ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Стивен Браст
Исола


Влад Талтош Ц 9



Стивен Браст
Исола

ПРОЛОГ

Говорят, что в первобытном обществе обычаи отличаются особой сложностью и гораздо легче случайно оскорбить жителя островных королевств Элде или Гринери, сариоли и дженойнов, а также моих соплеменников, выходцев с Востока, чем более цивилизованных драгейриан.
Впрочем, здесь я должен пояснить, что данное мнение неизменно высказывают именно драгейриане. Конечно, можно представить себе драгейрианина, который не станет утверждать, будто Империя есть вершина достижений цивилизации; возможно, вы даже сумеете представить себе, что Император подарит кому-то всю Сокровищницу Империи, (но это только если у вас достаточно развитое воображение.
Впрочем, даже и в Семнадцати Великих Домах Империи придерживаются различных представлений о достойном поведении. Поэтому, если присмотреться повнимательнее, всегда можно обнаружить весьма реальное объяснение какой-то фразы или действия, которые при определенных обстоятельствах считаются вежливыми или грубыми.
В качестве очевидного примера могу привести один из обычаев моего народа: когда подходишь к дому знакомого, следует постучать в дверь кулаком, что среди драгейриан считается признаком плохого воспитания. Я не стану утомлять вас длинными рассуждениями, скажу лишь, что в культуре, пронизанной волшебством и пропитанной паранойей, лучше не прикасаться к дверям чужого дома. В данном случае практичность превратилась в форму вежливости.
Среди джарегов, к Дому которых я принадлежу (и в преступной Организации, на которую работал), считается неприличным приходить на встречу с вышестоящим или равным тебе членом Организации первым, в то время как среди драконов невежливо явиться не первым, если ты кого-то пригласил. Тсеры в отличие от лиорнов не встают, когда приветствуют вновь подошедших к их столу в общественных заведениях или частных домах. Вот только тсер, встретивший лиорна, может, зная обычай лиорнов, – встать, в то время как лиорн… ну, вы меня понимаете.
В общем, все очень сложно.
Как человек с Востока и, во многих отношениях, изгнанник, я имел возможность наблюдать многие из вышеуказанных обычаев, а посему, предположив, что у вас когда-нибудь появится шанс навестить некоторых из этих очаровательных и восхитительных людей (ладно, назовем их неприятными и отвратительными тупицами), я предлагаю на ваш суд небольшой трактат о манерах в Драгейрианской Империи. Надеюсь, вы найдете его полезным. Ну а если я допустил какую-то ошибку и вы непреднамеренно нарушите этикет, пожалуйста, не говорите мне об этом; у меня и своих проблем хватает.

ГЛАВА 1. ПРИСПОСОБЛЕНИЕ К ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ

Только из-за того, что кто-то действительно хочет до вас добраться, еще не следует, что вы параноик. А если за вами гоняются достаточно долго, паранойя становится рефлексом.
Интересная штука рефлексы: если обратить на них внимание, можно узнать о себе интересные вещи. Вот почему я стараюсь этого не делать. Но иногда у меня ничего не получается. Позвольте выбрать случайный пример.
Я проснулся практически мгновенно, но продолжал лежать неподвижно. Прежде чем потянуться к оружию или уйти в сторону от возможной атаки или даже просто открыть глаза, я вошел в псионический контакт со своим верным другом.
– Что происходит, Лойош?
В данный момент я знал только одно: что-то меня разбудило. Я не помнил, где нахожусь, хотя один кусок земли мало чем отличается от другого. Я уже успел забыть, когда спал у себя дома.
У меня появилось подозрение, что у нас проблемы, когда Лойош не стал острить. Более того, возникла небольшая пауза, прежде чем он ответил:
– Нас разыскали, босс.
– Ну, – констатировал я . – Мне это не нравится.
Я уже давно понял – если делать перед Лойошом вид, будто совершенно спокоен, то легче сохранять присутствие духа. Лойош делает свою часть работы и не слишком жалуется. Между тем, действуя совершенно бессознательно, я уже держал в руке тонкий, длинный стилет. Снова рефлексы.
Я продолжал сохранять неподвижность, рассчитывая, что Лойош успеет сказать, когда и если мне будет необходимо предпринять решительные действия. Я ждал и размышлял об обстоятельствах, в которых оказался – в частности, об остром камушке, который вонзился мне в спину между лопаток. Я лежал на толстой шкуре дарра, а сверху накрылся тонким одеялом из меха креоты.
– Разбойники, Лойош?
– Разбойники нападают большими группами, босс. К тебе приближается кто-то один.
– Скорее всего джарег.
– Или еще кто-нибудь.
Я услышал, как пошевелилась Ротса, но Лойош псионически приказал ей сидеть тихо. На всякий случай, если нам не довелось встречаться раньше, сообщу, что Ротса – подруга Лойоша.
– Подходит ближе, босс.
– У меня уже есть цель?
– Нет.
– Какие будут предложения?
– Никаких. Но я ни о чем не тревожусь, босс. Уверен, что ты придумаешь какой-нибудь план.
Как известно, рептилии существа холоднокровные; чувство юмора у них соответствующее. И это несмотря на то, что меня преследует безжалостное криминальное сообщество Дома Джарега, которое хочет ни больше ни меньше как уничтожить мою душу – вероятно, самую тяжелую мою ношу.
– Ладно, – продолжал я, не обращая внимания на его последнюю фразу. – Постарайся незаметно облететь территорию. Как только увидишь …
Меня прервало нарочитое покашливание, затем раздался вежливый голос:
– Прошу прощения за то, что потревожила ваш сон в такой ранний час, лорд Талтош, но я уверена, что вы уже проснулись. Боюсь, если я подойду поближе, вы можете сделать нечто, о чем я буду жалеть.
Я сел, приготовив нож для броска.
– Вы не можете быть той, кому, по моим представлениям, должен принадлежать ваш голос, – заявил я.
– Однако вы не ошиблись.
– Лгать невежливо.
Она рассмеялась.
– Как и обвинять друзей во лжи.
– Вы не можете…
– Это она, босс .
– Ну, – проговорил я после долгой паузы, – пусть меня освежуют, как норска .
– Весьма возможно, так и произойдет , – заметил Лойош, – только это сделает не она.
Я услышал, как она подошла немного ближе; наверное, Лойош уже мог ее разглядеть, но я не обладаю таким острым ночным зрением.
– Не расстраивайся, босс. Не всем дано хорошее зрение.
– Зато оба моих глаза смотрят вперед, любитель падали.
– Вы не возражаете, если я зажгу свет? – спросил я.
– Прошу вас.
Я медленно поднялся на ноги, убрал нож и нашел свечу. Когда мне удалось ее зажечь, я поднял свечу над головой. К счастью, ветра практически не было. Теперь я мог разглядеть стоящую передо мной женщину. Она была очень красива и казалась здесь чужой. Как только стало светло, она присела в реверансе, а я в ответ поклонился.
– Лорд Талтош, – сказала она.
– Леди Телдра, – ответил я. – Добро пожаловать в наши дикие края.
Она огляделась:
– Да уж. Ну, не знаю, с чего мне следует начать. Или лучше подождать до утра?
– Если у вас настолько срочное ко мне дело, что вы разыскали меня в поле посреди ночи, разве оно может ждать до утра?
– Может, лорд Талтош. Я хотела найти вас до того, как вы покинете это место, чтобы не усложнять поиски. Хочу еще раз попросить извинения за то, что потревожила вас.
– Все в порядке. Вы захватили с собой одеяла?
– Мне…
– Я знаю, как вам трудно, леди Телдра, да и мне самому ужасно хочется узнать, что вас сюда привело, но нам обоим будет лучше, если вы позволите мне взять инициативу на себя. Пожалуйста.
– Я не против.
– Так вы захватили с собой одеяла?
– Нет.
– За вами кто-нибудь следил?
– Нет.
– А вы, прошу меня простить, уверены?
– Да.
Я внимательно посмотрел на леди Телдру и понял, что она чем-то обеспокоена. Причем настолько сильно, что не может этого скрыть. Более того, она даже позволила себе разбудить меня среди ночи. Что еще удивительнее, чем ее неожиданное появление между Эппертауном и Риджем.
Удивительно.
Познакомившись с исолой, такой, как леди Телдра, настолько привыкаешь к изяществу, элегантности и прекрасным манерам ее Дома, что забываешь о его другой стороне.
Исола – красивая белая птица. Обычно их можно увидеть рано утром или поздно вечером, когда они стоят в изысканных позах на болотах или речном мелководье. Эти существа держатся так, словно их единственное предназначение в жизни – выглядеть грациозными и прелестными. А потом исола делает неуловимое движение – и в следующее мгновение уже держит рыбу в клюве, но вам не удается заметить, как и когда она нанесла удар. А еще через несколько секунд рыба исчезает – исола моментально проглатывает ее и снова замирает на месте, словно произведение искусства великого мастера.
Леди Телдра была изящной и прелестной. Я чувствовал себя невзрачным и неуклюжим. С другой стороны, теперь, когда адреналин больше не бурлил в крови, на меня навалилась усталость.
– Давайте поспим, – предложил я. – Вы можете воспользоваться моими мехами, если только не станете…
– Милорд…
– Я пошутил. Забирайтесь сюда.
Я задул свечу. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз засыпал, чувствуя тепло человеческого тела, – на меня накатили воспоминания, которые я пытался прогнать, и даже то, что леди Телдра не человек, мало помогало. Да, когда-то я каждую ночь спал с любимой женщиной и, что еще приятнее, просыпался рядом с ней. Те дни давно миновали, и их уже не вернуть, а если я буду о них думать, то не смогу оставаться в состоянии постоянной боевой готовности, что быстро приведет меня к гибели.
Я очень долго не мог заснуть, а проснулся с рассветом, когда леди Телдра уже успела встать и развести костер.
– У вас есть клява? – спросила она, увидев, что я открыл глаза.
– Нет даже кофе, – ответил я. – Но до ближайшего города всего несколько миль.
– Неужели? В таком случае почему вы не остановились в гостинице?
– Лойош эффективнее работает на открытой местности, а в последнее время я больше думаю о том, как уцелеть, чем о комфорте.
– Мне очень жаль, – сказала она, как мне показалось, искренне.
Впрочем, леди Телдра исола, а значит, у вас всегда должно создаваться впечатление, что она держится с вами открыто и искренне. В утреннем свете я увидел, что она одета в белое и зеленое, и ее платье гораздо меньше подходит для жизни на открытой местности, чем в Черном Замке, доме лорда Маролана, где леди Телдра всегда встречает вас, подает вино и всякий раз рада видеть нового гостя. Пожалуй, впервые за долгие годы нашего знакомства я вдруг задал себе вопрос: а какие еще обязанности она исполняет в доме Маролана?
Леди Телдра вопросительно посмотрела на меня, а потом протянула руку. Я кивнул, Лойош подлетел к ней и осторожно опустился на ее запястье. Леди Телдра напрягла руку и согнула ее в локте: она явно знала, как следует обращаться с джарегом, хотя я никогда не видел, чтобы Лойош входил с ней в контакт. Однако я не удивился.
– Рада тебя видеть, – сказала леди Телдра моему спутнику.
Он грациозно поклонился.
– У меня такое впечатление, – заметила леди Телдра, – что он меня дразнит.
Я услышал, как Лойош псионически хихикает.
Он повернулся, взлетел и устроился на моем правом плече. Ротса, уже занявшая свое место на левом плече, завозилась и принялась вертеть головой в разные стороны, она часто так себя ведет по утрам. Наверное, это что-то значит. Есть немало любопытных граней в характере дикого джарега – ядовитой рептилии, мусорщика джунглей, – но я упрямо отказываюсь их изучать. Наверное, Телдра многое знает о диких исолах.
– Могу спорить, что вы хорошо знаете повадки диких исол, – заявил я.
– Да, кое-что мне о них известно, – не стала спорить Телдра. – Но подозреваю, что сейчас вас интересует совсем другое.
– Верно, сейчас меня гораздо больше интересует завтрак. В моей сумке есть хлеб, сыр и остатки сушеного кабана, а также ветчина и вяленое мясо. Угощайтесь, а я пока приведу себя в порядок. В сотне футах отсюда, за холмом, ручей.
– Спасибо, милорд. Я уже успела его найти.
Я направился к ручью, чтобы совершить утренний туалет, и вернулся с фляжкой воды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...