ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Пытаясь нащупать на затылке край газетного листа, она почему-то вдруг вспомнила о жутком лице, которое глядело на нее прошедшей ночью из постельного белья, и от одного воспоминания чуть было не лишилась чувств, однако ей все-таки удалось ногтем ухватиться за край листа и сорвать его, судорожно хватая ртом воздух.
Пространство у самого пола теперь было свободно от бумаги, а на расстоянии нескольких футов в самом центре вихря Вирджиния разглядела толстые ноги Беверли. Юбка ее вздулась колоколом, одну ногу полностью покрыли листы офисной бумаги для принтера, другая пока была свободна. Вирджиния смотрела на Беверли с пола, и Беверли казалась ей неким колоссом, застывшим с распростертыми громадными дланями и массивными ногами, расставленными, как у борца сумо, глаза ее не отрываясь смотрели на одну движущуюся точку в бумажном урагане. Беверли шевелила только головой, следя за одной ей видимой целью, ветер же нещадно трепал ее кудряшки.
– Вы ее видите? – крикнула Вирджиния.
Внезапно в вихре возникла пауза, и вся бумага повисла в воздухе, тихо шурша. Вирджиния проследила глазами за взглядом Беверли, который был устремлен в какую-то точку как раз над рабочим столом, где, как казалось, и повисла рукопись статьи, подобно чайке над морскими волнами. Беверли ничего не сказала, а присела, развела руки, согнула колени и напрягла икры.
И тут ветер возобновился с новой силой, только уже не в виде спирального вихря, как прежде, а в виде ледяного порыва невиданной силы, стремительно несущегося в открытое жерло камина и оттуда в дымоход, захватив с собой всю бумагу, что находилась в комнате. Вирджиния истошно завопила, Сэм завыл. А Беверли в то же мгновение совершила невиданный прыжок, взлетев всем своим громадным телом в воздух, сквозь вихрь бумаг, и рухнула на деревянный пол со стуком, напоминавшим удар мешка с картошкой, сброшенного с большой высоты, отчего зазвенели все стекла в доме и застонали половицы.
Ветер прекратился. Куски газет, не успевшие долететь до камина, медленно и плавно опустились на пол. Бумага для принтера, которую затянуло в трубу, посыпалась на каминную решетку подобно осенним листьям. Вирджиния сидела на полу, зажав ладонями рот. Беверли лежала на полу лицом вниз, с распростертыми руками. Растрепанные волосы спутанными космами свисали вниз, налицо.
– Беверли? – прошептала Вирджиния.
Беверли повернула голову к Вирджинии, взглянула на нее сквозь черную сетку из спутанных волос и выдохнула:
– Закройте дымоход!
Вирджиния заморгала, затем кое-как встала на четвереньки, сунула руку в темное отверстие трубы и с грохотом захлопнула заслонку. Сажа хлопьями посыпалась ей на руку и на бумагу, кучей упавшую на каминную решетку. Вирджиния повернулась и поползла по бумаге, валяющейся на полу, к Беверли, шепча на ходу ее имя.
Беверли с хриплым стоном перевернулась на спину. Страница рукописи Вирджинии, на которую, как оказалось, рухнула Беверли, приклеилась к переду ее платья. Вирджиния беспомощно размахивала руками над Беверли, не зная, можно ли к ней прикасаться. Бумага все еще падала сверху, словно осадки непонятного происхождения, и Вирджинии приходилось отбиваться от плавно опускающихся страниц. Глядя на потолок, Беверли осторожно, двумя пальцами сняла со своей груди драгоценный лист и протянула его Вирджинии. – Возьмите! – выдохнула Беверли. Она вся покрылась красными пятнами. Вирджиния, продолжая стоять на коленях, дрожащими руками взяла страницу и вернула ее в шкаф, прочно закрыв и заперев на замок дверцу. Затем обернулась к Беверли и увидела, что та, опершись на руки, пытается подняться посреди пола, сплошь покрытого газетами и страницами из книги Вирджинии. Вирджиния наклонилась помочь ей, но Беверли отмахнулась и села, широко расставив ноги. Она никак не могла отдышаться.
Вирджиния снова опустилась на колени рядом с ней.
– Боже мой, Беверли! – Тяжелый комок стоял в ее горле. – С вами все в порядке?
– Десять месяцев в году, – произнесла Беверли, с трудом выговаривая слова, – в этом чертовом штате больше тридцати градусов жары. Никак не возьму в толк, зачем кому-то в Техасе понадобился камин?
9
Беверли предложила Вирджинии остаться и помочь ей убрать в гостиной.
– Нам необходимо… выработать… какой-нибудь план. – Бедняга никак не могла справиться с одышкой.
Но что бы ни говорила Беверли, эта странная женщина и ее еще более странная история вызвали у Вирджинии тяжелое ощущение: вокруг нее сжимались стены собственного дома. С предельной вежливостью и предупредительностью Вирджиния помогла Беверли подняться с пола, вернула ей книгу и сумку, проводила вниз по ступенькам лестницы и по лужайке до машины. Садясь за руль маленькой «хонды», Беверли попыталась сунуть Вирджинии в руки книгу Карсвелла.
– Вам она обязательно пригодится, – настаивала Беверли, тяжело дыша. – А у меня их целая коробка.
– Большое спасибо за визит, – сказала Вирджиния и закрыла дверцу автомобиля.
Беверли включила мотор, с визгом развернулась, вновь подъехала к Вирджинии, высунувшись из окна, выпалила:
– Сегодня ночью вы здесь все равно не заснете. Позвоните мне! – и помчалась прочь.
Вернувшись в дом, оглядывая пол, засыпанный горами бумаги, Вирджиния подумала: а ведь она права, здесь сегодня ночью не заснуть. Она собрала бумаги с пола, свалила на стол, не делая ни малейшей попытки привести их в порядок, затем бросила самую необходимую одежду в большую походную сумку, попросила соседей присмотреть за котом и заперла дом. Выезжая из городка, Вирджиния сделала остановку у банкомата, после чего направилась в сторону Холмистого Края . Она выбрала одно из шоссе, ведущих на запад, и к наступлению темноты была уже в Эль-Пасо. Здесь остановилась перекусить фахитас в «Тако-Кабана» и купить пачку таблеток кофеина в дорожном магазинчике. Ее нервы были напряжены до предела, она ехала всю ночь со скоростью девяносто миль в час и проехала Нью-Мексико и Аризону – наверное, единственный человек на всем шоссе на частном автомобиле. Со всех сторон ее окружали геометрически правильные фигурные огни «дальнобойщиков».
После наступления темноты Вирджинии стало страшно смотреть в зеркала как заднего, так и бокового обзора, как будто она ожидала увидеть в них нечто, что должно было преследовать ее. Наконец где-то посередине ночи, утомленная абсолютно одинаковыми конусами молочно-белого света, в котором виднелось только белесое дорожное покрытие и бесконечный пунктир осевой линии, Вирджиния глянула все-таки в зеркало заднего обзора и не увидела ничего, кроме одинаковых красненьких габаритных огней.
Ну что ж, ничего страшного, подумала она и снова взглянула в зеркало. Через мгновение Вирджиния поняла, что огни горят на ее части трассы и не удаляются, а, наоборот, приближаются. Нога Вирджинии инстинктивно коснулась педали, и стрелка спидометра, дрожа, склонилась к отметке 110. Так она жала на газ, пока немного не успокоилась, и только тогда отпустила педаль. После этого Вирджиния больше не рисковала смотреть в зеркало. Ей было одинаково страшно как смотреть, так и не смотреть в него. Ужас не давал ей сделать ни минутной остановки.
Возник и новый страх: Вирджиния стала бояться, что кончится горючее, и мчащиеся за ней по пятам красные огоньки настигнут ее посреди безлюдной пустыни. На подъезде к границе Калифорнии зарозовел рассвет; она заставила себя взглянуть в зеркало, почти уверенная в том, что увидит что-то жуткое, притаившееся в кузове и приветствующее ее страшной улыбкой, однако увидела лишь восход солнца, ярко окрасивший небо над вершинами гор.
В Лос-Анджелес Вирджиния прибыла к полудню и без труда отыскала место, где жил Мел, друг Чипа. Это был небольшой четырехэтажный жилой дом, расположенный в четырех кварталах от Голливудского шоссе под сенью Гриффит-парка. Дверь квартиры была открыта. Вирджиния стояла перед ней и тупо смотрела, щурясь на ослепительном калифорнийском солнце. Нервы были на пределе от переизбытка кофеина, веки набрякли и отяжелели из-за бессонной ночи. Она постучалась в дверь-ширму. – Войдите, – прозвучал женский голос. Вирджиния шагнула внутрь и обнаружила Чипа и какую-то молоденькую девицу с гладкими темными волосами. Они сидели за завтраком в маленьком уютном уголке в одинаковых махровых банных халатах. Когда вошла Вирджиния, оба мгновенно застыли с поднесенными ко рту рогаликами, намазанными мягким сыром, в одной руке и газетами – в другой. Некоторое время они оставались настолько неподвижными, что Вирджиния даже подумала, а не являются ли и они частью какого-то нового сверхъестественного наваждения. Наверное, время остановилось, и только она продолжает двигаться и жить прежней жизнью. Ей представилась возможность несколько мгновений поразмышлять о том, что друг Чипа Мел мог вполне оказаться и подругой. Непонятно, правда, почему Чип не сказал ей об этом раньше и почему они сидят здесь в купальных халатах в разгар рабочего дня.
– Вирджиния? – воскликнул Чип, едва выговаривая слова, так как рот его был забит рогаликом.
Колесо времени вновь закрутилось.
– Мел? – спросила Вирджиния.
И тут все заговорили одновременно. Чип спросил Вирджинию, не случилось ли чего, Мел спросила Чипа, что она здесь делает, а Вирджиния спросила Мел, не может ли она воспользоваться ее туалетом. В небольшой розовой ванной комнате Вирджиния обнаружила две зубные щетки и рядом с душем шампуни двух типов. По раковине проходило разделение территории: справа стоял пузырек с «Барбасолом» и лежала бритва, слева – «Клиник» и ватные тампоны. Сквозь тонкую дверь ванной она слышала, как Мел и Чип шипят друг на друга:
– Ты должен был ей сказать…
– Я и собирался…
Вирджиния вымыла руки, стараясь не смотреть в зеркало, и вернулась на кухню.
– Я ухожу, – промолвила она после еще одной напряженной паузы.
Чип попытался вылезти из-за стола, но Мел удержала его за край халата.
– И своего пса забирайте с собой! – крикнула Мел, пробегая мимо Чипа к кухонной двери, у которой она остановилась, скрестив на груди руки.
Вирджиния на мгновение замерла.
– Какого пса?
– Ты ведь не привезла с собой Сэма? – с надеждой в голосе спросил Чип, скрывшийся за спиной Мел,
– Что еще за Сэм? – спросила Мел.
– Ты знаешь, – ответил Чип. – Это мой кот.
– О каком псе идет речь? – снова спросила Вирджиния.
Она стояла, прислонившись спиной к стене, и оглядывала маленькую и весьма запущенную комнатку Мел. В ней не было ничего живого, даже ни единого растения, только в углу стоял громадный надувной динозавр.
– Вовсе не кот! – воскликнула Мел. – А большой черный пес. Он вошел в дверь прямо за нею.
– Я должна идти, – сказала Вирджиния, внезапно почувствовав ледяной холод.
Она вышла в освещенный солнцем двор и направилась к своему фургону, не осмеливаясь оглядываться.
Выехав на дорогу, Вирджиния вообще забыла о всяких зеркалах. Всю дорогу назад в Техас голова гудела от ненависти и негодования. Как только солнце у нее за спиной зашло – она находилась как раз в середине Аризоны, – Вирджиния выключила кондиционер, не оглядываясь, просто протянув руку назад, открыла окно кабины и помчалась в ночную пустыню, ощущая на плечах прикосновение прохладного ветра.
Она вернулась в Ламар вечером следующего дня. Подъехав к дому, вымотанная до предела и на страшном взводе, вначале хотела вообще не выходить из фургона и заснуть прямо там за рулем. Но в конце концов все-таки вышла на потрескавшийся асфальт, почувствовала, что почти не может стоять; на ней все еще были солнечные очки, хотя уже давно стемнело. Вирджиния обошла вокруг дома по пожелтевшей от жары лужайке и обнаружила Беверли – та сидела на нижней ступеньке лестницы и в свете фонаря читала дешевое издание Энн Райс. Ее сумка черной бесформенной кучей лежала рядом.
Услышав звук шагов Вирджинии, Беверли подняла глаза от книги и сделала ей знак рукой.
– Секунду, – произнесла она, дочитывая абзац.
Вирджиния остановилась в нескольких шагах от нее, глядя на Беверли сквозь искусственный мрак солнечных очков. Наконец Беверли загнула уголок страницы и закрыла книгу.
– Ну, что я вам говорила? – сказала она, взглянув на Вирджинию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...