ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Нет, в данный момент что-то не хочется.
– Постарайся запомнить сегодняшний день.
– О, заткнись.
Маролан и Алира сделали по шагу в сторону дженойнов; Телдра продолжала говорить.
Огромные уродливые существа стояли на своих местах, словно не замечая присутствия Великого Оружия, не говоря уже о посохе волшебника и хладнокровном, искусном убийце с Востока, который храбро прятался за спинами дракон-лордов.
– Тебе ничего не напоминают глаза этих тварей, босс?
– Да, Лойош. Рыбьи глаза. Это важно?
– Скорее всего нет.
Со своего места я не видел лица Маролана, но Алира стояла ко мне вполоборота: ее глаза сверкали, а губы изогнулись в усмешке. Я не сомневался, что Маролан нахмурился. У него это хорошо получается. Алира ухмылялась, Маролан хмурился, а я презрительно усмехался. Ну, теперь вы все себе представили.
Они приближались к дженойнам, и я неожиданно вспомнил о кинжале Морганти, висевшем у меня на поясе. Значит, я могу к ним присоединиться. Конечно, кинжал Морганти еще не Великое Оружие, но это очень хорошее оружие. Я тоже способен внести свой вклад в общее дело. Или спрятаться в самом дальнем углу.
– Хороший план, босс. Давай его осуществим.
– Продано, – сказал я ему.
Мне наконец удалось подняться на ноги и сделать шаг назад. Потом я остановился, вытащил кинжал Морганти и встал рядом с Мароланом.
– Босс…
Такое случалось со мной и раньше – броситься в самое пекло, когда я точно знаю, что мне не стоит туда соваться, и я всякий раз не понимаю, почему так себя веду. Проклятье! Кинжал Морганти жил собственной жизнью у меня в руке. Да, клинок действительно был тускло-серого цвета. Да, в нем имелся желобок для стока крови. Узкое, легкое лезвие длиной около восемнадцати дюймов, его рукоять удобно лежала в моей ладони. Клинок оказался совсем не таким тяжелым, как я ожидал. Он был голоден и – тут я опять не ошибся – очень силен; я чувствовал это и ненавидел кинжал.
И еще он меня пугал. Дженойны дали мне оружие, которое я собирался использовать против них. Что они подумают? Может быть, они хотели именно этого? Способен ли я причинить им вред? Если верить Вирре, то нет. Впрочем, у меня все равно нет выбора.
Дженойн сделал шаг вперед и поднял руку; у меня в животе появилось отвратительное ощущение, которое обычно сопровождает уверенность, что сражения уже не избежать. Возможности и вероятности исчезли, надежды отлетели, осталась одна узкая дорога – почти то же самое, что ни одной, – я никогда не понимал арифметики.
Ну, ладно. Маролан способен сражаться одновременно мечом и посохом; чем я хуже? В следующее мгновение Разрушитель Чар скользнул в мою левую ладонь.
– Скажи им, – сказал Маролан, продолжая вращать посох, – что, если они не отпустят нас прямо сейчас, мы их уничтожим.
– Милорд, именно это я ей и говорю, – ответила Телдра. – Лишь немного в другой формулировке.
– И?..
– Она рассматривает варианты.
– Как рационально, – проворчала Алира.
– Алира сказала это с иронией? Или хотела их оскорбить?
– Боюсь, что мы никогда не узнаем ответа на твой вопрос, Лойош .
– Влад, – промолвил Маролан, – я чувствую врата. Ты готов к переходу?
– Конечно, – ответил я. – Только не понимаю, что мы пытаемся сделать – спастись или прикончить это существо?
Существо, о котором мы говорили, продолжало смотреть на нас; у меня сложилось впечатление, что оно готово действовать и происходящее его не слишком тревожит.
– Убьем его, – заявила Алира, а Маролан одновременно сказал:
– Если нам удастся уйти без потерь, мы уйдем.
– Я с тобой, Маролан. Алира презрительно фыркнула.
Затем события стали происходить слишком быстро для моего восприятия – иногда так бывает. Не могу сказать, кто атаковал первым или какую форму приняла атака. И был ли ответ дженойнов физическим, магическим или тем и другим вместе. Могу сказать лишь, что неожиданно все начали двигаться, замелькали клинки, конечности и заклинания. Я пытался найти удобный момент для атаки при помощи кинжала Морганти, одновременно стараясь держать Разрушитель Чар между собой и любой возможной опасностью – теперь мне известно, что в обоих случаях я потерпел неудачу.
Я не знаю, что успели сделать Маролан, Алира и Телдра, но мое участие оказалось милосердно коротким – через несколько секунд я потерял сознание. И если я не ведал, в каком они оказались положении, когда все закончилось, то свое состояние смог легко оценить, как только пришел в себя: я был прикован к стене на том самом месте, где совсем недавно находилась Алира. Рядом лежала потерявшая сознание Телдра, струйка крови вытекала из уголка ее изящного рта.
Что ж, Маролан и Алира свободны в обмен на сенешаля-исолу и бывшего убийцу с Востока. Чистый обмен два на два. Интересно, кто от него выиграл? Не приходилось сомневаться, что не я.

ГЛАВА 7. ПРОСЬБА О ПОМОЩИ И ЕЕ ПОЛУЧЕНИЕ

– Сумеешь привести ее в чувство, босс?
– Не знаю, Лойош. А у тебя есть причины считать, что мне следует поторопиться?
– Ну… я еще вернусь к этому вопросу. А ты сможешь разбить свои кандалы тем же способом?
Я их взвесил… они оказались совсем не такими тяжелыми.
– Не люблю повторять один и тот же трюк, – ответил я. – Но сейчас готов сделать исключение.
– Как благородно с твоей стороны, босс.
– Но, если ты не возражаешь, я намерен подождать; боюсь, что в данный момент я не справлюсь и с заклинанием сна.
Чтобы не терять времени, я произвел проверку и с удивлением обнаружил, что дженойны оставили при мне все оружие. Почему они так поступили? Клинок Морганти лежал на полу, на том самом месте, где выпал из моей руки; они не взяли даже его. Почему они захватили меня, но оставили оружие? Им не следовало так поступать. Может, подарить им список правил?
Рядом пошевелилась Телдра.
– Доброе утро, – сказал я ей.
Она зажмурила глаза, не открывая их, а потом еще раз. Я ждал.
– Ты знаешь, что это существо со мной сделало, Лойош? Почему я потерял сознание?
– Нет, босс. Все произошло слишком быстро. Я даже не успел посмотреть в твою сторону – ты просто упал, и все.
Я снова взглянул на Телдру; она пыталась прийти в себя, однако процесс требовал времени.
– Ладно, постараемся в будущем по достоинству оценивать дженойнов.
– Давай, босс.
Я откинул голову назад и собрался сделать глубокий вдох, но вовремя остановился. Плохо, когда нельзя сделать глубокий вдох – придется найти другой способ расслабиться.
Я почувствовал, что мой насмешливый приятель ухмыляется.
– Ты мне совсем не помогаешь, – проворчал я.
– Что произошло? – спросила Телдра.
– Прежде всего, – ответил я, – мир создан из зерен хаоса, проросших из слез великана… Нет, боюсь, вы не сумеете по достоинству оценить мое остроумие. Я не знаю, что произошло, Телдра. Мы оказались на месте Маролана и Алиры, но я пришел к выводу, что нашим друзьям удалось убежать. Однако я не уверен; возможно, дело обстоит иначе. Надеюсь, они успели убежать. Понятия не имею. Эти ублюдки оказались крепкими орешками.
Она рассмеялась.
– Маролан и Алира или дженойны?
– И те и другие.
Телдра кивнула.
– Как вы себя чувствуете? – спросил я.
Она посмотрела на меня. И я узнал этот взгляд; я не раз бывал на месте Телдры.
– Извините, – вздохнул я, – глупый вопрос. Она одарила меня улыбкой леди Телдры.
– Похоже, с ней все в порядке, босс .
– Наверное .
Телдра собралась что-то сказать, но я закрыл глаза и прислонился к стене, и она промолчала. Стена неожиданно оказалась гладкой. Я расслабился и стал готовиться к заклинанию.
Через несколько минут Телдра спросила:
– Вы собираетесь что-то сделать, не так ли?
– Со временем.
– Могу я вам помочь?
Я открыл глаза и посмотрел на нее.
– Вы когда-нибудь занимались колдовством?
Она покачала головой.
– Тогда боюсь, что нет. – Я закрыл глаза и пробормотал: – Трагиа.
– Легалабб, – согласилась Телдра.
– Вы говорите на фенарианском? – удивился я.
– Ну да, – ответила Телдра. Почему я удивился?
– Сколькими языками вы владеете, Телдра?
– Несколькими. А вы, Влад? Я покачал головой.
– Как следует – ни одним. Немного знаком с фенарианским. Знаю еще парочку восточных языков, хотя ни на одном из них не могу думать – всякий раз мне приходится делать перевод.
– Понятно.
– А как вы научились думать на других языках?
– Хм-м. Тут не все так однозначно, Влад. Вы утверждаете, будто не думаете на фенарианском, но что вы ответите, если я спрошу: кёсзёнёмЧ
– Сзивесен.
– Ну?
– Что «ну»?
– Почему вы так ответили?
– Вы сказали: «спасибо» – я ответил: «пожалуйста».
– Вы сделали перевод или ответили автоматически?
– Ага, теперь я понял. – Я обдумал слова Телдры. – Да, вы правы. Это произошло автоматически.
– Вот так и начинаешь думать на чужом языке.
– Как в тех случаях, когда я делаю какое-нибудь замечание, а ты отвечаешь…
– Заткнись, Лойош .
– Хорошо, вы привели отличный пример. Если я и овладел основами, настоящее знание приходит очень медленно.
– Навыки появятся, если вы будете продолжать говорить на новом языке. Все начинается с механических ответов, вроде «спасибо» и «пожалуйста».
– Элементарная вежливость, – задумчиво проговорил я. – Наверное, во всех языках есть стандартные ответы на следующие слова: «привет», «как поживаете» и тому подобное…
– Конечно, есть, – заверила меня Телдра.
– Вы уверены?
– Языки, в которых отсутствуют элементарные формы вежливости, быстро исчезают. Потому что…
– Да, понимаю.
Некоторое время я размышлял над запутанными лингвистическими вопросами.
А потом вернулся к осмыслению стоящей передо мной задачи.
– Скажите, Телдра, можно считать колдовство языком?
– Хм-м. Наверное, можно. Мне известно наверняка, что волшебство – это язык.
– Однако в колдовстве нет элементарных форм вежливости.
Телдра рассмеялась.
– Хорошо. Если мы ведем счет, то вы только что заработали очко. Значит, если мы будем считать колдовство языком, не имеющим элементарных форм вежливости… – Она нахмурилась. – Однако можно… Нет, притянуто за уши.
Мне не хотелось пускаться в философские дискуссии, поэтому я спросил:
– Кстати, а как вы познакомились с Мароланом? Если, конечно, вы не против…
– Мы познакомились на Востоке, – ответила Телдра. – Во время Междуцарствия, в деревне, название которой переводится как «черная часовня». Еще до того, как Маролан узнал, кто он такой, и…
– До того, как он узнал, кто он такой?
– До того, как Маролан узнал, что он человек.
Я прикрыл на несколько мгновений глаза.
– Боюсь, я вас не понимаю.
– Я только сейчас поняла, что вы ничего не знаете, – призналась Телдра. – Конечно, здесь нет никакого секрета.
– Вот и хорошо.
– Детство лорда Маролана прошло на Востоке, за его наследными землями, примерно в те времена, когда произошла Катастрофа Адрона. Его родители погибли, и Маролана вырастили люди Востока. В детстве лорд Маролан считал, что он очень высокий человек с Востока.
– Вы шутите!
– Нет, милорд.
– Будь я… Неужели? Он считал себя человеком. То есть человеком с Востока?
Она кивнула.
– Поразительно.
– Да.
– Очень высокий человек с Востока, – задумчиво повторил я. – И как же он узнал правду?
– Ее невозможно скрывать вечно, – ответила Телдра. – Так или иначе, я находилась в то время на Востоке, и мне было примерно столько же лет. Мы встретились в тот момент, когда Маролан заключил договор с Виррой, и мне удалось ему помочь. Позднее я принимала участие в создании Круга Колдунов.
Я кивнул. Мне было известно о существовании Круга – они занимали Восточную башню, однако мне не случалось там бывать, и я до сих пор не имею ни малейшего понятия о том, какие задачи решает Круг Колдунов. Впрочем, узнать о Маролане все мне не дано никогда.
Я покачал головой, пытаясь привыкнуть к мысли, что Маролана воспитывали как человека Востока.
– А где именно на Востоке он жил?
– Там есть – точнее, было – несколько маленьких королевств возле озера Нивапэр, к югу от Крючковатых гор.
– Да, знаю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...