ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Только и всего, ребята. — Он заглянул за кожух мотора и ткнул туда пальцем. — Эй, Сэм, а тебе не кажется, что вот этот оборванный проводок и мог послужить причиной…
— Да чтоб меня громом разразило! — воскликнул папа. — Ну конечно, в этом все и дело. И как это я раньше не заметил? — Он склонился над капотом и запустил руку в мотор. Спустя мгновение он торжествующе выпрямился. — Отлично, сейчас поедем.
Дядя Сагамор снова протер лысину.
— Что ж, мы вам, ребята, крайне признательны за помощь, — облегченно промолвил он. — Думаю, теперь мы поедем своей дорогой.
— Ох, да не спешите вы так, мистер Нунан, — оборвал его Бугер, подмигивая Отису, и оба они заухмылялись.
Отис потянулся к коробке, вытащил из нее один из кувшинов с раствором и поглядел на свет.
— Хмм, — протянул он. — Какой интересный оттенок. Похоже, мистер Нунан добавил к своему дубильному раствору немножко жженого сахара, Бугер. Это придает ему такой зрелый цвет точь-в-точь как у “Старого Дедули”.
Глава 10
Бугер с Отисом стояли с самыми что ни на есть постными рожами, но видно было, что они с трудом удерживаются от смеха. Вскорости Отис не выдержал и прыснул, а за ним и Бугер. И тут их как прорвало, они как начали хохотать, что им пришлось ухватиться друг за друга, чтобы устоять на ногах.
Наконец Бугер смог разогнуться.
— Дубильный раствор! — еле выговорил он и снова сложился пополам от смеха. Они с Отисом буквально попадали на стенку машины, завывая и всхлипывая. Их, верно, было слышно за милю.
Все же через некоторое время им удалось овладеть собой, и Бугер повернулся к Отису:
— Что ж, думаю, пора в дорогу. Оставим эти кувшины, где стоят, чтоб можно было конфисковать заодно и машину. Садись на заднее сиденье и поезжай вместе с ними, а я двину следом.
Папа подскочил как ошпаренный:
— Эй, про что это вы там толкуете? Как это конфисковать машину? Она же моя! Отис вытаращился на него:
— Ну, мистер, вы выбрали не самое подходящее время, чтобы заявлять об этом.
— Послушайте-ка, ребята, — вмешался дядя Сагамор, — вы совершаете огромную ошибку. Говорю же вам, это дубильный раствор, который я собираюсь послать в правительство.
Бугер лишь покачал головой. Он так ослаб, что не мог больше смеяться.
— Расскажи это шерифу, — посоветовал он. — Ох, парни, мне прямо не терпится увидеть его лицо, когда мы приедем. После стольких лет, пока он пытался…
Мне показалось, что их шутка, в чем бы она ни заключалась, зашла слишком далеко. Я никак не мог понять, чего они не верят дяде Сагамору, но кто-то же должен был вправить им мозги.
— Но послушайте, мистер Бугер, — сказал я, — это и вправду дубильный раствор.
Папа с дядей Сагамором в мгновение ока повернулись ко мне.
— Молодец, Билли, — похвалил меня дядя Сагамор. — Может, хоть тебя они послушают. Расскажи им все, как я говорил… То есть я хочу сказать, как ты сам видел, что мы наполняем кувшины прямо из корыт с кожами. Ты же помнишь.
— Ну разумеется, помню.
— Вот видите? — обратился к Бугеру дядя Сагамор. — Мальчик не лжет. Он сам видел, как мы черпали раствор из корыта.
Бугер с Отисом с отвращением поглядели на меня, а потом друг на друга.
— Ну не возмутительно ли? — произнес Отис. — Такой малец, а туда же. Нет, следовало бы забрать его у них.
— Вы ошибаетесь, ребята, — снова сказал дядя Сагамор, но ничего не добился.
Они велели нам залезать в машину, и Отис уселся на заднее сиденье рядом со мной, а Бугер поехал следом в шерифовом драндулете. На сей раз стоило папе завести мотор, и машина как ни в чем не бывало рванула с места.
Когда мы проезжали дом мистера Джимерсона, он опять валялся в тенечке на крыльце, ногами к дороге. Завидев две машины и Отиса у нас на заднем сиденье, он принялся протирать глаза, а потом как вскочит, словно его ужалили, и как завопит:
— Пруди! Пруди! Они таки его застукали! Теперь-то они перестанут давить наших поросят.
И он скрылся за дверью, а мы свернули за поворот.
Папа с дядей Сагамором всю дорогу до города сидели тише воды ниже травы, а как мы приехали, Отис сказал:
— Объезжай вокруг площади и паркуйся прямо перед судом.
Дело шло к полудню, и улица была практически безлюдна. Точнее, это спервоначалу, а буквально через минуту там такая толпа собралась, что только держись. Но когда мы подкатили, на скамейках под деревьями сидело всего несколько человек, а под крышей мирно ворковали голуби, только и всего. Мы остановились у самого бордюра, а позади нас пристроил шерифову машину Бугер.
На ступеньках перед большущей дверью сидел еще один тип, в белой шляпе и с пистолетом. Отис высунул голову из машины и окликнул его:
— Перл, кликни вниз шерифа. У нас для него что-то есть.
Перл подпрыгнул, глаза у него просто на лоб вылезли. Он разинул рот и ошеломленно уставился на дядю Сагамора:
— Вы достали его? Вы.., вы вправду.., его самого?
Отис самодовольно усмехнулся:
— Смею сказать, да. И на этот раз дело — верняк.
Перл повернулся и бросился вверх по лестнице, словно за ним черти гнались.
Отис с Бугером вылезли из машин, ухмыляясь от уха до уха. Сзади по улице кто-то пронесся с воплем:
— Они забрали Сагамора Нунана! Застукали с поличным!
Из дверей суда на улицу посыпал народ и сгрудился вокруг нас. Набежали покупатели из соседних лавчонок. Просто яблоку негде было упасть. Мы с папой и дядей Сагамором тоже собрались вылезти на улицу, но толпа прижала нас обратно к машине.
— Поверить не могу, — произнес кто-то из толпы. — Им никогда не поймать Сагамора Нунана. Он слишком хитер.
— Черта лысого, — возразил второй голос. — Вот он, туточки. Скажешь, нет?
Где-то за спинами вопил какой-то ребенок:
— Папа, посади меня на плечи. Я хочу видеть Сагамора Нунана!
Движение на улице остановилось, народ перегородил мостовую от тротуара до тротуара. Прямо светопреставление какое-то. Все тянули шеи, шумели, галдели и переругивались на все лады:
— Это взаправду он?
— Именно. Вон тот, что похож на пирата.
— Это и есть Сагамор Нунан?
— Ну да, Сагамор Нунан собственной персоной.
— Мне плевать, что они там говорят, им его не подловить.
— Да брось ты. Вот же он.
— Подожди чуть-чуть, это им же еще боком выйдет.
— Я слышал, они нашли перегонный куб и десять тысяч галлонов сусла.
— Они поймали его за перегонкой. Малыш за спинами все канючил:
— Хочу видеть Сагамора Нунана! Хочу видеть Сагамора Нунана!
— Подождите, подождите, — пророчествовал какой-то мужчина из толпы совсем рядом с нами. — Вы еще увидите, как все дело лопнет точно мыльный пузырь. Так всегда бывает.
Я покосился на говорящего. Это был рослый смуглый парень в бейсбольной кепке.
— Хочешь пари? — предложил ему его сосед.
— Десять долларов на то, что он выйдет отсюда на все четыре стороны и они ничего не сумеют ему пришить, — согласился тот, что в бейсболке.
— На этот раз ему несдобровать.
— Плакали твои денежки, — отозвался парень в бейсболке.
— Я тоже поставлю пятерку, — завопил кто-то еще.
— И я.
— И я.
Кругом все начали пихаться и толкаться с новой силой, размахивая деньгами. Толпа все сильнее прижимала нас к машине. Бугер потихоньку пихнул локтем кого-то рядом с собой.
— Поставь против Сагамора все, сколько есть, — заговорщически шепнул он. — На этот раз ему от нас не уйти. Если ставки будут все повышаться, поставь пять сотен от нас с Отисом.
Тот тип кивнул и принялся проталкиваться через толпу. Дядя Сагамор ничего не сказал, потупился себе и стоял как в воду опущенный. Башмаки он снял, чтоб было удобней чесать ногу об ногу, и засунул их через окно в машину. Кругом такой гам стоял, что даже если бы он что-то и сказал, все равно никто не услышал бы.
И тут сквозь толпу, точно пушечное ядро, пронесся какой-то низенький краснолицый толстячок. Это был шериф. Шляпу он нес в руке, свернув ее, точно полотенце.
Он налетел на Бугера с Отисом с таким видом, будто хотел расцеловать их.
— Перл говорит, вы достали его! — восклицал он. — Говорит, вы поймали его с поличным.
— Так оно и есть, — приосанился Бугер, растолкал народ и распахнул дверцу машины. — Глядите!
В мгновение ока они отшвырнули тюк с грязным бельем, раскрыли коробку и выставили на всеобщее обозрение четыре кувшина.
— Слава, слава, слава! — возопил шериф. — Хвала тебе, Господи! — В глазах у него стояли слезы, губы расползались в неудержимой счастливой улыбке, а слова так и лились сплошным потоком:
— Как вам это удалось, парни? Как же вы ухитрились его сцапать? Мы ведь уже десять лет спим и видим Сагамора Нунана на скамье подсудимых. Эй, вы все, осадите назад! Пропустите фотографа. Приведите сюда фотографа! Приведите свидетелей!
И куда еще свидетелей, подумал я. И так вокруг нас собралась толпа человек этак тысячи две. Она запрудила весь бульвар, мостовую и лужайку перед зданием суда.
А шериф все никак не мог успокоиться, он не то плакал, не то смеялся.
— Сфотографируйте эти кувшины прямо в машине, а потом меня с ними позади машины, да только так, чтоб были видны номерные знаки. Ребята, и как только вам это удалось, во имя всего святого? Конечно же, мы конфискуем и машину тоже. Целых два галлона вещественных доказательств. Ой, парни, ой, парни, ой-ой-ой! Уж мы о них позаботимся! У нас они будут в целости и сохранности. Нет, клянусь небом, я помещу их в банк и сам оплачу все издержки. Но как же вам все-таки удалось выследить его?
Бугер с Отисом снова принялись хохотать, наконец Бугер выдавил, вытирая слезы с глаз:
— Он сказал нам, будто это дубильный раствор. Вот те крест, шериф, прямо так и сказал! — Тут его опять начал душить смех, но он все же совладал с собой и продолжил:
— На этот раз он сам себя обдурил. Да вы знаете, какую штуку он выкинул?
Шериф от нетерпения начал припрыгивать на одном месте.
— Нет! — заорал он. — Разумеется, не знаю. Да я вас именно об этом и спрашиваю. Так что же он учудил?
Бугер с Отисом загомонили, перебивая друг у друга:
— Сперва он поджег старый пень на дне лощины, представляете? Чтобы выманить нас туда, а самому тихой сапой проскользнуть и улизнуть от обыска. Но мы-то тоже не лыком шиты, мы враз смекнули, как увидели, что это всего лишь пень, что это он нарочно. Мы поспешили следом, но.., но…
Они снова привалились к машине, всхлипывая от смеха.
— Так что же, черт вас побери? — вскричал шериф.
— Но машина сломалась! — прорыдал Бугер. — Так он и сидел, точно мышь в мышеловке, с двумя галлонами этой дряни прямо посреди бела дня! Вот он и заявил нам, будто это дубильный раствор!
Шериф лишь покачал головой, по щекам его струились слезы.
— Ребята, — тихонько произнес он. — Это самый счастливый день во всей моей жизни. Я его никогда не забуду.
Дядя Сагамор отер пот с лица.
— Шериф, — начал он, — не знаю, к чему такая суматоха, да только коли ваши люди не могут придумать ничего лучшего, чем рыскать вокруг и наезжать на добропорядочных граждан, помаленьку промышляющих кожевенным делом…
Шериф напустился на него, точно задиристый козлик.
— Попридержи-ка язык, Сагамор Нунан, — взревел он, покачивая пальцем перед лицом дяди. — Пытался моих ребят — обхитрить? Не вышло! На этот раз ты здорово влип.
Фотограф щелкнул сперва кувшины в коробке, а потом машину. Народ кругом принялся требовать раздачи денег с пари.
— Вот вам и вещественные доказательства, — говорили они.
— Нет, — отвечали им другие. — Пари не выиграно, покуда мы не увидим своими глазами, как его упекут в кутузку. Это же Сагамор Нунан, дурачье вы этакое. Подождите-ка, сами увидите.
Хотя и они начинали уже помаленьку сдавать позиции. Тот парень в бейсбольной кепке все еще разглагольствовал, но, похоже, на душе у него кошки скребли.
Бугер взял коробку с кувшинами и потащил в здание суда.
— Идем, Сагамор Нунан, — велел шериф, а потом обернулся на папу. — А этот что?
— Он признался, что это его машина, — сообщил Отис.
Шериф испустил вопль восторга:
— Аллилуйя, слава тебе Господи! Два Нунана в одной упряжке. Идемте, ребята.
Похоже, в этой суете обо мне-то все напрочь позабыли. Признаться, я уже начал не на шутку волноваться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...