгляд устремился куда-то вдаль, а мысли полетели вместе с ветром. Еще одна неприятность среди прочих, преследовавших ее с тех пор, как их семья покинула дом в долине реки Уобаш. Они торопились застолбить участок земли для фермы на только что открытых территориях к западу от Миссисипи. Когда они пересекали очередной ручей, потерялось колесо повозки; ночью лошади перепугались и убежали – их долго искали; затем жестокий ураган разорил лагерь. Это были не единственные неудачи, но Алексе не хотелось вспоминать их, чтобы не расстраиваться еще больше.
Джастин Карвер, тот отец, которого она знала (родной отец бросил ее мать еще до рождения ребенка), с недавних пор стал беспокойным и мрачным; был недоволен фермой, которую они с матерью Алексы с трудом основали в дикой местности и с не меньшим трудом поддерживали. Ее мать умерла, не пережив тяжелейшей зимы, и Джастину было непросто смириться с этой утратой. Да, слишком много горьких воспоминаний связывало его с долиной Уобаш.
В результате Джастин буквально с корнями вырвал свою дочь Алексу из родной почвы и перевез через Миссисипи во временный передвижной лагерь без всяких удобств. Когда он заявил, что они направляются на запад, девушка попыталась разубедить его, но тщетно. Джастин Карвер был весьма решительным человеком – что-то задумав, шел к своей цели так настойчиво, что даже табун диких мустангов не смог бы остановить его.
В конце концов Алекса смирилась с тем, что вынуждена будет сопровождать отчима и сводного брата. «Что, во имя неба, может предложить молодой незамужней женщине эта дикая местность?» – часто спрашивала она себя, когда тащилась в повозке за своими мужчинами. Судьба ей явно не улыбалась, а хмурилась. Она чувствовала, что ее удел – превратиться в старую деву, жить в глуши и дикости, помогая Джастину избавиться от терзавших его воспоминаний.
Упаковав свои пожитки, Алекса оставила позади все романтические мысли встретить мужчину, который поможет сбыться ее мечтам. Мудрое решение, учитывая то, что с момента расставания с домом ей встречались только суровые жители приграничной полосы да грубые лодочники. Дома, в долине Уобаш, было немало мужчин, и многие из них решались приблизиться к Алексе, но ни один не отвечал ее требованиям. «Может, я слишком разборчива?» – думала она, снова поворачиваясь к огню, чтобы помешать жаркое. Если бы она приняла одно из предложений, то жила бы сейчас спокойно и счастливо.
Нарастающий топот копыт прервал эти невеселые размышления. Алекса подняла глаза и, встречая непрошеных гостей, машинально схватилась за ружье. Разглядев хмурое лицо отца, она отложила оружие в сторону. Очевидно, встреча Джастина с пионером этих мест прошла неудачно. Судя по всему, тот не принял предложения проводить их к плодородным землям, лежащим к западу от Сент-Луиса.
– Что, непредвиденные трудности? – спросила Алекса, глядя, как Джастин слезает с седла.
Отец пробурчал что-то неразборчивое и подошел, чтобы налить чашку кофе.
– Неудивительно, – невозмутимо заметила Алекса. – Тебя предупреждали, что он такой же бесчувственный и неотесанный, как и те дикари, с которыми он знается.
Джастин насмешливо фыркнул.
– И он полностью оправдал эти отзывы. Он даже сказал не «нет», а «нет, черт побери». Родон сколачивает состояние, торгуя с осейджами. И еще перевозит товары вниз по Миссисипи. И вовсе не желает, чтобы кто-то из нас увел у него из-под носа эту золотую жилу. – В тоне его зазвучали горькие нотки, глаза стали задумчивыми.
– Мы обязательно найдем кого-нибудь еще, – заявила Алекса, стараясь казаться веселой и приветливой, и протянула брату чашку кофе. – Родон не единственный, кто путешествовал по территориям Луизианы.
– Последний, у кого хватало смелости шататься в одиночку по этим местам без всяких карт, уехал в прошлом году с экспедицией Льюиса и Кларка, – произнес Расс, бросая на отца осторожный взгляд. Расс не хотел покидать ферму, но он, как и Алекса, покорился воле отца. А тот позволил ему вернуться за молодой девушкой, которую сын оставлял. Расс пошел на компромисс и пообещал помочь отцу построить новый дом и начать обрабатывать землю. А потом он вернется и начнет сам хозяйствовать на ферме вместе с Рейчел. – Никто больше не знает территорию так же хорошо, как Родон. Вдобавок он установил контакты с осейджами, а мы отчаянно нуждаемся в их помощи.
Джастин широкими шагами подошел к повозке, прислонился к ней и долго смотрел на запад.
– Мы должны найти способ убедить Родона провести нас сквозь индейскую территорию. Если у него есть хоть капля порядочности, он не должен нас бросить.
Расс едко засмеялся.
– Не думаю, что у Кина Родона есть хоть капля того, что ты считаешь порядочностью. А если и есть, то похоронена она глубоко внутри, а ты не сумеешь проникнуть сквозь его толстую шкуру.
– Тогда, может, нам будет лучше без него. – Алекса положила щедрую порцию жаркого и предложила его брату.
– У Родона репутация скрытного человека, деньги он делает быстро и с легкостью, но ты этого никогда не скажешь по его виду. – Расс фыркнул, вспомнив скромную хижину и самого Родона, которого они застали в обществе смазливой девчонки. – Но, кажется, есть у него одна слабость – красивые женщины.
Алекса быстро составила свое представление о Кине Родоне. Он казался ей желчным стариком с темными злобными глазками. Тип, виденный ею не раз на торговых постах вдоль реки по мере их продвижения к западу.
– Думаю, именно его предполагаемое богатство прельщает женщин, – сказала она вслух, фыркнув от отвращения. – Судя по вашим рассказам, их привлекает вовсе не его магнетическая внешность.
Этот разговор Расса и Алексы посеял семя сомнения в голове Джастина, и это семя в доли секунды пустило ростки. Губы его изогнулись в кривой ухмылке, и он критически осмотрел дочь.
– Может, болтающаяся перед носом морковка заставит Родона сменить мнение?
Расс и Алекса одновременно нахмурились.
– Морковка? – недоверчиво повторил Расс, подумав, не слишком ли долго старик пробыл на солнце. – Что, черт возьми, ты несешь?
Джастин взял дожидавшееся его жаркое и жестом указал на Алексу.
– Может, нам надо отправить Алексу убедить Родона провести нас до долины реки Осейдж?
Карие глаза Расса потемнели.
– Мы не пошлем Лекс обольщать Родона, – холодно отрезал он. – Использование морковки в качестве обольщения хорошо проходит с ослами и дураками. Родон ни тот ни другой. Я много чего в нем не одобряю, – язвительно добавил Расс, – но он точно не идиот и не тупица. И если мы отправим Лекс прямо ему в лапы, то сомневаюсь, что это приведет к чему-то, кроме…
У Алексы от изумления отвисла челюсть, и она только глаза переводила от отца к брату и обратно. Хоть Джастин был ей и не кровная родня, она никогда не думала, что он сможет использовать ее как наживку. Он любил ее так же, как и собственного сына, разве нет? Она двадцать один год называла его папой и любила как родного. Как же он мог предложить такое?
– Все, что он может сделать, – это сказать «нет», – продолжал настаивать Джастин, прежде чем зачерпнуть полную ложку дымящегося жаркого.
Это бесчувственное отношение отца к Алексе разозлило Расса, который нежно любил младшую сводную сестру и всегда заступался за нее. Он вовсе не собирался позволять отцу использовать девушку в качестве приманки для такой хитрой змеи, как Кин Родон.
– Нет, этот проклятый пионер может сделать существенно больше, чем просто отказаться, – ответил он с нарастающим раздражением. – Родон – распутник и потаскун, он берет женщин для удовольствия, а потом бросает, как только они ему наскучат. Так что послать Лекс в его хижину – это все равно что предложить волку жертвенного ягненка. Не желаю больше ничего слушать об этом идиотском плане!
Джастин с силой стиснул челюсти. Он не ожидал, что сын заговорит с ним полным ненависти голосом.
– Помни лучше свое место, Рассел! – прогремел он. – Я не потерплю от тебя неуважительного тона!
– А я не буду тихо стоять в стороне и смотреть, как ты подставляешь Лекс, чтобы заполучить Родона, – проскрежетал Расс сквозь стиснутые зубы. – Ты всегда обращался с ней как с рабыней, а не как с дочерью. Как будто и не считаешь се своим ребенком! Лекс – молодая привлекательная женщина, а не лошадь, которую можно хлестать кнутом и понукать. Я люблю ее как родную и не потерплю такой несправедливости! Родон может воспользоваться ее невинностью, и ты прекрасно это знаешь.
Джастин поднял руку и наотмашь ударил сына по лицу. Звук прозвучал как щелчок хлыста.
К Алексе вернулся дар речи.
– Папа, я подчинилась твоему желанию отправиться на Запад и последовала за тобой, – начала она, старательно подбирая слова, чтобы задобрить Джастина. – Но, думаю, Расс прав. Я вовсе не уверена, что хочу встречаться с этим Кином Родоном, особенно после того, что вы оба только что рассказали о нем. Может, мы могли бы…
Попытка прибегнуть к дипломатии закончилась провалом. Она подбавила дров в огонь гнева Джастина. Он схватил Алексу за руку и яростно сжал пальцы.
– Видно, ни один из вас так и не научился уважать старших. Очень рад, что Кэтрин не дожила до этого дня. Для нее было бы позором, что ее дети ополчились на отца.
Расс встал между ними. Лицо его было суровым, взгляд – холодным и неумолимым.
– Пытаясь поймать Родона на удочку, мы ничего не достигнем. Я лично сам отказываюсь прятаться за женской юбкой, особенно за Лекс. Никогда себе не прощу, если она попадет в беду.
Это заявление не произвело никакого видимого эффекта на Джастина. Он направил на сына пронзительный взгляд своих карих глаз.
– Лекс пойдет, – размеренно сказал он, старательно подчеркивая каждое слово. – И я не желаю больше выслушивать никаких препирательств по этому поводу.
– Но, папа, я… – попыталась было вмешаться Алекса, но Джастин оборвал ее.
– Довольно, – яростно прошипел он, пресекая все дальнейшие аргументы острым, как лезвие бритвы, тоном. – Я принял тебя в свой дом и дал свое имя, когда родной отец не пожелал иметь ничего общего со своим ребенком. Я дал тебе крышу над головой, кормил и одевал, хотя и видел этого сукина сына – твоего папашу – каждый раз, когда глядел в твои глаза. Ты должна быть преданной и почтительной. Я требую этого! – Джастин резко повернул ее кругом, лицом к ручью. – А теперь отправляйся к воде и приведи себя в порядок, чтобы иметь привлекательный вид для встречи с Родоном.
Он оттолкнул девушку. Алекса уставилась на отца, не веря своим ушам. Как мог он требовать от нее такого? Ему было плевать, что с ней произойдет, только потому, что он намеревался во что бы то ни стало пересечь индейские территории! Джастин не успокоится, пока не начнет новую жизнь и не похоронит терзающие его воспоминания.
Алекса тяжело вздохнула и согласно кивнула, понимая, что дальнейшие споры с ним так же бесполезны, как попытка завести разговор с каменной стеной.
– Очень хорошо. Я постараюсь убедить Родона отправиться с нами в путешествие. Но это единственное, что я сделаю, чтобы помочь тебе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Загрузка...

загрузка...