ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Вы сможете бежать, но не сможете скрыться.
– Хватит! – провозгласила Вирджиния. Беверли непонимающе глянула на нее.
– Простите?
– Вы меня слышали. – Вирджиния обошла ее и поднялась по ступенькам крыльца. – Катите отсюда! Убирайтесь!
Вирджиния достала связку ключей и начала перебирать их, ища ключ от входной двери. Отыскав, попыталась вставить его в замочную скважину.
– У вас есть только три месяца, Вирджиния.
Беверли достаточно проворно для столь неуклюжей и громоздкой дамы поднялась на ноги.
– Такой срок Карсвелл отвел Джону, – продолжала она. – А это значит, что к третьей неделе ноября вы будете мертвы.
Вирджиния ничего не ответила, мысли ее путались, она плохо соображала от усталости. Она даже сомневалась, что сможет вставить ключ в замочную скважину с первой попытки, а еще больше в том, что у нее хватит сил повернуть его. Голова кружилась как после какой-нибудь позорной пьянки в кабаке.
– Ваш единственный шанс заключается в том, чтобы вернуть ему руны. – Беверли схватила Вирджинию за руку и попыталась повернуть лицом к себе. – И он должен принять их по собственной воле.
Вирджиния вставила ключ и приступила к сложной процедуре открывания двери. Возясь с дверью, она не обращала никакого внимания на руку, что тянула ее сзади, но, как только дверь открылась, Вирджиния, не оглядываясь, заорала:
– Убирайтесь!
– Это наш единственный шанс… – продолжала твердить Беверли.
Вирджиния резко повернулась к ней.
– Я по горло сыта этим дерьмом! – воскликнула она, не без удовольствия отмечая, что ее тон произвел впечатление на Беверли, и та испуганно отступает. – С моей карьерой, очевидно, покончено. Мой дружок предпочел другую. А теперь какой-то там чертов Виктор Карсвелл заставляет меня поверить в вуду…
– Мы имеем дело не с вуду. – Беверли встрепенулась, взяла свою громадную сумку и стала рыться в ней. – Мы имеем дело с колдовством. А это совершенно иная традиция…
– Заткнетесь вы наконец?!
Вирджиния глубоко вдохнула и заставила себя успокоиться.
– Я очень вам сочувствую, – сказала она, – мне жаль вашего мужа, но жизнь есть жизнь. Вернитесь в чертово двадцатое столетие. Я не позволю невзрачному куску дерьма сломать мою жизнь так же, как он сломал вашу. Мне приснился дурной сон, и теперь из-за него я пугаюсь собственной тени. Здесь дело исключительно во внушении и самогипнозе. А вы, – Вирджиния угрожающе повысила голос, чувствуя, что Беверли хочет что-то сказать, – еще больше усугубили ситуацию. Насколько я понимаю, вы на подобных делах уже свихнулись. И откуда мне знать, может, он подослал вас, чтобы довести меня до полного помешательства?
– Тогда ответьте на вопрос, – перебила ее Беверли, решительно скрестив руки на груди. – Часто у вас бывают бури в гостиной?
– Мы живем в Техасе, дорогуша, – резко бросила Вирджиния. – У нас здесь бывает такая погода, что вам и не приснится.
Беверли открыла рот, но, так ничего и не сказав, снова закрыла. Вирджинии трудно было различить выражение ее лица – кроме сгустившейся темноты, мешали еще и солнечные очки, – но, похоже, в Беверли боролись два чувства: разочарование и гнев. Наконец лицо ее приняло каменное выражение, мелкие черты его застыли, словно бетон на куске камня.
– Что это там у вас за спиной? – пробормотала она вдруг.
Вирджиния подскочила – первый пик мозговой активности за несколько часов, – развернулась и глянула в открытую дверь в темную прихожую. Там ничего не было. Она медленно повернулась к Беверли.
– Убирайтесь с моего крыльца! – воскликнула она. – Убирайтесь из моего двора!
– Вы мне все равно позвоните. – Беверли бросала на Вирджинию злобные взгляды из-под черных кудряшек. – Я ваш единственный шанс.
Вирджиния отвернулась, вошла в дом и попыталась закрыть дверь, но Беверли помешала ей, с неожиданной твердостью и силой удержав дверь.
– Возьмите, – сказала она, просовывая в щель книгу Карсвелла. – Не важно, верите вы в это сами или нет, но вы обязаны знать то, во что верит он.
Вирджиния взяла книгу, Беверли убрала руку, и дверь с громким стуком захлопнулась. Вирджиния еще некоторое время стояла у двери и слышала, как Беверли тяжело спускается с крыльца, до нее доносилось одышливое дыхание, когда та шла вниз по холму по направлению к своей машине.
Вирджиния открыла шкаф с бумагами и швырнула туда книгу поверх рукописи статьи, потом закрыла шкаф и заперла его. Бросила ключи на стол и сняла солнечные очки. Рукопись ее книги лежала беспорядочной грудой на столе. Жалюзи на окнах были закрыты. В доме царили тишина, темнота и духота.
– К черту все! – провозгласила Вирджиния и направилась в спальню.
Она чувствовала немыслимую усталость, у нее не хватило сил на то, чтобы раздеться, и уж тем более на мысли о том, во что могут превратиться ночью ее простыни и одеяла. Не расстилая постели, Вирджиния нырнула под покрывало, подобно ныряльщику, сунув под простыни вначале руки. И мгновенно застыла, ибо коснулась какого-то рта с острыми зубами и волосами вокруг. Рот был живой, но явно не принадлежал человеческому существу.
От ужаса у нее перехватило дыхание; Вирджиния выпрыгнула из кровати и присела на корточки у стены, пытаясь нащупать бейсбольную биту.
Одеяло зашевелилось, и что-то задвигалось, стараясь пробраться к ней.
Вирджиния была уже готова выскочить из комнаты, когда краешек одеяла приподнялся, и из-под одеяла выставил свою маленькую голову Сэм. В глазах кота читались ужас и одиночество, он издал тихий жалобный писк. Вирджиния в свою очередь издала похожий звук – нечто среднее между усталым смешком и всхлипом облегчения. Присела на колени рядом с кроватью и почесала голову Сэму, мурлыканье которого напоминало работающую косилку.
– Ах, Сэм, – проговорила она. – Миленький!
10
В течение следующей недели не происходило ничего из ряда вон выходящего: никаких ураганов в гостиной, никакого скачущего по комнатам зловредного белья, никаких ледяных сквозняков посреди техасской жары. Хотя пару раз у Вирджинии возникали совершенно беспричинные страхи, и она проводила ночь на диване, закрыв все окна. Сэм лежал рядом, довольно мурлыча.
Через несколько дней Вирджиния начала задаваться вопросом: не понапридумывала ли она все это? Несомненным была наглая, даже преступная претензия Карсвелла на участие в авторстве ее статьи – подобное примыслить она явно не могла, -однако Вирджиния не могла припомнить никаких других угроз с его стороны, кроме угрозы изъять ее статью из сборника. Как только начнется семестр, она обязательно свяжется с издательством и выяснит, насколько серьезно обстоят дела.
Тем временем Вирджиния вела занятия по подготовке к осеннему семестру. Однажды, в один из последних августовских дней, она пришла в университетский кампус, твердя себе, что не так страшен черт, как его малюют, и одновременно психологически готовясь к возможной случайной встрече с Карсвеллом. Она твердо решила не демонстрировать волнения; собственно, особых причин для волнения у нее и не было.
Похоже, все уехали из городка на уик-энд перед началом учебного года. И Вирджиния скорее всего была единственным человеком во всем университетском здании, за исключением усталой, подрабатывавшей у них на факультете студентки, занимавшейся в деканате разбором почты.
Вирджиния зашла в свой кабинет, закрыла дверь и принялась печатать на компьютере конспекты занятий. Допечатав первый до половины, она встала и открыла дверь. Что-то продолжало волновать ее, даже непонятно было что: то ли необходимость психологически подготовиться к встрече со зловещим Карсвеллом, то ли желание сделать вид, будто ее это совершенно не заботит. В любом случае закрытая дверь почему-то вдруг стала вызывать в ней крайне неприятные ощущения. Но с жалюзи, открытыми навстречу яркому августовскому солнцу, и распахнутой дверью, за которой был виден университетский коридор с ярко горящими флюоресцентными лампами, Вирджиния скоро забыла обо всех своих страхах и увлеченно застучала по клавишам компьютера. Через какое-то время она даже подумала, что с радостью предстала бы Карсвеллу в шортах, сандалиях и майке, такая свободная и счастливая.
Закончив работу, Вирджиния понесла конспекты в деканат для копирования. Студентка, работающая при факультете, сидела сгорбившись над компьютером с банкой «биг-галпа» на коленях и играла в «DOOM». Вирджиния встала за спиной у девушки, откашлялась, но студентка ее явно не услышала из-за оглушительного звука стрельбы и воплей гибнущих пришельцев. Наконец, когда на экране появился здоровенный инопланетянин с копытами и принялся пускать ярко-оранжевые огненные шары, Вирджиния похлопала девицу по напрягшемуся плечу, и та от неожиданности вздрогнула, чуть было не опрокинув свою банку «биг-галпа».
– Боже! – крикнула она. – Никогда так больше не делайте!
– Я только хотела спросить, – сказала Вирджиния, – не могли бы вы распечатать копии с моих материалов?
– Прямо сейчас?
На Вирджинию девушка не смотрела, а пыталась выровнять банку с напитком у себя на коленях и одновременно увернуться от волосатого чудовища, размахивавшего острыми когтями по экрану.
– Да я уже здесь столько накопировала, что меня можно отправлять на очистку организма от токсинов, – добавила девица, с отчаянием в глазах взглянув на Вирджинию через плечо.
– В любое время, когда вам будет удобнее, – сказала Вирджиния.
Она извлекла из ящика свою почту как раз в тот момент, когда в компьютере послышался выстрел и завопило нечто устрашающее и совершенно нечеловеческого вида.
После арктического дыхания университетских кондиционеров сырой и теплый бриз с залива приятно ласкал ей плечи. Переходя центральную площадь университетского кампуса, Вирджиния разбирала почту, выбирая те бумаги, которые можно было положить под одну руку, и те, которые можно было оставить в сумке, чтобы потом выбросить. В самом низу стопки лежало письмо и яркий цветной флаер на голубой бумаге. Она почти сразу же узнала почерк Чипа на конверте и чуть было не упала, зацепившись сандалией за трещину в асфальте.
Вирджиния на мгновение остановилась, рассматривая письмо, а затем сунула его к тем бумагам, которые собиралась выкинуть, и снова зашагала по направлению к углу площади, где ей предстояло пройти под замахнувшейся ножом статуей Джима Боуи.
– Дерьмо! – пробормотала она.
Оказавшись под сенью статуи, Вирджиния несколько замедлила шаг, чтобы выкинуть письмо Чипа и другие ненужные бумаги в стоявшую там урну, и мимоходом взглянула на флаер, который продолжала держать в руке. Половинка листка голубой бумаги была пуста, поэтому она повернула ее другой стороной.
…И застыла на месте. Там, как ей показалось, стояло имя «Джон Харрингтон» и дата. Свет померк у нее перед глазами. В отчаянии Вирджиния подняла голову и глянула на небо поверх нависшей фигуры Джима Боуи. Тот угрожающе взмахивал ножом, словно собираясь пронзить им небеса, на которых посреди совершенно безупречной голубизны Вирджиния увидела одно серое облачко, наплывавшее на солнце. Серая тень скользнула по кампусу, сразу же обесцветив центральную площадь и здания вокруг. А Вирджиния внезапно ощутила сильный холод, от которого все ее тело покрыла гусиная кожа.
– Какая смелая дамочка, – вдруг произнес кто-то.
Вирджиния глянула вниз, и у нее перехватило дыхание – бомж, обожженный безжалостным техасским солнцем, тот самый, с которым она неделю назад перебросилась парой грубых фраз, вышел из-за статуи и улыбнулся ей. Инстинктивно она сделала шаг в сторону, и тотчас чья-то рука – горячая, грубая рука – выхватила у нее голубой флаер.
– Эй! – вскрикнула Вирджиния и обернулась.
Площадь была пуста, и у нее за спиной никого не было. Она снова повернулась лицом к бродяге; сердце неистово колотилось. Она ожидала увидеть перед собой кого угодно, примерно в следующем порядке: нагло ухмыляющегося бомжа, Беверли, злобно взирающую на нее из-под своих кудряшек, Карсвелла, пронзающего ее взглядом сквозь знаменитое пенсне. Но бомж исчез. И вокруг не было вообще ни одной живой души.
Вирджиния попятилась от статуи, короткими нервными пробежками обошла вокруг всю площадь, оглядываясь по сторонам, однако нигде никого не было, ни единой живой души.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...