ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он и так из сил выбивается, в поте лица защищая честных граждан и ловя преступников.— Пожалуй, — произнес дядя Сагамор. — Оттого-то налоги у нас и высоки, что всякий кто ни попадя перекладывает свои заботы на плечи правительства и, чуть что не так, сразу мчит к шерифу. У людей просто нет своей головы на плечах.— Золотые ваши слова, — загорелся доктор Северанс. — Сказано не в бровь, а в глаз. А что, если мы и есть налогоплательщики? Зачем нам устраивать большую шумиху и заставлять шерифа бросить все свои дела и спешить к нам из-за такой мелочи, как несчастный случай с двумя мелкими мошенниками, пытавшимися перестрелять всех кроликов вне охотничьего сезона? Ведь я же застал их на месте преступления. До чего же все-таки приятно сознавать, что сейчас я имею дело с двумя здравомыслящими людьми, с которыми мы одинаково разумно смотрим на вещи.Дядя Сагамор снова сплюнул и вытер губы тыльной стороной ладони.— Ей-богу, сэр, отрадно слышать. Так что же вы предлагаете?— Ну, — сказал доктор Северанс, — мне просто подумалось, что раз уж в этом лесу так много пустой земли, почему бы нам самим не похоронить их где-нибудь в укромном уголке и не позабыть обо всей этой неприятной истории?Дядя Сагамор закивал:— Спору нет, отличная идея. И как это я сам не додумался? — Тут он примолк, еще немножко поразмыслил, и на лице его отразилась легкая неуверенность. — Но, разумеется, это не очень-то легкая работенка — копать и все такое прочее. Уж и не знаю, как мы с Сэмом сумеем выкроить время, ведь нам приходится трудиться по хозяйству чуть ли не целые сутки кряду.— О, я с радостью возмещу вам убытки, — ответил доктор Северанс. — Признаться, я ощущаю некоторую ответственность, ведь это же я первым нашел их. Что скажете о сотне долларов?— Великолепно, — говорит дядя. — Просто здорово.Но вдруг он снова осекся, словно внезапно его осенила какая-то мысль, а потом погрустнел и печально покачал головой:— Ей-богу, это безобразие. Сущее безобразие. Увы, мне показалось было, будто мы нашли выход, но это не так. Ничего не выйдет.— Не выйдет? Почему? — изумился доктор Северанс.— Ну, это уже дело личного свойства, — пояснил дядя Сагамор. — Но, видите ли, эта земля уже довольно давно принадлежит нашей семье. Собственно говоря, здесь похоронены мой дедушка и отец. И я — знаю, звучит это как-то глупо, — но, сказать правду, я боюсь, после меня совесть замучит, что им приходится лежать рядом с такими негодяями, как эти браконьеры, стреляющие кроликов в неурочное время.— Да, вы правы, это, конечно, проблема. — Доктор Северанс тоже приуныл, но вскоре лицо его просветлело. — Но, предположим, что вас начнет мучить совесть. Как вы думаете, во сколько обойдется перевозка ваших родных на настоящее кладбище?— Ну, — протянул дядя, — сдается мне, долларов в пятьсот.— Что ж, весьма может быть, — согласился доктор Северанс, отсчитал несколько банкнотов из бумажника и протянул дяде. — Вот, ровнехонько шестьсот долларов.Я так и сел, когда услышал, какую уйму денег он носил при себе. Казалось, стопка у него в бумажнике ни чуточки не уменьшилась — уж я-то видел. Папа и дядя Сагамор покосились на остаток, а потом друг на друга.— Кажись, вроде бы все уладили. — Дядя повернулся и собрался уходить, но вдруг замер на месте. — Ох ты, чтоб мне лопнуть, сэр, а знаете, что мы напрочь позабыли?Доктор Северанс злобно глянул на него:— Что еще?— Проповедь, — объяснил дядя Сагамор. — Ни один человек, каким бы негодяем он ни был, не заслужил, чтобы его хоронили без заупокойной молитвы. Не можем же мы отправить двух этих заядлых грешников на место их последнего упокоения без священника. Даже и думать тут нечего.— Священника? — возмутился доктор Северанс. — Да откуда же мы, тысяча чертей, раздобудем священника для таких частных похорон?— Да что вы, сэр, — успокоил его дядя. — Это же легче легкого. Похоже, удача нам улыбнулась. Так уж вышло, что мой браток Сэм как раз евангелистский священник, уж он-то сможет прочесть, что положено.— Хммм, — фыркнул доктор. — Вот уж и впрямь повезло. И сколько он возьмет за услуги?— Ну, — говорит дядя, — обычно он берет по сотне за голову.— Кругленькая сумма. — Доктор Северанс снова потянулся к бумажнику.— Но в этом случае, — как ни в чем не бывало продолжил дядя Сагамор, — учитывая, что они умерли во грехе, прямо во время совершения преступления, брату Сэму, верно уж, придется потрудиться на славу, чтобы вызволить их из геенны огненной. А посему, думается мне, по паре сотен за голову как раз и покроют все издержки.Доктор Северанс отсчитал еще денег и вручил их дяде.— Вы, парни, зря тратите время на вашу ферму, — говорит он. — С вашими-то талантами не след ржаветь в такой глуши.— Ах, сэр, как любезно с вашей стороны, — скромно потупился дядя Сагамор и поднялся. — Ну, полагаю, мы с братом Сэмом позаботимся о соблюдении всех формальностей. Желаете присутствовать на церемонии?Доктор Северанс покачал головой:— Мне бы, разумеется, очень хотелось, но, думаю, надо наведаться на шоссе проверить, не оставили ли они где-нибудь поблизости свою машину.Дядя Сагамор кивнул:— Разумная мысль. Хорошо бы отогнать ее в город, чтобы их родственникам было легче ее найти.— Именно это я и хотел, — подтвердил доктор и ушел вверх по тропинке.Папа сидел на бревне, набивая сигарету. Стоило доктору Северансу скрыться из виду, как он повернулся к дяде Сагамору:— Если это те самые охотники на кроликов, которых я видел в городе, то их там было трое.Дядя сложил губы, словно собираясь сплюнуть.— Трое? — присвистнул он.— Думаешь, сказать ему? — спросил папа.— Не стоит совать нос в то, что нас не касается, Сэм, — наставительно произнес дядя Сагамор. — Если он не отыщет машины, то и сам все поймет.— Но, предположим, он найдет машину? — стоял на своем папа.— Все равно это не наше дело, Сэм. Мы ведь не хотим без нужды беспокоить его, а? Человек занят своими делами, зато так исправно платит. А коли его чересчур переполошить, он ведь может даже и уехать. Мы ведь не хотим этого, не правда ли, Сэм?Он перевел взгляд на стопку денег в руке. Папа поглядел туда же, и дядя спрятал ее в карман.— Полагаю, ты прав, — молвил папа. — Не хотелось бы согнать с насиженного места такого отличного клиента из-за какой-то ерунды. Он ведь, судя по виду, вполне способен и сам о себе позаботиться.— Вот именно, — сказал дядя. — Не будем совать нос не в свое дело. Насколько я понимаю, если бы он хотел получить наш совет, он бы сам и спросил. И потом, он же сказал, что эти парни просто охотились на кроликов, так ведь?— Разумеется, — кивнул папа, поднимаясь с бревна. — Ну, думаю, мне пора сходить за парочкой лопат?Дядя Сагамор поморщился:— Ни к чему превращать такое простое дело в тяжелую работу, Сэм. Как стемнеет, пригоним сюда грузовик да и отвезем их к дому старого Хокинса. Там ведь уж добрых пять лет никто не живет, колодец совсем пересох и начал осыпаться.Они двинулись к дому. Стоило им скрыться за деревьями, как я тут же тоже выскользнул из своего укрытия и помчался через лес, чтобы обогнать их и раньше поспеть домой. Я вышел из лесу рядом с трейлером, доктор Севе-ране и мисс Харрингтон как раз садились в машину.Я помахал ей рукой и совсем уже собрался спросить, не хочет ли она все-таки искупаться, но вспомнил про несчастье с охотниками и передумал. Теперь всем было не по себе, вряд ли она захотела бы купаться.Она махнула мне в ответ, но выглядела довольно бледно. Доктор Северанс, против обыкновения, ничего не сказал, лишь рванул машину с места как сумасшедший.Я спустился к дому и через несколько минут, когда появились папа с дядей Сагамором, невинно играл с Зигом Фридом на крыльце.— С мисс Харрингтон все в порядке, — сообщил я им. — Я видел, как она уезжала в машине вместе с доктором Северансом.Папа с дядей Сагамором переглянулись. Папа достал очередную сигарету и прикурил.— Как раз собирался тебе сказать. Нечего столько сшиваться вокруг мисс Харрингтон. Вдруг ее анемия заразна.— Да ладно тебе, па, — говорю я. — Она мне нравится. И потом, она же учит меня плавать.— Ну, ты уж намотай на ус, что я тебе сказал, — отрезал папа и направился с дядей Сагамором за дом.Я поразмыслил обо всем этом и через несколько минут бросился за ними на задний двор, чтобы спросить, что худого в том, чтобы купаться с мисс Харрингтон, ежели она больше не поддерживает меня на воде. Ведь я же не мог заразиться, если не касался ее? Но их там не оказалось. Я пошел в конюшню, но и там их не нашел.Что ж, подумал я, верно, они ушли через лес на кукурузное поле или еще куда. Тут я вспомнил про то самое место с теплой водой, о котором собирался спросить дядю Сагамора, и, спустившись к озеру, разделся и залез в воду. Вот чтоб мне лопнуть! Его тоже не было! Я никак не мог его найти, хотя точно помнил, где оно было, нарочно запоминал. Надо было встать так, чтобы задний конец ковчега дяди Финли и угол крыльца оказались на одной линии, а потом зайти в воду на восемь шагов. Только сейчас там не было ничего особенного, абсолютно такая же вода, как и везде вокруг. Чудеса, да и только! Я гадал об этом все время, пока обсыхал на берегу, да только ничего путного не придумал. Разве что это был такой редкий теплый родник, который то бил, то не бил?Солнце уже садилось, когда я вернулся в дом. Куда бы там ни уходили папа с дядей Сагамором, но и они тоже уже пришли и сидели на кухне. Папа резал колбасу, а дядя Сагамор жарил. Оба они были какие-то притихшие, так что я счел за благо не приставать к ним с вопросами, вот я ничего и не спросил.После ужина папа сказал, что они собираются отвезти корыта на грузовике в лес, хватит с них солнца на несколько дней. А потом, может, завернут в город, и пусть я не жду их, а ложусь спать.Я сидел на крыльце, и мне было как-то неуютно, особенно как подумаешь про этот несчастный случай. Но дядя Финли так громко храпел в задней комнате, что мне стало не так уж и одиноко. * * * Когда я проснулся поутру, солнце сияло вовсю, папа с дядей жарили колбасу на завтрак, и день был самый что ни на есть подходящий для рыбалки. Мы с Зигом Фридом поднялись и побежали к озеру умываться. Возвращаясь на кухню, я услыхал, как дядя Сагамор говорит папе:— Думаю, он все-таки нашел ее и вывез за пределы штата. Я слышал, как он возвращался утром около четырех.Тут они заметили меня, переглянулись, и дядя Сагамор принялся толковать о кожевенном промысле.— Я все никак не пойму, Сэм, — рассуждал он, подкидывая ломтики колбасы в шкварчащий жир. — Нельзя было тщательней следовать инструкциям, чем это делал я. И что же получается? Сплошная каша. Все сгнило. Как ты думаешь, может, мы не сумели создать правильный режим?— Что ж, весьма вероятно, — заметил папа. — А может, дело в воде. Мы ничего не можем сделать, лишь продолжать попытки. Главное — не сдаваться.После завтрака я кликнул Зига Фрида и пошел к трейлеру. Доктора и мисс Харрингтон не было видно, поэтому я отправился на рыбалку. Клевало отлично, и я поймал нескольких окуней. После обеда доктор и мисс Харрингтон снова показались в своих креслах, но она сказала, что сегодня не расположена купаться.Ей снова захотелось поплавать только через три дня, но, когда папа про это узнал, он задал мне трепку.— Я же велел тебе держаться подальше от мисс Харрингтон, — сказал он. — У нее плохое здоровье, и ты можешь подцепить анемию.Лишь дней через десять нам снова удалось поплавать, да и то мне пришлось удирать украдкой. И как раз в тот день словно все черти с цепей посрывались.Но до этого приключилась еще история с шерифовыми подручными, которые подняли шум на всю округу. Глава 9 День начался как всегда. Как раз подошло время снова выставлять шкуры на солнце, поэтому после завтрака папа с дядей Сагамором привезли на грузовике корыта и сгрузили их у самого дома. Все кожи уже давно распались на части, и вонь стояла — хуже некуда. Ветра не было, так что запах обволакивал весь дом и висел стеной, просто ужас. А в корытах все клокотало и бурлило, поверхность затянулась густой зелено-коричневой пеной.У меня аж слезы на глаза выступили, и я поспешил убраться подальше, поглядеть, как дела у дяди Финли. У него опять вышел весь запас досок, поэтому он занимался тем, что отдирал их с одного места и переколачивал на другое — дыры латал, как называл это дядя Сагамор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...